Navigation

Золотая индустрия Швейцарии и перспективы ответственного бизнеса

Поселок Ла-Пампа на юго-востоке Перу в регионе Мадре-де-Диос, окрестности которого превратились в пустыню в результате незаконной золотодобычи и загрязнения природы ртутью. Paula Dupraz-Dobias

Инициатива «О корпоративной ответственности бизнеса» отвергнута, но проблем у швейцарских аффинажных предприятий меньше не стало. 

Этот контент был опубликован 10 декабря 2020 года - 07:00
Паула Дюпра-Добья (Paula Dupraz-Dobias)

Русскоязычную версию материала подготовила Надежда Капоне.

Проблемы, связанные с формированием социально и экологически чистых цепочек поставок, давно уже являются головной болью швейцарских аффинажных (золото-очистительных) фабрик, в основном сосредоточенных в италоязычном кантоне Тичино. Актуальный рост цен на золото, а также жесткие политические дебаты накануне прошедшего 29-го ноября 2020 года референдума по инициативе «О корпоративной ответственности бизнеса» стали для них дополнительным фактором неопределенности. 

Напомним, данная инициатива принята не была, но смогут ли теперь эти компании вздохнуть с облегчением? Конечно же, нет! Обвинения в переработке желтого металла, полученного из стран, где его добыча связана с уничтожением окружающей среды и с нарушениями прав человека, в адрес швейцарских аффинажных компаний звучат уже давно. И это неудивительно. 

С одной стороны, проблема соблюдения как поставщиками, так и обогатительными заводами Швейцарии современных экологических и правочеловеческих стандартов реально существует. С другой стороны, швейцарские аффинажные предприятия очищают около 70% мирового золота, будучи почти монополистами. А лидеры всегда находятся под особым вниманием общественности, к тому же вооруженной сейчас социальными сетями. 

Хоть как-то заработать на жизнь

Основной проблемой тут является кустарно-старательская добыча полезных ископаемых, в том числе и золота. В этой, с позволения сказать отрасли, по всему миру занято от 15 до 20 млн человек. Зачастую это откровенно нищие старатели, которые стремятся хоть как-то заработать на жизнь в предложенных им политических и экономических условиях, изменить которые они не в силах. Швейцарская демократия, увы, существует только в Швейцарии.

Такая занятость, с одной стороны, не имеет ничего общего с современными социальными стандартами, но она, с другой стороны, столь же часто является для таких людей едва ли не последней возможностью не умереть с голоду. И, разумеется, они не в состоянии вкладывать дополнительные деньги в этически и экологически чистые технологии и методы золотодобычи. Хотя золото из данного сектора составляет лишь около 1,0% всех мировых поставок, тем не менее в ряде стран этот показатель оказывается куда выше. 

Например, в Перу, по имеющимся оценкам, не менее 20-30% добычи приходится именно на мелкие компании и независимых старателей. Возникший еще до пандемии, но усиленный коронавирусом спрос на надежные инвестиционные товары и активы стал причиной роста цен на золото, что стимулировало и нелегальную добычу даже в ситуации чрезвычайного положения, введенного из-за коронавируса в ряде стран «третьего мира». Сделанные со спутника снимки подтвердили также и факты продолжающейся незаконной вырубки в Перу тропических лесов. 

Резкое увеличение масштабов «дикой» вырубки отмечено, кроме того, в Бразилии, активно вырубается и продается в Китай лес Сибири. «Золото становится сейчас даже прибыльнее наркотиков. В Южной Америке уже можно забыть о кокаине. Золотодобыча стала куда интереснее. Да и в тюрьму за нее так быстро не сядешь», − говорит Марк Пит (Mark PiethВнешняя ссылка), профессор Базельского университета, эксперт в области противодействия коррупции. 

Сложные отношения

«Поддерживать деловые отношения с кустарными старателями — это сложная задача, искать решение существующих тут проблем только своими силами мы не можем», — говорит Хосе Камино (José Camino), главный юрисконсульт швейцарской аффинажной компании MetalorВнешняя ссылка. Ранее прокуратура Перу подозревала эту компанию в незаконных закупках золота через посредников в регионах, где добыча золота с применением ртути сопровождалась еще и незаконной вырубкой лесов и торговлей людьми. 

Компания отвергла все обвинения в свой адрес. Ещё одно швейцарское золотоочистительное предприятие - компания ValcambiВнешняя ссылка - подписало в 2019 году с Колумбией программу помощи кустарным предприятиям с целью создания устойчивых и ответственных цепочек поставок, и только потом оно приступило к очистке золота, поступающего из этой страны. С точки зрения компании, она добросовестно сделала, что смогла. 

Однако неправительственная организация Global Witness недавно обнародовало информацию о том, что компания Valcambi, якобы, получает золото у трейдерской компании Kaloti из Дубая, которая в свою очередь приобретала золото с рудников в Судане, где, разумеется, права человека нарушаются сплошь и рядом, а рудники подконтрольны боевикам, замешанным в военных преступлениях. Кто виноват в такой ситуации и имело бы смысл, будь инициатива об ответственности бизнеса принятой, заваливать в Швейцарии компанию Valcambi исками за то, что делают боевики в Судане?

Так чья же тут ответственность?

Так или иначе, аффинажные предприятия действительно являются основными покупателями золота, поэтому именно они считаются основными «блюстителями» интересов отрасли, имея в своем распоряжении мощные и эффективные рычаги воздействия на источники сырья и на госчиновников зарубежных стран, особенно когда речь идет о влиянии на производственную практику и политику таких стран, как условный Судан. 

Но значит ли это, что условная компания Valcambi должна сама оказывать давление на страны, где золотодобыча порой эквивалентна преступлениям против человечности, но где она остается едва ли не единственным источником пропитания для сотен людей? Так просто ответить на этот вопрос невозможно. МИД Швейцарии в ответ на запрос русскоязычной редакции SWI уже подтверждал, что Швейцария не намерена увязывать, например, помощь развитию стран третьего мира с политическими требованиями.

Кристоф Вильд (Christoph Wild), директор расположенного в кантоне Тичино аффинажного завода Argor-HeraeusВнешняя ссылка, со свой стороны указывает на то, что за «очистку» цепочек поставок несут ответственность все заинтересованные стороны, а не только головные компании в Швейцарии. «Нас часто называют блюстителями интересов отрасли, и мы действительно несем определенную ответственность, будучи центральным звеном в общей системе поставок. Но реально делать что-то в этой сфере нам зачастую бывает очень нелегко». 

Об этом он заявил на состоявшейся в ноябре 2020 года онлайн-конференции, организованной Марком Питом и Базельским институтом проблем госуправления (Basel Institute on GovernanceВнешняя ссылка). По мнению Кристофа Вильда, обрабатывающая и электронная промышленности, компании, работающие на рынке предметов роскоши и приобретающие золото на аффинажных предприятиях, а также банки, государственные органы, активисты из НПО и сами конечные потребители — они все вместе ответственны за обеспечение большей прозрачности и этической чистоты цепочек поставок. 

Торговля золотом в городе Уэпетуэ (регион Мадре-де-Диос, Перу). Paula Dupraz-Dobias

При этом введение более жестких правовых и этических норма чревато дополнительным повышением цен на золотые изделия, а «конечным потребителям придется уяснить, что процесс ответственной добычи, закупки и отслеживания цепочек поставок золота может потребовать наценки, которую им же и придется оплатить». Андреас Мисбах (Andreas Missbach), руководитель Отдела сырьевых товаров левой организации активистов Public EyeВнешняя ссылка, разумеется, критикует аффинажные компании, которые «слепо полагаются на других заинтересованных лиц. Покупатели формируют лишь незначительную часть спроса на золото. А вот крупные инвесторы, коммерческие и национальные Центральные банки - они-то порой даже и не задаются подобными вопросами».

Кто диктует правила?

Так ли это? Кристоф Видмер (Christoph Wiedmer) придерживается того же мнения. Он возглавляет швейцарское отделение НПО «Общество репрессированных народов» (Gesellschaft für bedrohte VölkerВнешняя ссылка) и много сделал для бежавших в Швейцарию чеченцев. При этом он давно выступает с требованием качественного повышения степени ответственности аффинажных предприятий. Он говорит, что сложная структура цепочек поставок золота дает как бы «алиби» каждому из ее участников, что позволяет им закрывать глаза на самую важную проблему, а именно на условия, в которых ведется золотодобыча.

«Если, например, вы спросите такие бренды, как Rolex или Credit Suisse, откуда у них золото, то в лучшем случае эти компании назовут вам то или иное золотодобывающее предприятие, и всё. Если же вы спросите саму аффинажную компанию, то она скажет, что среди их поставщиков присутствуют только „чистые“ источники золотого сырья и что его деятельность регулируется соответствующими нормами и правилами. К сожалению, все они не имеют ни малейшего представления о том, в каких реально условиях ведется добыча золота».

Опыт компаний Metalor и Valcambi показывает, однако, насколько сложно гарантированно исключить «грязное» золото из цепи поставок. Пресс-секретарь Valcambi Вирджиния Баон (Virginie Bahon) заявила, что её фирма уже проводит строжайшую комплексную финансово-юридическую проверку всех возможных партнеров еще до вступления с ними в деловые отношения. Раздосадованные проигрышем авторы и сторонники инициативы «О корпоративной ответственности бизнеса» не хотят, конечно, довольствоваться такими «проверками», им бы хотелось сразу бы потащить компанию в суд.

Но демократия есть демократия, инициатива была отвергнута. Не последнюю роль сыграли тут и аргументы швейцарских аффинажных предприятий, по словам которых такие меры были бы «явным перебором», притом что они уже и так прилагают немалые усилия с тем, чтобы установить в отрасли самые высокие стандарты производства и мониторинга источников золота. Примером может служить Лондонская ассоциация участников рынка драгоценных металлов (LBMAВнешняя ссылка). 

Эта международная ассоциация, представляющая всех основных участников глобального рынка драгметаллов, создала собственное «Руководство по ответственной работе с золотом» (Responsible Gold Guidance), основанное на принципах, сформулированных Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). НПО Global WitnessВнешняя ссылка ставит под сомнение эффективность таких документов, однако Сюзанна Макларен (Susannah McLaren), руководитель подразделения LBMA по ответственному подбору поставщиков, заявляет, что аудит для Ассоциации проводят полностью независимые аудиторские фирмы. Кроме того, критики законодательной инициативы «О корпоративной ответственности бизнеса» как говорили, так и продолжают говорить, ее принятие могло бы подорвать «позитивную динамику в области поиска адекватных решений экологических и социальных проблем в сфере поставок золотого сырья». 

Без риска не обойтись

Среди них находится и Диана Кулилас (Diana Culillas), генеральный директор Швейцарской ассоциации за чистое золото (Swiss Better Gold Association — SBGAВнешняя ссылка). Эта некоммерческая организация, действующая при поддержке государства, помогает мелким предприятиям добывать золото, используя безопасные методы работы и ответственные социальные и экологические практики. По ее словам, работать с властями в ситуации одобренной инициативы «О корпоративной ответственности бизнеса» стало бы намного сложнее. 

Кроме того, многие эксперты не без основания опасались, что в случае одобрения инициативы, которая предоставила бы иностранным гражданам право подавать иски против швейцарских компаний в швейцарские же суды, эти компании начали бы продавать свой бизнес или даже ликвидировать его в странах, где, по их мнению, степень правового риска была бы для них слишком велика. А вакуум, который возник бы тогда в этой области, неизбежно заполнили бы игроки, у которых было бы еще меньше возможностей и стремления обеспечивать хотя бы элементарные социальные гарантии.

«Без риска обойтись невозможно, а эта инициатива, одобри ее народ, создала бы правовую неопределенность, которая, по нашему мнению, не способствовала бы укреплению полиций швейцарского бизнеса в таких странах», − указывает в заключение Хосе Камино из компании Metalor в своем письме, в котором он также еще раз подчеркнул полную приверженность его предприятия современным этическим принципам ведения бизнеса.

Поделиться этой историей