Швейцарские часовщики и век «великих потрясений»?

Выживет ли швейцарская часовая индустрия в условиях цифровой революции?

Пустота в помещениях выставки Baselworld. Большие и супердорогие отраслевые экспозиции уходят в прошлое, швейцарские производители часов предпочитают налаживать прямые контакты с клиентами. Март 2019 года. © Keystone / Georgios Kefalas

На фоне трудностей, с которыми сталкивается часовая выставка Baselworld, часовая индустрия Швейцарии нуждается в новой витрине для демонстрации своих ноу-хау и традиций мастерства. Но вместо того чтобы объединиться, производители выдвигают каждый все новые и новые собственные инициативы, усугубляя и без того заметный хаос. Что делать? По мнению одного из отраслевых экспертов, инициативу должны взять на себе федеральные власти! Государство вместо частной инициативы? В Швейцарии этого не любят. А если иного выхода нет?

Этот контент был опубликован 28 января 2020 года - 11:00
Самуэль Жабер ( Самуэль Жабер), русскоязычная версия: Игорь Петров

Еще до относительно недавнего времени ситуация, в которой находились швейцарские часовщики, была более или менее проста. Каждый год весной они собирались на берегах Рейна для участия в самом важном отраслевом событии, выставке Baselworld. Для ведущих брендов это было действительно важнейшее событие года, с учетом того, что именно на этой экспозиции они заключали значительную часть всех своих контрактов на год вперед. Кроме того, выставка была уникальной возможностью для отрасли, объединенной лейблом «Swiss made», продемонстрировать свои блеск и креативность.

Свежо, как говорится, предание! За последние два года экспозиция Baselworld потеряла более половины своих участников и посетителей. Критическим моментом стало решение покинуть ярмарку, с помпой анонсированное летом 2018 года концерном Swatch Group, крупнейшим в мире производителем часов. И похоже, что возвращаться на берега Рейна концерн не спешит. А совсем недавно отвернуться от выставки пригрозила и компания LVMH, французский концерн, производящий товары класса люкс. Четыре часовые марки этой группы — Tag Heuer, Hublot, Zenith и Bulgari — предпочли организовать свое собственное выставочное мероприятие в Дубае в середине января 2020 года, аргументируя это более низкими накладными расходами и более выгодным календарём презентаций своих коллекций.

«Битвы эгоистов»

Компания Audemars Piguet пошла по тому же пути, что и другие бренды, объявив о том, что после 2019 года она больше не будет участвовать в женевской часовой выставке. Это мероприятие в городе Кальвина является аналогом экспозиции Baselworld, но зарезервировано оно было прежде всего для марок ультралюксовой ценовой категории. А вот независимые компании из региона Вале де Жу (Vallée de Joux), которые в прошлом 2019 году достигли рекордных продаж на сумму более 1,2 миллиарда швейцарских франков, намерены в будущем сосредоточиться на скромных локальных и региональных выставках, предпочитая устанавливать прямые контакты сразу с клиентами в Гонконге или Нью-Йорке.

«Сегодня брендовые компании предпочитают общаться со своими конечными клиентами-потребителями напрямую, а не через посредников. Это необратимая тенденция, и многие часовые ярмарки фактически проспали её», — говорит Оливье Мюллер (Olivier Müller), часовой эксперт-маркетолог из компании LuxeConsult. Экспозиция Baselworld действительно имеет свои недостатки, среди них непомерные цены, стенды, похожие на ядерные бункеры и недоступные среднему посетителю, попытки брендов перещеголять друг друга показной роскошью. Все эти обстоятельства во многом и способствовали упадку ярмарки. При этом выставка на Рейне была все-таки одной из немногих площадок, умевших объединять игроков в отрасли, где соперничество и эгоистичность являются распространённой нормой.

«Нам совершенно необходима организация, которая взяла бы в свои руки все бразды правления, с тем чтобы обеспечить сохранение швейцарской часовой индустрии в качестве самоценного явления. Швейцарские часовщики должны были бы быть заинтересованы в совместной работе, но пока они, что называется, работают как те лебедь, рак и щука», — говорит О. Мюллер. 

По его словам, первые контакты с Ассоциацией швейцарской часовой индустрии (Verband der Schweizerischen Uhrenindustrie) и с представителями часовой индустрии уже установлены. Цель: изучить пока саму принципиальную возможность реализации проекта такого рода. И если окажется так, что ни один частный актер не проявит интереса, то тогда Оливье Мюллер готов будет обратиться за помощью к федеральному центру.

Недвусмысленный намёк в сторону Präsenz Schweiz

«Эта новая структура могла бы выступать в роли посредника. Например, она могла бы организовывать мероприятия в швейцарских посольствах или стать своего рода «бродячим цирком» швейцарского часового искусства с выступлениями в самых разных регионах по всему миру. Конечно, она не должна была бы подменять собой отделы рекламы и коммуникаций основных брендов с точки зрения их общения с окружающим миром. Но если и создавать её, то сделать это можно было бы лучше всего под эгидой Präsenz Schweiz, подразделения МИД, отвечающего за продвижение имиджа страны за рубежом.

Оливье Мюллер, часовой эксперт и автор часового блога во франкоязычной швейцарской газете Le Temps. Copyright 2014 Deborah Loth

В прошлые годы директор Präsenz Schweiz Николас Биду стремился, прежде всего, «продавать» миру Швейцарию в качестве высокотехнологичной и «крутой» страны. «Все это верно и правильно, однако беспилотники, технологии искусственного интеллекта и медицинские технологии не должны застилать нам взгляд на тот факт, что часовая индустрия является третьей по величине швейцарской экспортной отраслью и что в ней занято почти 60 000 человек по всей Швейцарии», — напоминает Оливье Мюллер.

Поиск формата сотрудничества

Портал swissinfo.ch переслал Николасу Биду идеи Оливье Мюллера. Чиновник высказал готовность «подумать». «Мы всегда открыты для сотрудничества. Однако до сих пор отраслевые организации сферы часовой индустрии с нами на предмет такой кооперации не связывались. Но если это произойдет, то мы были бы, конечно, готовы обсудить вопрос о том, как наши задачи в области продвижения имиджа Швейцарии за рубежом могли бы сочетаться с интересами часовщиков.

Кроме того, нужно было бы рассмотреть возможность привлечения к такому сотрудничеству и других участников, особенно тех, кто прицельно занимается продвижением швейцарского экспорта за рубежом. Нам затем потребуются дополнительные размышления и соображения на предмет конкретной формы такого возможного сотрудничества. При этом должны быть приняты во внимание особые потребности часовой отрасли, наши задачи и необходимость справедливого отношения и к другим секторам и отраслям швейцарской промышленности», — подчеркивает директор Präsenz Schweiz.

Часовая индустрия является одним из самых надежных имиджевых двигателей Швейцарии

End of insertion

Как указывает далее Н. Биду, «в любом случае, я согласен, что часовая индустрия является одним из самых надежных имиджевых двигателей Швейцарии, на него мы вполне можем положиться даже в условиях ужесточения конкуренции со стороны так называемых „умных часов“, которые давно уже и весьма существенно изменили ситуацию во многих сегментах часовой промышленности». Но при этом Н. Биду призывает адекватно смотреть на проблемы, с которыми сталкиваются часовые ярмарки, и на то, какое влияние они оказывают на маркетинг часов, производимых под лейблом «Swiss made».

«Количество моделей продаж за последние годы стремительно выросло. И понятно, что многие крупные отраслевые экспозиции сталкиваются из-за этого с проблемами. Однако ничего фатального для их будущего я не вижу. Самыми важными показателями для часовой индустрии ведь были и остаются цифры продаж, а не количество посетителей на ярмарках. А эти цифры сейчас, по нашим данным, более чем респектабельны», — резюмирует Н. Биду.


Швейцарское часовое производство не должно становиться резервацией

Учитывая, что по всему миру каждый год продаются миллионы часов, включая примерно 68 миллионов «умных часов», швейцарская часовая индустрия, которая экспортирует менее 20 миллионов часов в год, особого веса на мировом рынке не имеет, по крайней мере с точки зрения абсолютного количества проданных экземпляров.

При этом объемы продаж постоянно сокращается, поскольку если в отрасли и есть рост, то в первую очередь он обусловлен последовательным и приоритетным интересом потребителей к часам высшей ценовой категории от 3000 швейцарских франков и выше. «Зачем людям покупать часы за 300 франков, которые просто показывают время? Время сегодня можно найти повсюду. А вот часы премиальных категорий — это будет работать всегда, потому что подобные часы вечны».

Такого мнения придерживается Жан-Клод Бивер (Jean-Claude Biver), бывший президент часового подразделения международной группы LVMH. Оливье Мюллер не согласен. «Часы в нижнем ценовом диапазоне также гарантированно проработают в течение по меньшей мере двух поколений. Часовая индустрия должна бороться за выживание во всех ценовых сегментах, в противном случае существует риск, что она просто станет «индейской резервацией».

По словам О. Мюллера, швейцарская часовая индустрия упустила «огромную возможность», не распознав вовремя рыночный потенциал «умных часов». Однако «еще не всё потеряно. Она еще имеет шанс завоевать рынок молодых потребителей в развивающихся странах. Там для многих часы Tissot за 800 франков все еще являются предметом роскоши».

End of insertion

Свяжитесь с автором в сети Twitter: @samueljaberg

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей