Navigation

Корин Муана: «Люди очень хотят летать»

Корин Муана, председатель совета директоров Женевского аэропорта. Guillaume Megevand

Пандемия нанесла по Международному аэропорту Женевы, второму по величине в Швейцарии после аэропорта Цюриха, мощный удар. Актуальное экономическое положение этой воздушной гавани сейчас довольно напряженное. Поговорили об этом с Корин Муана (Corine Moinat), председательницей совета директоров аэропорта.

Этот контент был опубликован 24 марта 2021 года - 07:00
Филипп Монье (Philippe Monnier)

Перевод с французского: Евгений Мамонтов.

Совет директоров Женевского международного аэропорта (GVA) Корин Муана возглавляет с января 2015 года. Прежде чем взять в свои руки бразды правления аэропортом, она занимала различные руководящие должности в концерне Migros, ведущем предприятии сферы розничной торговли в Швейцарии. 

В ее активе также должность директора крупнейшего во франкоязычной Швейцарии торгового центра Balexert, расположенного в коммуне Вернье (Vernier) недалеко от аэропорта. Корин Муана стала первым главой аэропорта, не будучи в прошлом членом правительства кантона Женева. 

Находясь формально в собственности кантона, аэропорт является объектом общественной инфраструктуры, а потому обладает самыми широкими правами оперативной автономии. В аэропорту Женевы работает чуть более 1 000 человек, на территории аэропорта расположено еще около двух сотен других компаний с общим числом сотрудников, достигающим 11 000 чел.

swissinfo.ch: В 2020 году пассажиропоток в аэропорту Женевы упал на 68,8%, а финансовый убыток по итогам финансовой деятельности за отчетный год составил 129,5 миллиона франков. Каковы ваши сценарии на будущее?

Корин Муана: С момента начала пандемии с её регулярно возникающими волнами мы на данный момент уже разработали множество сценариев и вариантов действий. По правде говоря, сейчас очень сложно планировать будущее, если вы, конечно, не ясновидящий. К счастью, благодаря недавно осуществленному нами успешному облигационному займу на сумму 180 миллионов франков, у нас есть достаточно ликвидности, чтобы пережить 2021 год. Эта мысль позволяет мне спать чуть спокойнее. Мы надеемся, что авиаперевозки смогут быстро восстановиться после удара пандемии. 

Упомянем, что в дополнение к облигационному займу вы только что получили кредитную линию на 200 миллионов франков от правительства кантона Женева.

Да, действительно, но этот заём еще должен быть одобрен парламентом кантона. Кроме того, этот кредит станет нашим уже самым последнем козырем, к которому мы сможем прибегнуть в крайнем случае, поэтому сейчас мы предпочитаем сосредоточиться на программе сокращения наших текущих бюджетных инвестиций и расходов.

Как вы оцениваете Ваши перспективы? Считаете ли вы, что пандемия уже настолько изменила мир, что аэропорту Женевы никогда больше не удастся вернуться к работе в объёмах, существовавших до коронавирусного кризиса?

Честно говоря, в среднесрочной перспективе я не ожидаю существенного сокращения объемов авиаперевозок. Я вижу у населения огромное желание летать. Несмотря на карантин и на необходимость делать тесты на отсутствие Covid, отпускники с огромным энтузиазмом едут на отдых по тем немногим направлениям, которые всё ещё открыты. Но в любом случае эксперты действительно ожидают возвращения к норме не ранее чем в 2024 году.

По каким критериям вы оцениваете успех или неуспех работы аэропорта?

Во-первых, аэропорт должен иметь широкую палитру пунктов назначения, мест, куда из него можно улететь. Это критически важно для поддержания экономики и сохранения рабочих мест в нашем регионе. Несмотря на небольшие размеры территории кантона Женева наш аэропорт способен предложить 149 направлений и обработать 18 миллионов пассажиров в год. И это немало! 

Второй ключевой критерий — снижение шумового загрязнения окружающего пространства. В 2019 году мы уже достигли перспективных целевых показателей, предусмотренных еще только на 2030 год. Эти цели были поставлены перед нами Федеральным ведомством гражданской авиации (Bundesamt für Zivilluftfahrt BAZL), а также кантоном Женева. Мы также стремимся минимизировать выбросы парниковых газов, в том числе CO2, например, поощряя использование самолетов новейшего поколения. 

Наконец, и это третий критерий, в «обычные» годы бюджет кантона получает от нас 40 миллионов франков прибыли ежегодно.

Аэропорт Женевы предлагает полететь в 28 городов и регионов, находящихся за пределами Европы. Значит ли это, что увеличение количества дальнемагистральных направлений является для аэропорта Женевы приоритетной задачей?

Безусловно. Именно для того, чтобы повысить привлекательность и удобство аэропорта для этого типа перелётов, мы планируем открыть в этом году наш новый большой терминал — Восточное крыло.

А как вы собираетесь привлекать новые авиакомпании, особенно те, что предлагают рейсы на дальние расстояния?

Мы не только предлагаем хорошую инфраструктуру, но и предоставляем большой объём статистических данных о потенциальном спросе со стороны клиентов во франкоязычной Швейцарии и в соседней Франции. Но, конечно, решение об открытии нового маршрута по-прежнему остается за авиакомпаниями, исходящими из своих собственных оценок потребностей рынка.

Около 50% вашего трафика приходится на долю авиакомпании Easyjet. Нет ли опасности в такой «зависимости» от только одной авиакомпании-лоукостера, специализирующейся на дешевых перелетах?

Я не думаю, что Easyjet следует классифицировать как компанию-лоукостер, просто потому что сегодня практически все авиакомпании, в том числе и компания SWISS, предлагают в своем портфолио недорогие рейсы. Бюджетные тарифы весьма востребованы живущими в Швейцарии выходцами из Португалии, Испании, стран балканского полуострова, ведь они дают им возможность чаще посещать своих родных и близких на исторической родине. Многие представители бизнес-сообщества также ценят подобные перелёты, так что такие варианты вполне соответствуют реальному спросу. И в случае если Easyjet покинет наш аэропорт, то этот спрос наверняка будет удовлетворен другими авиакомпаниями.

Насколько велик риск банкротства из-за пандемии кого-либо из ваших ключевых компаний-поставщиков и субподрядчиков?

Такие компании, как, например, Swissport или Dnata, в самом деле, жизненно необходимы для надлежащего функционирования аэропорта в целом. Эти компании сильно пострадали от кризиса, но пока вроде держатся на плаву. Вместе с ними, а также с кантоном Женева и федеральным центром мы пытаемся найти решения, позволяющие всем участникам системы авиаперевозок выстоять в этот кризис.

Ваши главные конкуренты — это аэропорт в Цюрихе, а также гавань Базель-Мюлуз?

Наш непосредственный конкурент — это аэропорт Лиона во Франции. После приватизации там резко возросло количество направлений, и, соответственно, увеличился и пассажиропоток. А вот Цюрих и Мюлуз, наоборот, стали нашими партнерами, потому что нам приходится сталкиваться с одними и теми же проблемами и решать схожие задачи.

Будучи городским аэропортом, вы, вероятно, сталкиваетесь с множеством трудностей. Рассматривается ли сейчас возможность создания нового аэропорта за пределами территории города Женева?

Нет, и я просто не понимаю, где можно было бы построить этот новый аэропорт, не причиняя при этом неудобств местным жителям.

Почти половина вашего дохода поступает вам от сдачи в аренду торговых площадей и парковок, то есть от деятельности, не связанной напрямик с аэропортом. Почему бы Вам не сосредоточиться на своем основном бизнесе?

Потому что мы считаем, что все эти виды деятельности являются неотъемлемой частью нашего основного бизнеса. Различные виды бизнеса обнаруживают у нас очень высокую степень взаимовыгодной корреляции. Многие коммерческие объекты, которые мы сдаем в аренду, по большей части расположены в зоне безопасности аэропорта, то есть в прямом смысле в самом сердце нашей воздушной гавани. И при этом мы без колебаний отдаем на аутсорсинг некоторые специализированные виды деятельности, например обработку багажа пассажиров.

Вы являетесь автономным общественным учреждением, принадлежащим кантону Женева. Может быть, вам стоило бы стать котирующейся на бирже акционерной компанией, как аэропорт Цюриха, и тогда бы вы приобрели дополнительную гибкость и новые степени свободы?

Вовсе не обязательно! Ведь аэропорт должен поддерживать постоянный диалог, среди прочего, с местными органами исполнительной и законодательной власти и с гражданским обществом, то есть с объединениями и ассоциациями местных жителей. В нашем случае почти все двадцать членов нашего совета директоров в основном назначаются парламентом или правительством кантона Женева, и это вынуждает нас все вопросы обсуждать с представителями всех заинтересованных сторон. 

Но даже несмотря на то, что наша работа строго регламентирована, все равно совет директоров аэропорта, в конечном итоге, пользуется значительной оперативной свободой. Наконец, как и в любой акционерной компании, каждый член совета директоров обязан отстаивать прежде всего интересы нашего аэропорта, а не тех органов, которые их назначили.

Как известно, кадры решают не все, но многое. Насколько легко вам находить необходимых компетентных специалистов для работы в аэропорту в регионе Женевы?

В целом легко. Однако без специалистов из других регионов страны нам все равно не обойтись.

Какие аэропорты в мире вы считаете образцовыми? На какие примеры вы ориентируетесь?

Источниками ценного опыта для нас служат многие аэропорты мира, в частности воздушные гавани в Цюрихе, Монреале, Мюнхене и Хельсинки. Но, в конце концов, у каждого аэропорта есть свои потребности, и он должен находить свои собственные решения своих уникальных проблем.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.