Navigation

Дело фирмы Crypto AG: финал швейцарского шпионского триллера

Первая шифровальная машина, произведенная в Швейцарии компанией Crypto AG. Она появилась на рынке в 1952 году и была настолько эффективна, что ею тут же заинтересовались спецслужбы США. Dominik Landwehr

Скандал вокруг компании Crypto AG получил свое промежуточное завершение: доклад с выводами по итогам парламентского расследования.

Этот контент был опубликован 16 декабря 2020 года - 07:00
Доминик Ландвер (Dominik Landwehr)

Швейцарская компания Crypto несколько десятилетий подряд производила шифровальные станки со встроенными в них «черными ходами», позволявшими тем, кто имел к ним доступ, читать шифротелеграммы «зарубежных партнеров». Такие спецслужбы, как ЦРУ и БНД, могли тем самым шпионить за половиной мира. В феврале 2020 года, накануне пандемии, этот сюжет был одной из самых горячих тем в прессе Швейцарии. И вот сейчас вышел официальный отчет, в котором суммированы итоги парламентского расследования этого «дела».

Основал компанию Crypto AG 13 мая 1952 года шведский подданный Борис Хагелин (Boris Hagelin). Первая штаб-квартира компании находилась в личном шале основателя фирмы в кантоне Цуг. Его секретарь работал в гостиной, инженеры-техники монтировали шифровальные машинки, как и полагается, в гараже. Фирма Crypto AG не была стартапом в современном смысле этого слова: за четыре года до этого Борис Хагелин приехал в Швейцарию уже с ноу-хау и ценными связями, полученными за счет шведской компании A.B. Cryptoteknik. 

Машинки Хагелина и США

Первую шифровальную машину размером с мыльницу Борис Хагелин разработал еще перед Второй мировой войной. Из-за своих габаритов она вполне годилась для использования в полевых условиях. Машину типа M-209 закупили США и произвели по лицензии 140 000 штук. На пути тесного сотрудничества с изобретателем препятствий не было: после оккупации Норвегии и Дании нацистами швед Хагелин в 1940 году решил переехать от греха подальше в США.

Там он работал со знаменитым специалистом в области криптологии Уильямом Ф. Фридманом (William F. Friedman), одним из основателей разведывательной службы Signal Intelligence Service, предшественника нынешней NSA. Они стали близкими друзьями, поэтому Фридман продолжал посещать Б. Хагелина в Швейцарии и после войны: в 1944 году тот сначала вернулся в Швецию, а в 1948 году эмигрировал в Швейцарию. 

Одной из причин такого решения была позиция Швейцарии в период холодной войны: Швеция, как и Швейцария, была нейтральной страной, но ее политика нейтралитета была более строгой и жесткой. В частности, после мировой войны Швеция заметно ограничила экспорт своих шифровальных машин, поскольку они рассматривались в Стокгольме в качестве военного материала.

Швейцария же сознательно пыталась поддерживать концепцию своего нейтралитета в как можно более расплывчатой форме, с тем чтобы не провоцировать ни одну из держав, задействованных в послевоенном противостоянии.

В конечном итоге Б. Хагелин посчитал, что швейцарская политика нейтралитета куда более благоприятна для его бизнес-планов, даже несмотря на то, что, например, в Швейцарии действовали тогда натовские экспортные ограничения на поставки в страны Варшавского пакта «чувствительных технологий». 

Но Б. Хагелину для нового старта в Швейцарии нужен был капитал. Активно в поисках финансовых источников ему помогал все тот же Уильям Фридман. Но это вовсе не был бескорыстный акт дружбы: в обмен он обязал Б. Хагелина в будущем «учитывать интересы США». Кроме того, Хагелин получил гарантию, что США не будут его беспокоить дальнейшими экспортными ограничениями.

Шокированные американцы

Первая шифровальная машинка, которую Борис Хагелин произвел в Швейцарии, просто шокировала американцев: она была уж слишком хороша. Но цель-то была получить возможность читать зашифрованные сообщения, поэтому компания Crypto AG должна была выпустить даже специальное руководство с инструкцией по взлому заводских настроек.

Его американские партнеры, однако, шутить были не намерены: они и в самом деле стремились иметь возможность читать шифрованные сообщения. Так что в будущем Б. Хагелин выпускал два типа машин: с качественными криптографическими алгоритмами (их получали Швейцария, Швеция и страны НАТО) и варианты машин, которые очень легко взламывались теми, кто знал, как это можно сделать. Такую технику получали, например, арабские государства.

Шифровальная машина типа CD52 сегодня находится в хранилище Швейцарского национального музея в Цюрихе. Dominik Landwehr

Когда Борис Хагелин в 1970 году покинул фирму, ЦРУ совместно с Федеральной службой разведки Германии (BND) купило компанию в собственность через посредников всего за 8,5 млн долларов, что эквивалентно 35 млн швейцарских франков по сегодняшнему курсу. С тех пор спецслужбы могли давать разработчикам прямые указания и читать то, что они хотели прочитать. Эта так называемая операция «Минерва» была одной из крупнейших разведывательных операций со времен Второй мировой войны. 

Всего расшифрованными оказались секретные шифротелеграммы более ста стран, включая Аргентину, Иран, Ливию и Панаму. Поэтому ЦРУ и БНД располагали, например, всей полнотой информации о Фолклендской войне 1982 года, о теракте в берлинской дискотеке «Ла Бэль» в 1986 году или о захвате заложников в Иране в 1979 году — и все благодаря небольшой швейцарской компании в кантоне Цуг.

А что же с нейтралитетом Швейцарии? 

Вся эта история стала предметом самого пристального внимания средств массовой информации, особенно в США и Германии. Тем не менее до сих пор особой критики со стороны международного сообщества в адрес Швейцарии не последовало. США заявили, что не комментируют разведывательные операции, и только бывший министр ведомства германского федерального канцлера Бернд Шмидбауэр (Bernd Schmidbauer) полностью подтвердил факт проведения операции «Минерва». 

А что те, кого слушали и читали? Эти правительства молчали, потому что в противном случае они сами признали бы свою собственную неспособность обеспечить себе информационную безопасность. В начале ноября 2020 г. швейцарская Парламентская контрольно-ревизионная комиссия (Geschäftsprüfungsdelegation GPDel), курирующая спецслужбы, представила свой отчетВнешняя ссылка по итогам расследования скандала. Некоторые фрагменты доклада доступны общественности. 

Там говорится, в частности, что сама операция «Минерва» как таковая была вполне легальной, не противореча как тогдашним, так и нынешним правовым основам и положениям, будучи проведенной в рамках сотрудничества «дружественных спецслужб». В докладе критикуется, однако, собственно швейцарская разведка. Она «не сочла нужным проинформировать в полном объеме о деталях операции политическое руководство». Теперь у кабинета министров Швейцарии есть время до лета 2021 года, чтобы прокомментировать доклад.

Портативный шифровальный станок CD57 образца 1957-го года выпускался в двух версиях — «сильной» и «слабой», пользуясь большим успехом на рынке. Одно время выпускалась даже версия этой машинки с позолотой. Dominik Landwehr

Насколько все это было совместимо с нейтралитетом Швейцарии? Для начала следует учитывать, что в вопросе нейтралитета существует два аспекта: правовой и политический. Право четко закрепляет, что может и что не может делать нейтральная страна. Например, она не может принадлежать к военно-политическим блокам или принимать участие в войнах, все равно на чьей стороне. Политика нейтралитета является более широким кругом формальных и неформальных методов и инструментов, помогающих, грубо говоря, сделать национальное право в области нейтралитета приемлемым для международного сообщества. 

Федсовет закрывает глаза?

Эксперт по международному праву из Цюриха Оливер Диггельманн (Oliver Diggelmann) выступает с идеалистических позиций и считает, что данная история стала нарушением правовых основ нейтралитета. «Государство, имеющее статус постоянного нейтралитета, не может в рамках конфликта двух стран выступать в качестве квазиавтоматического союзника одной из них. Так что Швейцария была добровольным помощником США, шпионивших за своими вероятными противниками». 

Политолог Лоран Гетчель (Laurent Goetschel) придерживается другой, прагматичной точки зрения. «Вопрос приобрел бы актуальность только в том случае, если бы оказалось, что политическое руководство обо всем знало и закрывало на все глаза». Официально, как следует из упомянутого доклада, Швейцария в лице политического руководства была в курсе дела начиная по меньшей мере с осени 1993 года, а начиная с 2002 года она могла и читать зашифрованные сообщения. Однако признаки того, что Crypto AG работала с зарубежными спецслужбами, имелись в ее распоряжении и гораздо раньше.

Еще в середине 1970-х годов один из инженеров-разработчиков, покинувший компанию примерно в 1977 году, сообщил властям, в частности Федеральному прокурору, что компания Crypto AG намеренно производит устройства, которые можно легко взломать при желании. Расследование, проведенное прокуратурой под кодовым названием «Кодекс», так и не было завершено. Все документы по этому расследованию вроде бы исчезли в начале 2020 года, но затем они вновь всплыли летом этого года в секретном командном бункере швейцарских Вооруженных сил. В парламентском отчете неслучайно содержится критика в связи с организацией и поддержанием режима секретности. 

«Не спрашивай, не говори»

В 1992 году компания Crypto AG снова привлекла к себе внимание после того, как ее сотрудник Ханс Бюлер (Hans Bühler) был арестован в Тегеране по обвинению в шпионаже. Под стражей он оставался девять месяцев. После его возвращения в Швейцарию компания Crypto AG немедленно расторгла с ним все отношения занятости, после чего Х. Бюлер сообщил СМИ о реальной причине своего ареста: иранцы заподозрили, что в шифровальные устройства, инженером по которым был Бюлер и задача которого в Иране состояла в организации продаж продукции его фирмы, был встроен «черный ход», которым могли пользоваться секретные службы США. 

Долгое время эту историю расследовал цюрихский журналист Рес Штреле (Res Strehle), основатель крайне левой швейцарской газеты WOZ и бывший радикальный борец «против компьютерного рабства». Свою первую книгу на эту тему он написал еще в 1994 году. Летом 2020 года он представил вторую книгу, в которой содержались, по его мнению, «неопровержимые доказательства того, что Crypto AG работала со спецслужбами». Свое расследование по следам так называемого «дела Бюлера» в 1994 году провела и швейцарская федеральная полиция (Fedpol), допросив более двух десятков человек. 

Но и это расследование завершилось безрезультатно. Ясно однако теперь, что самое позднее с этого момента политическое руководство страны знало о том, что компания Crypto AG находится в руках американских и германских спецслужб. Многие эксперты полагают, что швейцарские спецслужбы знали об этой разведывательной операции гораздо раньше, покрывая и фирму, и их хозяев. Сами же власти действовали тогда в соответствии с лозунгом Don’t ask, don’t tell, что в вольном переводе означает: «Меньше знаешь, лучше спишь»!

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей