Navigation

Skiplink navigation

Швейцария и ее колонисты

Другая колонизация: швейцарцы в Северном Причерноморье

Маршрут следования первых переселенцев из кантона Во в Шабо на карте, с экспозиции в Центре культуры вина, автор фото – Эмануэль Ландольт, г. Лозанна. Andrew Naidek

История швейцарских переселенцев в регионе Причерноморья — это малоизвестная страница истории «5-й Швейцарии» на территории Украины.

Этот контент был опубликован 30 октября 2020 года - 10:39

В 19-м веке Швейцария была типичной эмиграционной страной. Люди уезжали за рубеж по разным причинам. Большинство старалось вырваться из бедности. Другие бежали от преследований за веру. Всего в период с 1850 по 1914 год из Швейцарии эмигрировали около 400 000 швейцарцев. Большинство из них были фермерами, в частности виноградарями. 

Не имея возможности вести свое хозяйство, они, с другой стороны, не хотели становиться заводским пролетариатом. Выход оставался один: эмиграция. Швейцарские колонии, основанные переселенцами, возникали как в Южной Америке, так и в Восточной Европе, например на территории современной Украины. 

Швейцарцы за рубежом служили наемниками в иностранных армиях, разводили виноград, как, например, это происходило на территории причерноморской колонии Шабо недалеко от Одессы, и даже изобретали новые сорта сыра. 

Сорт «Тильзитер», например, обязан своим названием восточно-прусскому городу Тильзит (сегодня город Советск Калининградской области Российской Федерации), куда в 19-м веке во многом случайно занесло одного швейцарского фермера. Положительное сальдо миграции, то есть ситуация, когда приток иммигрантов превосходит отток эмигрантов, возникло в Швейцарии только в 1890 году. 

В 1914 году, то есть на момент начала Первой мировой войны, в Швейцарии постоянно проживало 600 тыс. иностранцев, при этом численность так называемой «5-й Швейцарии», то есть швейцарской диаспоры за рубежом, составляла около 400 тыс. человек. Сегодня этот показатель достиг 760 тыс. человек, а число иностранцев в Швейцарии достигло 2,5 млн чел из 8,5 млн общего населения. 

Нерассказанная история

История швейцарских переселенцев в регионе Северного Причерноморья до сих пор остается малоизвестной страницей истории «5-й Швейцарии» и вообще модной, чтобы не сказать тенденциозной, сейчас тематики «Швейцария и колониализм». Изучение миграционных потоков из Швейцарии в сторону Восточной Европы в Швейцарии сейчас ведется в основном в Лозаннском университете. 

Музей швейцарской колонии Шабо, территория современной Украины. Elena Simonato

Курирует эту тему Елена Симонато, лингвист, доцент кафедры славянских языков Лозаннского университета. Филологическое образование она получила в Санкт-Петербургском государственном университете, затем в Лозаннском университете. Сегодня в центре ее научных интересов, кроме швейцарской эмиграции в Российскую империю, находятся язык, общество, а также языковая политика СССР. 

Елена Симонато. ZvG von Elena Simonato

На данный момент у нее в активе три реализованных научных проекта о швейцарских переселенцах в Российской империи, включая тему швейцарских аграрных колоний в Северном Причерноморье и историю швейцарских архитекторов в Санкт-Петербурге. 

Swissinfo.ch. В Швейцарии сейчас идут дебаты о роли этой страны в мировой системе колониализма, раздаются голоса, мол, надо снести те или иные памятники. Понятие «колонисты» сейчас вызывает уже, скажем так, иную реакцию, чем еще год назад.

Елена Симонато: В контексте этих дебатов хотелось бы сказать, что в Швейцарии есть памятник колонистам, уезжавшим в восточную Европу. Он установлен в городе Шэбр (Chexbres) в кантоне Во, как раз у фонтана, у которого остановился обоз колонистов, направляющийся в Бессарабию. Этот памятник сносить никто не собирается. Кроме того, надо отметить, что в 19 веке термин «колония» применялся так же и в значении «диаспора». «Колонистами», например, обозначали предпринимателей-швейцарцев, проживавших в Одессе.

Swissinfo.ch. Расскажите, пожалуйста, какие темы находятся в центре ваших исследовательских проектов, связанных со швейцарским присутствием в северном Причерноморье?

Елена Симонато: Мы изучаем историю всех аграрных колоний в Северном Причерноморье от Бессарабии до Грузии, то есть в бывшей Российской империи, а именно в нынешней Молдове, в Одесской области, в Крыму, в окрестностях Пятигорска и на территории теперешней Грузии. 

Так мог выглядеть караван швейцарских переселенцев. Реконструкция. Elena Simonato

Swissinfo.ch. Известно, что в этом регионе Восточной Европы в основном обосновались выходцы из кантона Во? Что происходило тогда на живописных склонах Женевского озера, войны ведь там вроде не было?

Елена Симонато: Да, это так, но в начале 19 века кантон Во переживает серьезный экономический кризис. Совсем недавно, в 1803 году, созданный Наполеоном кантон получил независимость и пытался стать на ноги и в экономическом смысле. Однако затем в 1816-1817 годах здесь наступил голод. Население конкретно этого кантона росло очень быстро, с 1803 года за тридцать лет его население увеличилось на 30 000 человек, а земли на всех просто не хватало. А мы ведь говорим о виноделах, для которых земля играла роль первоочередного условия выживания. 

Swissinfo.ch. И тогда безземельные виноделы решают отправиться туда, где военная угроза существует постоянно?

Елена Симонато: Что касается Одессы и Бессарабии, то на самом деле Бессарабия становится частью Российской империи по итогам русско-турецкой войны 1806-1812 гг. Соответственно, там в интересующий нас период есть большое количество плодородной земли и заброшенных виноградников, если мы говорим о сельской местности.

Виноградный пресс, музей колонии Шабо. Elena Simonato

Если говорить о городской среде, то как раз в этот период Одесса начала развиваться очень стремительно. Это ведь был молодой город, основанный в 1794 году. Скоро он становится главный портом Российской империи на Чёрном море, а затем получает и статус свободного порта, порто-франко, то есть становится городом с правом беспошлинного ввоза и вывоза товаров. Соответственно, товарооборот растет, развивается промышленность, происходит приток иностранцев, в том числе и швейцарцев.

Swissinfo.ch. Насколько нам известно, итоги ваших научных изысканий выйдут в свет. Расскажите подробнее об этом проекте.

Елена Симонато: В монографии, которая планируется к выходу в издательстве Schwabe при финансовой поддержке Швейцарского научного фонда (SNF) будут представлены уникальные материалы и выводы моего исследования о швейцарских колониях, в основном о колонии Шабо и о дочерних колониях. 

Это был совместный, российско-швейцарский, проект, в нем участвовали исследователи из Швейцарии, России, Италии, Германии, Франции. Что касается исследователей с Украины, то мы активно сотрудничали с музеем Шабо. Музей подготовил постоянную экспозицию, посвященную швейцарскому периоду истории Шабо.

Я старалась придерживаться исключительно фактов, подтвержденных документально. По просьбе издательства в книге будет огромное количество ссылок на первоисточники. Это облегчит работу всем исследователям и просто людям, интересующимся историей Шабо. 

Swissinfo.ch. У вас на данный два сборника материалов двух коллоквиумов на тему швейцарского присутствия в Причерноморье. А в чем особенность монографии? 

Елена Симонато: Книга имеет четкую хронологическую структуру, я сконцентрировалась на наименее изученном периоде, то есть на времени с 1918 по 1944 годы. В ней представлены результаты нашего научного проекта. Целью проекта было изучить лингво-идентичностный аспект жизни швейцарских переселенцев на основании уникальных первоисточников. 

Впервые была осуществлена задача наиболее подробного сбора сведений, до настоящего дня неизвестных не только широкой публике, но часто и историкам. Но данные документы — не единственное достижение. Также впервые были детально исследованы описания языка колонистов, составленные филологами Ленинградского университета в 1920-1960е гг., а ведь эти записи — поистине уникальные материалы для этнологов и лингвистов. 

Без них невозможно бы было воссоздать жизнь колонистов, которые пронесли через годы свою культуру и языки — немецкий и немецкие диалекты французский и франкопровансальский («патуа» кантона Во). Кроме того, мы обнаружили частные архивы (дневники, фотографии, рассказы) потомков колонистов. Судьба последних жителей колоний нередко была трагичной. 

Виноградники на территории музея колонии Шабо, современный вид. Elena Simonato

Две мировые войны напрямую повлияли на жизнь колоний, ведь они находились в наиболее пострадавших регионах. Жителями колонии Шабо судьба распорядилась по-разному: некоторые вернулись в Швейцарию сразу же после Второй мировой, некоторые осели в Румынии, некоторые оказались в немецких лагерях для германских переселенцев вплоть до окончания войны. 

Swissinfo.ch. А как выглядела повседневная жизнь колонистов? С какими сложностями обыденного, повседневного характера, они сталкивались?

Елена Симонато: Я как раз и старалась особое внимание уделить каждодневной жизни колонистов-шабовцев, а также их связям с родиной и, конечно же, языкам колонии. Меня интересует не сам процесс колонизации, а прежде всего жизнь переселенцев. Мне удалось встретиться с потомками шабовцев, живущих ныне в Швейцарии. Их воспоминания — бесценный материал для исследователя. 

Выставка Ивана Билибина в Швейцарии

По инициативе Елены Симонато Почетное консульство Российской Федерации в Лозанне организует выставку «Русские сказки в иллюстрациях Ивана Билибина». 

На выставке впервые будут представлены материалы из частной коллекции Елены Симонато и Ирины Томьер-Шаховской (Париж-Сорбонна). Посетители увидят эскизы, иллюстрации к сказкам и книгам, выполненные рукой знаменитой мастера, на работах которого выросли поколения. 

Эстетика работ классика русской книжной иллюстрации уже давно стала частью национального достояния и ассоциируется со сказочным миром, в котором живут Баба-Яга, Жар-птица и другие удивительные персонажи. 

Выставка состоится в муниципальной библиотеке Лозанны La Sallaz c 30 октября по 20 ноября 2020 года.

End of insertion

Цель — показать их жизнь изнутри. Именно поэтому особую ценность для меня представляют источники личного характера. Много интересных документов мы нашли в семейных архивах о первой половине 20 века. Например, в 1913 году один из колонистов пишет своим дальним родственникам в кантоне Во о гостеприимстве, которое, по его словам, «в крови» у местных жителей. 

Он рассказывает о там, как он с друзьями попал в метель и местный крестьянин их приютил на несколько дней, накормил всем, что у него оставалось, не пожалев для них куриц и даже поросенка. В другом письме путешественник из Во рассказывает, как встретил «мужика», который свободно говорил на патуа. Оказалось, что он тоже некоторое время был поденным рабочим в Шабо.

Один из потомков рассказал нам, что наказанием за непослушание родителям или за легкомысленные связи с местными молодыми людьми из русского Шабо (Шабо-Посада) было отправить провинившуюся в интернат в Швейцарию на перевоспитание.

Важным условием стать членом колонии было соблюдать правильный образ жизни. При малейшем нарушении следовали наказания, как, например, вырыть определенное количество рвов для защиты от скота и от волков, а также выговор при всех от мэра Шабо.

Путешественники — швейцарцы, посещавшие Шабо по пути в Крым или в Грузию в конце 19-начале 20 века, всегда поражались тому, как на таком удалении от Берна и от Лозанны целая большая деревня говорила на патуа или на немецком диалекте, отмечала 1-е августа, чтила швейцарские традиции и даже создала музей коммуны, в котором хранились карта Швейцарии, национальные костюмы, книги и даже статуя Вильгельма Телля. 

В румынский период истории шабовцев, как и других иностранцев, в частности немцев, всячески притесняли. Земельные участки экспроприировались под различными предлогами, вступили в силу ограничения на землевладение. Швейцарское представительство в Бухаресте было вынуждено вмешиваться в разбирательства, чтобы восстановить справедливость. И в быту румынский полицейский мог безнаказанно отстегать нагайкой жителя Шабо за непонимание приказов, отданных по-румынски.

Swissinfo.ch. Каковы ваши планы на ближайшее будущее? Или вам тоже пандемия «подрезала крылья»?

Елена Симонато: Пандемия серьезно замедлила мой проект «Швейцарские архитекторы в Санкт-Петербурге: трансфер технологий и культур», который я веду с Лозаннской Политехнической Школой (EPFL). Работу в архивах пришлось перенести на следующий год и поручить сотруднице, которая работает в Петербурге. Зато появилось больше времени на подготовку публикаций. Именно благодаря эпидемии мне удалось закончить работу над книгой. 

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей