Navigation

В Швейцарии народ запретил скрывать лицо большинством в 51,2%

Надпись на плакате (перевод с немецкого): «Остановить экстремизм». Urs Flüeler/Keystone

В воскресенье 7 марта Швейцария провела референдум по трем законопроектам (федеральный уровень): о запрете скрывать лицо в общественных местах, об электронной персональной идентификации в сети интернет и о соглашении о свободной торговле с Индонезией. Наши итоги.

Этот контент был опубликован 07 марта 2021 года - 20:05
Русскоязычная редакция SWI Swissinfo, швейцарское информационное агентство Keystone-SDA / ИП

По данным швейцарской общественной телерадиокомпании SRG, швейцарцы выступают за общенациональный запрет ношения предметов гардероба, скрывающих лицо, таких как платок, балаклава, паранджа. В пользу этого запрета высказались 51,2 процента избирателей и 18 кантонов из 26, о чем сообщил руководитель НИИ изучения общественного мнения gfs.bern Лукас Гольдер (Lukas Golder). Статистическая погрешность составила плюс/минус 2%. 

Комментарий телеканала SRF

Победа сторонников народной законодательной инициативы «За запрет сокрытия лица в общественных местах» в целом не лишена определенной логики. Введение запрета на строительство новых минаретов десять лет назад уже стало для Швейцарии определенным нарушением табу, и тогда страна, в которой ничего не происходит, вдруг попала на первые страницы международной прессы. Сегодняшнее решение народа таким шоком уже не является. 

Во-первых, в некоторых европейских странах, включая наших соседей Францию и Австрию, такой запрет уже действует. Во-вторых, никаких проблем с правами человека тут тоже нет. Европейский суд по правам человека в Страсбурге уже прояснил этот вопрос и не нашел никакого противоречия с положениями Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В этой связи можно предположить, что нынешнее голосование тоже не станет для Швейцарии причиной международных проблем.

Это обстоятельство, кстати, возможно, и стало одной из причин позитивного вотума народа. Конкретные последствия сегодняшнего решения также вряд ли будут слишком велики, изменив ситуацию лишь для очень и очень небольшой части населения. А что касается женщин-туристок, то тут еще предстоит выяснить, какой курс они выберут, кто из них адаптируется к новым требованиям, а кто вообще просто перестанет ездить в Швейцарию в будущем.

А вот правовая ситуация в связи с буйствующими демонстрантами в масках и платках и со спортивными «хулиганами» действительно изменится. Теперь запрет скрывать лицо будет действовать по всей Швейцарии, притом что до сих пор такой запрет действовал в отношении этих общественных групп только в половине кантонов, в том числе и в большинстве тех, где есть крупные города и популярные спортивные клубы. Впрочем, как показала практика, в этой сфере запрет на сокрытие лица реализовать довольно сложно. Вопрос теперь возникает иной — что дальше? 

Время от времени в Швейцарии возникают еще более радикальные требования, например, существует предложение запретить ношение головного платка школьницами во время уроков. Но до сих пор такой запрет не находил большинства в парламенте. Да и будет ли народ склонен одобрить такой запрет после референдума 7 марта, исход которого был решен очень небольшим перевесом голосов сторонников запрета? Кроме того, как показывает практика, в Швейцарии аналогичные вопросы еще раз выносятся на референдум, как правило, лет через 5-7 после предыдущего голосования на эту тему. Таким образом, время у страны есть. Оригинал по ссылкеВнешняя ссылка.

End of insertion

Аниан Либранд (Anian Liebrand) из Комитета города Эгеркинген (Egerkinger Komitee, правый край политического спектра), выступившего с предложением прописать такой запрет в конституцию, считает, что благодаря этой инициативе «нам удалось запустить в обществе давно назревшую дискуссию. Многие поддержали наши аргументы. Сам факт голосования – это уже успех независимо от итогового конечного результата». Левые и крайне левые силы находятся вне себя от возмущения. 

Штефан Мансер-Эгли (Stefan Manser-Egli) из левой лоббистской организации «Операция Либеро» называет успех этой инициативы «опасным проникновением в политику пропагандистских символов», подменяющих собой рациональный дискурс. Лоренц Хесс (Lorenz Hess), представитель партии Die Mitte («Центр», бывшие демохристиане), говорит, что запрет паранджи не является правильной мерой:. «Стоит только внимательно разобраться с тем, что стоит за этим законопроектом, как сразу становится видно, что на самом деле он ничего не решает и не меняет».

Вести из регионов

Референдумы или голосования прошли также в одиннадцати кантонах. В кантоне Берн, в частностиизбиратели решали, следует ли дать магазинам в будущем возможность работать четыре воскресенья в году вместо двух, и высказались против, одобрив при этом ужесточение правил продажи электронных сигарет. Сторонники законопроекта хотели тем самым поддержать розничную торговлю и оживить исторический центр города. Их аргументы поддержки не нашли, а проблема защиты молодежи от табака оказалась для народа куда весомее. 

Кроме того, 57,67% избирателей поддержали проект строительства нового выхода с главного вокзала города и соответствующей перепланировки окружающего общественного пространства. В городе велась агитация против этого проекта, так как его «жертвой» должны были стать вековые деревья, а также исторический памятник герою войн Берна с бургундами Адриану фон Бубенбергу (1434 – 1479). Его придется переместить на другое место.

Граждане Цюриха разрешили осуществлять слежку за получателями социальной помощи большинством в 68,5% голосов граждан и отклонили законопроект Швейцарской народной партии (SVP), требующий указывать в полицейских протоколах национальность (гражданство) правонарушителей (56,2% против), но приняли контрпредложение к нему (55,2%). Так что указывать цвет паспортов взломщиков и бандитов полиции придется. 

Вопросы, связанные с коронавирусом, сегодня также были вынесены на суд народа в ряде кантонов. Так, кантон Женева одобрил большинством в 68,4% закон о бюджетных выплатах в счет компенсаций сумм, недополученных в виде заработной платы из-за карантинных мер. Кантон Цуг проголосовал большинством в 66,4% за снижение уровня местного налогообложения, с тем чтобы смягчить негативные финансовые последствия коронавирусного кризиса. 

Народ Женевы избирал в правительство преемника скандального политика Пьера Моде. Интересно, что сам Пьер Моде также участвовал в этой гонке. В итоге победила представительница партии «Зеленых» Фабьен Фишер (Fabienne Fischer) - в ее пользу было отдано более 36 тыс. голосов. Но Пьер Моде смог-таки добиться неожиданно солидного результата в примерно 28 029 голосов, обогнав другого кандидата Сирилла Эллена (Cyril Aellen), за которого проголосовали примерно 19 275 человек. Его продвигали либералы и демохристиане. Здесь предстоит второй тур. 

Курортный город Санкт-Мориц (кантон Граубюнден) отказался предоставить иностранцам право голосовать по муниципальным вопросам. Введение права голоса для иностранцев, имеющих постоянный вид на жительство (категория С, буква латинская), было отклонено 925 голосами против 471. Явка избирателей составила 55%. 

Избиратели кантона Люцерн одобрили большинством в 65% голосов выделение кредита в 400 миллионов швейцарских франков на реализацию проекта по расширению университетского кампуса в пригороде Люцерна городе Хорв (Horw), а также сказали «да» созданию с этой целью открытого акционерного общества. На основе этого кампуса будет создан крупнейший в Швейцарии образовательный центр для всех, кто хочет изучать инженерное дело, архитектуру и педагогику. 

В кантонах Вале и Золотурн проходили перевыборы правительств и парламентов кантонов. Результаты пока неизвестны, итоги будут окончательно ясны только в понедельник 8 марта. Ясно уже, что в Вале и Золотурне пройдут вторые туры. 

End of insertion

Представитель партии либералов (FDP, правый центр) Андреа Карони (Andrea Caroni) считает, что решение о запрете паранджи должно все-таки приниматься кантонами, которые способны куда лучше регулировать свою политику в области правоохранительной деятельности на местах. Нет единства мнений и среди самих мусульман, проживающих в Швейцарии. Фатима Ифтикар (Fathima Ifthikar) выступала против запрета. Она «разочарована тем, что тактика консервативной Швейцарской народной партии SVP, опирающаяся на символы, снова нашла поддержку народа». 

Внешний контент

При этом она согласна, что решение народа – это и есть демократия, и не собирается оспаривать его легитимность. Кроме того, итоги голосования говорят, что в области интеграции мусульман в швейцарское общество есть еще недоработки. А вот представитель швейцарского Форума за прогрессивный ислам (Forum für einen fortschrittlichen Islam) Эмра Эркен (Emrah Erken) доволен результатами голосования и рад, что «политическому исламизму были установлены четкие границы».

Главный аргумент сторонников инициативы о запрете скрывать лицо состоял в том, что мужчины и женщины должны иметь равные права, а ношение чадры или никаба эти права ограничивает. Многие также считали, что запрет ношения предметов гардероба, скрывающих лицо, укрепит безопасность, помогая эффективно противодействовать персонам, нарушающим общественный порядок. Свою роль играл и аргумент о борьбе с исламистской радикализацией и терроризмом. 

Что такое референдум в Швейцарии? Коротко в нашем видео в жанре политический ликбез.

Оппоненты говорили, что запрет на ношение паранджи лишит многих мусульманок права и возможности выходить из дома и участвовать в общественной жизни. Запрет будет распространяться на общедоступные улицы и площади по всей Швейцарии, на общественный транспорт, рабочие офисы, рестораны, магазины и спортивные арены. Исключения для туристок-женщин, например из государств Персидского залива, не допускаются.

Парламентское большинство отвергло такой запрет и подготовило свое контрпредложение, которое представляло собой смягченную форму требований, содержащихся в вышеуказанной инициативе. В центре его находился запрет скрывать лицо только в случае, если представители властей хотят провести персональную идентификацию данной персоны. Это относится, например, к контактам с органами власти в общественном транспорте. 

Парламентский альтернативный законопроект также предусматривал пакет мер по поощрению гендерного равенства и усовершенствованию процесса социальной интеграции в Швейцарии женщин-мусульманок, прежде всего из числа мигрантов. Он вступил бы в силу, если бы народ и кантоны (для внесения поправок в конституцию требуется так называемое «двойное большинство) отвергли инициативу «О запрете сокрытия лица». Теперь этого не случится. 

Члены инициативного комитета, выдвинувшего на суд народа «запрет паранджи», предупреждали, что в настоящее время исламистская угроза распространяется по Европе весьма активно, угрожая в том числе основам западной иудео-христианской культуры. Они не считали, что запрет войдет в противоречие с принципами религиозной свободы, тем более что законопроект предусматривает исключения, которые учитывают требования, действующие на территории объектов религиозного культа, медицинские показания или же особые погодные условия. И народ в целом поддержал эти аргументы. 

Свободная торговля с Индонезией

Второй вопрос референдума был связан с Соглашением о свободной торговле с Индонезией, подписанным Берном. Против этого документа был задействован инструмент прямой демократии, и решить судьбу документа, разработанного чиновниками, был призван народ. Это важная тема, поскольку она связана с производством и импортом пальмового масла. Соглашение предусматривает, в частности, резкое снижение таможенных тарифов для продукции швейцарских экспортных отраслей экономики, экспортируемой в Индонезию. Ожидается, что соглашение сэкономит швейцарским компаниям до 25 миллионов франков в год.

Что такое народная законодательная инициатива по-швейцарски? Подробнее - в нашем видео-сюжете. 

В свою очередь Индонезия получит беспошлинный доступ для своей промышленной продукции на швейцарский рынок. Ей будут также предоставлены уступки в области экспорта некоторых сельскохозяйственных товаров, в частности пальмового масла. Индонезия — крупнейший в мире производитель этого вида сырья. Соглашение также содержит ряд норм и требований в области устойчивого развития, защиты окружающей среды и соблюдения прав человека.

Комментарий газеты NZZ

«Большинство избирателей в такой исконно либеральной стране, как Швейцария, высказались в пользу запрета одежды, скрывающей лицо в общественных местах. Этот запрет будет закреплен в Конституции. В италоязычном кантоне Тичино, где уже действует такой запрет, подавляющее большинство голосов было сегодня также подано за запрет. Даже во франкоязычной Швейцарии, левой и зеленой, процент голосов в пользу запрета был удивительно высок. 

В прошлом народные законодательные инициативы правового бюргерского характера не имели тут шансов на успех, однако пример близкой Франции напугал западные кантоны Швейцарии в значительной степени. Дебаты вокруг политического исламизма во Франции также сформировали характер общественной дискуссии и во франкоязычной Швейцарии. Даже среди левых там не было единого мнения по этому поводу. 

Но в итоге действительно речь шла о политической символике. В Швейцарии сегодня паранджу воспринимают как символ политического радикального исламизма, враждебного по отношению к женщинам, который не имеет ничего общего с исламом как религией. Федерация исламских организаций Швейцарии уже поспешила заявить, что она теперь опасается за безопасность мусульман в Швейцарии. Это, конечно, не так. Швейцария — это не Франция. Этот запрет не спровоцирует здесь роста антиисламских настроений. 

Да, в свое время в Швейцарии народ запретил строительство новых минаретов. И тогда речь действительно шла о попытках отодвинуть ислам на обочину политической и общественной жизни. Но сегодня акцент делается не на исламе, а на исламизме. Наивно полагать, что политический ислам в Швейцарии не заметен. Мечети тут активно финансируются за счет средств из Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Катара, Кувейта или Турции. В кантоне Тичино недавно был теракт с исламистской подоплекой. 

В качестве проблемной зоны проявила себя в 2018 и 2019 году мечеть в городе Винтертур. И здесь тоже есть параллельные общества мигрантов с исламской миграционной историей. Сам по себе запрет ничего не меняет. Но он, как это всегда бывает в Швейцарии после референдумов, посылает политикам «сигнал» бросить более пристальный взгляд на проблему социальной интеграции мигрантов». Оригинал по ссылкеВнешняя ссылка

End of insertion

Противники соглашения в целом представляли группу так называемых «критиков глобализации». Они выступали за все хорошее и против всего плохого, например против «чрезмерной» торговли, загрязнения окружающей среды, потребительства, а также эксплуатации и нарушений прав человека применительно к коренному населению Индонезии. Они также выражали озабоченность в связи с уничтожением тропических лесов в Юго-Восточной Азии. Многие швейцарские фермеры опасались, что увеличение объемов импорта пальмового масла в страну может поставить под угрозу производство подсолнечного и рапсового масла в самой Швейцарии.

Сторонники соглашения утверждали, что оно даст швейцарским компаниям в Индонезии — одной из 16-ти крупнейших экономик мира — важные конкурентные преимущества. Индонезия также является приоритетной страной в рамках швейцарской политики в области помощи развитию. Они говорили, что Швейцария нуждается в сохранении и укреплении своих внешнеэкономических преимуществ, с тем чтобы быть на равных с такими конкурентами, как Европейский союз, куда Швейцария, как известно, не входит.

Они напоминали, что специальные статьи Соглашения направлены на обеспечение соблюдения экологических, правочеловеческих и социальных стандартов. И эти аргументы нашли поддержку народа: в их пользу проголосовали 51,6% избирателей. Напомним, что в Швейцарии все международные соглашения такого рода подлежат выносу в обязательном порядке на суд народа. Точно так же народ ранее решал вопрос о вступлении в Шенгенское соглашение. 

Электронная идентичность

Третий вопрос федерального референдума был связан с законом, который закладывает основы и принципы перспективного развития в стране инструментов цифровой идентификации личности в сети интернет (eID). Эта система призвана была обеспечить безопасный доступ к онлайн-услугам и сделать любые электронные действия в сети эффективными и надежными. Особенность закона - его либеральный характер. Он довольно заметно ограничивал роль государства, давая ему право лишь предоставить некую базовую инфраструктуру. 

Всю работу по организации системы цифровой идентификации личности в сети призваны провести частные компании в сотрудничестве с кантональными и муниципальными органами власти, которые и были бы иметь право в итоге «выдавать» электронные удостоверения личности для совершения сделок в интернете или для пользования возможностями сетевых госуслуг. Для предотвращения злоупотреблений предполагалось независимый орган по сертификации и надзору. 

Критики закона «О цифровой идентификации» (E-ID-Gesetz) утверждали, что только государство, а не частные компании, должно быть инстанцией, генерирующей электронные удостоверения личности, потому что только так можно гарантировать гражданам безопасное пользование онлайн-сервисами как с деловыми и коммерческими, так и с официальными целями. Противники также предупреждают, что существует риск злоупотреблений данными и неправомерного их использования, и если частным компаниям будет предоставлено право «выдавать» электронные идентификационные номера, то риск таких злоупотреблений будет только увеличиваться.

Сторонники закона подчеркивали необходимость приспособления законодательства страны к реалиям эпохи цифровой революции. Они говорили, что швейцарская модель, в основе которой при реализации даже самых важных проектов всегда лежит частно-государственное партнерство, то есть когда ответственность и финансовая нагрузка разделяется между частными и государственными структурами, уже много раз в прошлом доказывала свою эффективность. Примеры других стран показывают, что государственная монополия в области цифрового информационного менеджмента вовсе не является гарантией «цифровой герметичности» каждого отдельного человека.

Кроме того, частные компании лучше подходят на роль провайдеров электронных услуг. Они более инновационны и гибки, чем государство, которое скорее подходит для того, чтобы устанавливать общие рамочные нормы и правила, а также контролировать их исполнение. Швейцария больше не может позволить себе откладывать законодательное регулирование этой области. Провал закона серьезно подорвет конкурентоспособность швейцарских компаний по сравнению с ведущими транснациональными корпорациями. Эти аргументы поддержки у населения не нашли, и закон был отвергнут большинством в 64,4% голосов избирателей. 

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.