Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Первое Апреля Особенности национального юмора Швейцарии



Швейцария не стремится к какому-либо доминированию, поэтому ее смех и юмор, возможно, немного наивны.

Швейцария не стремится к какому-либо доминированию, поэтому ее смех и юмор, возможно, немного наивны.

(Keystone)

В любой стране юмор является частью культуры, в карнавально-шутовской форме перерабатывающей политическую актуальность. Чем больше в стране проблем и чем меньше политических свобод, тем разнообразнее анекдоты. В Швейцарии проблем относительно мало, свобод достаточно, да и национальный тип швейцарца скорее склонен не к шуткам, а к усердной работе. И тем не менее — юмор в Швейцарии есть!

История швейцарского юмора идет рука об руку с историей страны и начинается с того, с чего обычно начинается любой детский юмор — с одиночного слова-оскорбления. Впрочем, обращено это слово было к самим конфедератам времен швейцарского военного наёмничества примерно 14-го века. Слово это было — «Kuhschweizer», то есть «коровий швейцарец». Швейцарцы, однако, а в особенности военные наемники, юмора не понимали.

Непереводимая игра слов: «...witzerland» или «Страна Шуткария».

(SWI)

Они только еще сильнее громили противника без всякой пощады, тем более что словом «Kuhschweizer» делался намек не только на молочную промышленность Швейцарии, но и на то, чем якобы с коровами занимались швейцарские пастухи долгими днями на одиноких горных лугах. С военной беспощадностью связана и совсем не лестная репутация швейцарских наемников как злостных насильников. Отсюда происходит и другая шутка, которая получила распространение в начале 16-го века, особенно после катастрофически завершившейся для Швейцарии битвы при Мариньяно.

Говорили, что итальянские врачи вырезали у мертвых швейцарцев брюшной жир и перерабатывали его в средство для... лечения расстройств потенции. Называлось, де, это «лекарство» соответственно — «Schweizerspeck», то есть «швейцарское сало». Шутка, конечно, вполне раблезианская, однако каков век, таков и юмор.

Банковский юмор

В 18-ом веке в стране начинают активно развиваться банки, а потому еще одна классическая швейцарская шутка связана именно с банкирским промыслом (является ли Швейцария исключительно страной банкиров — об этом читайте здесь). Автором ее является Вольтер, который, якобы, сказал однажды: «Если вы видите, как швейцарский банкир прыгает в окно, можете смело следовать за ним — тут явно есть на чём заработать». Банкирский юмор существует и в наше время, отражая актуальный мировой кризис.

Таков, например, анекдот, возникший еще в «тучные» докризисные времена, когда банк UBS казался непотопляемым финансовым институтом глобального масштаба. Итак, приходит в банк UBS немец и спрашивает: «Могу ли я положить на депозит три миллиона евро?» — Ответ банкира: «Конечно, ведь у нас в Швейцарии бедность — не порок» (то есть она не является фактором, который мог бы воспрепятствовать сделке). Самый же актуальный «кризисный» анекдот создан в соответствии с духом времени на английском языке: «There are two sides of the UBS balance sheet. On the left side, there’s nothing right, and on the right side, there is nothing left»!

В раблезианском же духе отразилась в зеркале швейцарского юмора и новость о казни Саддама Хуссейна. Адвокат входит в камеру к бывшему диктатору Ирака и говорит: «У меня для вас есть две новости, хорошая и плохая. Плохая — завтра вас расстреляют. Хорошая — стрелять будут солдаты Штреллер, Кабанас и Барнетта». Как говорится, «шутка юмора» здесь в том, что когда-то каждый из этих реальных футболистов национальной сборной промазал по воротам из наивыгоднейшей ситуации, и стал объектом насмешек в народе.

Цюрихцы с разинутым ртом

Очень часто объектами шуток в Швейцарии становятся те или иные кантональные типы людей. Так, цюрихцев очень любят обвинять в громкости, напоре и вообще в стремлении «широко разевать пасть». Поэтому на вопрос о том, как цюрихцы едят спаржу, дается ответ: «Поперек». Имеется в виду, что длинная спаржа накалывается на вилку и заносится в широко раскрытый рот цюрихца сразу целиком, причем фронтально.

О низкорослых жителях кантона Аппенцель-Внутренний говорят, что, не успев на поезд, он... садится на свой билет, свешивает ноги и, болтая ими, ждет следующего поезда. «Почему жители кантона Вале принимают против мигрени сразу четыре таблетки аспирина?» — «На каждый угол по одной». Имеется в виду, что валлийцы, якобы, все сплошь чудаки с «квадратными головами». Доказательство этой «квадратности» — валлийский диалект немецкого языка, который за пределами немецкого Вале непонятен никому в Швейцарии.

«Почему житель Фрибура возвращается из больницы в одном носке?» — «Потому что второй носок потребовался для наркоза». Неизвестно, в каком кантоне фрибуржцев впервые обвинили в отсутствии привычки вовремя менять носки, однако известно, что бернцы до сих пор смеются над обитателями кантона Ааргау, а жители берегов реки Лиммат утверждают, что самое лучшее в Базеле — это указатель на Цюрих.

Политические анекдоты по-швейцарски

Швейцария — государство с почти идеальной демократией, поэтому политических анекдотов в стране в общем-то нет. Известно ведь, что, чем жестче политический режим, тем большее количество политических анекдотов рождается в народе. Поэтому признанным чемпионом здесь был и остаётся СССР. Почвой для такого творчества в Советском Союзе, особенно позднем, было парадоксальное сосуществование общей политической несвободы и относительной мелкобуржуазной свободы на бытовом уровне. В Швейцарии такого противоречия не было и нет.

И если политический юмор в СССР был тем самым «упоительным» балансированием «у бездны на краю», то швейцарская сатира — это скорее смесь актуального политологического анализа с тем, что по-немецки называется «Stammtischgeschwätz» («досужий трёп бюргеров за кружкой пива»). Потому и швейцарский сатирический журнал «Nebelspalter», старейшее в Швейцарии издание, выходящее с 1876 г., читать в общем-то довольно скучно. С другой стороны, журнал вполне можно использовать для проверки степени интеграции в швейцарское общество. Если иностранец понимает соль напечатанных в нем «шуток», значит, он уже полностью интегрирован.

Но коли уж припоминать реально имевшие место события, приведшие к возникновению шуток и анекдотов, то на ум приходит казус, связанный с попытками Швейцарии построить собственный военный самолет (подробнее в этом материале). Дело в том, что после завершения Второй мировой войны Федеральный совет решил, что Швейцария должна все-таки получить современный отечественный истребитель. В 1958 г. фирма «FFA» из города Альтенрайн (Altenrhein) в кантоне Санкт-Галлен создала прототип машины «P-16», однако на испытаниях самолет рухнул в Боденское озеро. Летчика спасли подростки на водном велосипеде.

Карикатура недели Карикатурная Швейцария глазами художника

Мы завершаем наш проект «Карикатура недели», который длился почти год. Перед вами подборка лучших работ иллюстратора Марины Лутц.

По всей Швейцарии мгновенно распространились циничные шутки, мол, самолет «P-16» продается только с «серийно предустановленным снаряжением для аквалангиста». Министр обороны Федеральный советник Пауль Шоде (Paul Chaudet), — такова была еще одна шутка, — лично, де, приезжал на Боденское озеро, чтобы проверить, хватит ли в нем места для оставшихся самолетов этой серии. Другие шутники утверждали, что Федеральный совет специально выделил сразу полмиллиарда франков на развитие в Швейцарии... гребного спорта.

«Приезжает Мингер в Берн...»

Тем не менее параллели с СССР есть, а именно то, что в Швейцарии в свое время были широко распространены «байки» о членах правительства. Один из самых популярных героев этих баек — слегка провинциальный Рудольф Мингер (Rudolf Minger, 1881 — 1955). Федеральным советником Р. Мингер был с 1930 по 1940 гг., а в историю он вошел как один из тех, кто стоял у истоков партии SVP/UDC. Один из классических «бородатых» анекдотов из этой серии: «Пошел Мингер велосипед покупать. Глядит — а седло высокое слишком, никак ногами не достать ему до педалей. Что делает Мингер? Спускает воздух из шин».

«Приезжает Мингер в Берн, берет такси и начинает сломя голову объезжать все бернские храмы. Подъедет к церкви, голову внутрь просунет, потом опять в машину и к следующей... Шофер такси спрашивает: «Exgüse, Herr Bundesrat, suechet Dr öpper» («Простите, господин Федеральный советник, вы что-то ищете»?). А тот и отвечает: «I han e Iladig zur Hochzeit des Figaro` übercho, aber die hei nid emal gschribe, i welere Chilche» («Я получил приглашение на „Свадьбу Фигаро“, а они даже не удосужились написать, в какой именно церкви (состоится свадьба)»).

К этим байкам примыкают и армейские истории. Одна из них рассказывает о командире расквартированного тогда в Базеле 4-го корпуса швейцарской армии Анри Изелене (Henri Iselin, 1888-1955). Однажды он получает от министра обороны телеграмму, что вот, мол, в Базеле состоится товарищеская встреча по футболу между сборными Италии и Швейцарии и что корпусному командиру А. Изелену поручается посетить от имени руководства страны этот матч.

Он был «старый солдат» и не имел никакого понятия о правилах игры в футбол. Вот сидит он на трибуне и вдруг — шум, свист, вопли и рукоплескания. Изелен спрашивает адъютанта: «Sage Si, Herr Hauptma, was bidytet die Brielerei?» («А скажите-ка, господин капитан, что сие буйство означает?»). Тот: «D Schwyzer hän e Gool gmacht...» («Швейцарцы забили гол»). Изелен: «Ach wie ungschiggt» («Ах, какой промах!»). Однако лучший анекдот — всегда короткий: «Сколько букв в фамилии Федерального советника Оги?» — «Две. Потому что на первом месте стоит цифра».

Смех как превосходство

Бодлер утверждал, что смех есть выражение собственного превосходства. Швейцария не стремится к какому-либо доминированию, поэтому ее смех и юмор скорее наивны. В них нет вековой грусти, характерной для еврейского юмора, и нет злобного цинизма, присущего юмору русских.

Наивность швейцарского юмора живет и проявляется в том числе в огромном пласте шуток, построенных на диалектной игре слов, понятных только ограниченному кругу людей, но при этом окрашивающих локальное бытие в мягкие тона иронии и самоиронии. Вот одна из таких шуток. В скобяной лавке. Клиент: «Händer Hämmer»? («Молоток есть?») Продавец: «Hämmer hämmer» («Молоток есть»).

Пятерка лучших швейцарских анекдотов

На пятом месте. В школе в первом классе учительница спрашивает детей, кем работают их отцы. Томас: «Мой папа — компьютерщик». Лиза: «Мой папа — адвокат». Хансли: «Мой папа — танцовщик в баре для голубых». На перемене учительница подзывает Хансли и спрашивает, правда ли, что его отец танцовщик в баре для голубых? Хансли отвечает: «Конечно, нет, но не мог же я сказать, что он президент крупного банка».

На четвертом месте. Вопрос: сколько биржевых брокеров нужно, чтобы заменить лампочку? Ответ: Двое. Один бросает отслужившую лампочку, другой пытается ее продать, пока она падает.

На третьем. Что такое оптимизм? Это когда банкир в воскресенье гладит себе свежую рубашку.

На втором. В чем разница между мужчиной и сыром? — Сыр способен стать зрелым!

И, наконец, на первом месте — непереводимый швейцарский немецкоязычный фольклор. Как сказать по-персидски: «Bring mir Tee!» — «Teheran»!

Конец инфобокса

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×