Navigation

Швейцария пережила самый сильный экономический спад за последние 45 лет

Закрытие всех магазинов, кроме продающих товары повседневного спроса, вызвало падение объемов частного потребления примерно на 20%. На фото: город Грюйер (Gruyeres), кантон Фрибур. В перспективе видна гора Ле Молезон (Le Moleson), 27 марта 2020 года. Keystone / Laurent Gillieron

В 2020 году Швейцария пережила самый сильный экономический спад со времен нефтяного кризиса 1975 года.

Этот контент был опубликован 02 марта 2021 года - 07:00
Русскоязычная редакция SWI Swissinfo, швейцарское информационное агентство Keystone-SDA / NZZ / ИП

В 2020 году Швейцария пережила самый сильный экономический спад со времен нефтяного кризиса 1975-го года. Об этом свидетельствуют данные, представленные на прошлой неделе швейцарским Государственным секретариатом по экономическим вопросам (SECO,Внешняя ссылка подразделение Минэкономики). В целом за 2020 год валовой внутренний продукт (ВВП) сократился в стоимостном выражении на 2,9%.

Если посмотреть, однако, на циклы экономического развития страны в реальном времени, то мы увидим весьма значительную степень нестабильности. В первом полугодии 2020 года в Швейцарии наблюдался исторически рекордный спад темпов роста в минус 8,9%. Летом экономика отыграла 7,6%, тогда как последний квартал характеризовался стагнацией с ростом экономики только на +0,3%.

В абсолютном выражении экономический спад в Швейцарии, вызванный коронавирусом, эквивалентен утрате 21 млрд швейцарских франков по сравнению с 2019 г. При этом не учитывается тот факт, что и без пандемии экономика страны почти наверняка попала бы в ситуацию спада. По оценкам Швейцарского НИИ проблем экономической конъюнктуры (KOFВнешняя ссылка) при ВТШ (ETH) Цюриха, в 2021 году экономика страны также понесет потери на сумму по меньшей мере в 15 млрд швейцарских франков.

Однако в общем и целом нельзя сказать, что «Титаник» швейцарской экономики получил пробоины, несовместимые с жизнью. Конечно, первое, что бросается в глаза, - это закрытие всех магазинов, кроме продающих товары повседневного спроса. Данная мера, которая завершилась 1 марта 2021 года, вызвала заметное падение объемов частного потребления примерно на 20%.

Но общие макроэкономические последствия такого рода мер, скорее всего, останутся в пределах некоторых довольно ограниченных рамок. Согласно еженедельному индикатору ВВП, публикуемому Seco, экономическое производство в стране в период второй волны было всего лишь на 2% ниже, чем в тот же период в предыдущем 2019 году. Соответственно, Швейцария, возможно, потерпела от второго «полукарантина» гораздо меньший урон, нежели сравнимая с ней Австрия. 

Тем не менее первый квартал 2021 года уже носит на себе явные следы второго карантина. Согласно текущим прогнозам, показатели ВВП за этот период, скорее всего, снизятся на 1-2%. Эксперты отвечают, что в структуру общих экономических последствий следует включать, наряду с экономическими потерями, также и возросшие расходы в области здравоохранения, причем самыми весомыми статьями в данном случае выступают летальные случаи, вызванные заражением коронавирусом и последующим заболеванием, в том числе на фоне уже имевшихся заболеваний. 

В Швейцарии в чисто статистических целях эксперты исходят из того, что одна смерть в связи с вирусом или на его фоне наносит экономике ущерб в размере 1 млн долларов. Аналогичный порядок величин был для оценок экономических последствий пандемии в Швейцарии использован, например, швейцарской Национальной научной целевой рабочей группой (Covid-19-Task-Force). По состоянию на 24 февраля 2021 года в Швейцарии было официально зарегистрировано 9 942 случая смерти от коронавируса или от уже имевшихся болезней, обострившихся на фоне заражения. 

По подсчетам газеты NZZВнешняя ссылка, это соответствует «экономическому ущербу» в 9,9 миллиардов долларов, что по состоянию на 2019 год составляет 1,4% от ВВП. И это тоже прямой экономический ущерб, вызванный пандемией. Совокупный масштаб экономических и людских потерь в Швейцарии тем самым составил 4,3% от ВВП, то есть в этом отношении Швейцария находится в куда лучшем положении, чем ее соседи, а также США или Великобритания.

Почему так получилось? 

С одной стороны, это связано, как указывает NZZ, с относительно благоприятной отраслевой структурой швейцарской экономики. Секторы, особенно затронутые карантином, такие, в частности, как туризм или гастрономия, генерируют в Швейцарии в общем зачете в процентном отношении гораздо меньшую добавленную стоимость, чем в таких странах, как Австрия, Италия или Франция. А вот фармацевтическая промышленность, напротив, выступила в Швейцарии в качестве мощного демпфера, значительно смягчившего удар пандемии. 

Напомним, что примерно половина швейцарского экспорта приходится именно на фармацевтический сектор. Имеющая большое значение для Швейцарии «транзитная торговля» также стала фактором стабилизации. Речь идет о покупке и продаже товаров без физического их ввоза в Швейцарию. Но поскольку эти сделки совершаются местными компаниями, то эти данные учитываются в оценке размеров швейцарского ВВП. 

По имеющимся оценкам, без этого фактора ВВП Швейцарии сократился бы еще дополнительно на 1,5%, что поставило Швейцарию в такое же положение, в котором находится сейчас Германия. Наконец, еще в период первого карантина год назад Швейцария относительно быстро и эффективно оказала обширную финансовую помощь пострадавшим предприятиям и работодателям в виде кредитов, краткосрочных льгот и компенсаций для самозанятых лиц. Все это также предотвратило еще более глубокий экономический спад. 

Интересно, что Швейцария не стала прибегать к так называемым фискальным стимулам (дополнительные бюджетные расходы и сокращение налогов в связи с пандемией) в той же степени, что и другие страны: в Швейцарии доля таких расходов составила 5,3% от ВВП, тогда как в США этот показатель составил 16,7%. И еще один, но не менее важный фактор: с момента начала второй волны осенью 2020 года Швейцария ввела у себя гораздо более мягкие и либеральные ограничения, особенно по сравнению с большинством европейских стран, прежде всего с такими, как Германия и Австрия. 

И это, несомненно, дополнительно поддержало экономику, с учетом того, что основные участники рынка к этому моменту уже научились так или иначе, но жить с ограничениями, связанными с пандемией. Теперь, когда в стране с 1 марта начался медленный процесс сворачивания карантинных мер, эксперты указывают на особенную важность кампании по вакцинации. Чем быстрее будет достигнут прогресс в иммунизации населения, тем быстрее, скорее всего, произойдет возврат к нормальной жизни, в том числе и к задействованию того, что в экономике называется «отложенный спрос». 

С другой стороны, следует учитывать, что каждый второй франк Швейцария зарабатывает за рубежом. Ее основные торговые партнеры, такие как Германия, Испания, Италия и Франция, серьезно пострадали от коронавирусного кризиса. Государственный долг в еврозоне достиг новых максимумов, а ее экономика находится в состоянии застоя, что может привести к комбинированному долговому и экономическому кризису, который может стать даже более тяжелым, чем собственно кризис, возникший из-за коронавируса. 

Сложно окончательно подсчитать и экономический ущерб от пандемии внутри Швейцарии. Особое беспокойство у многих экспертов вызывает ситуация на рынке труда. Кризис привел к появлению более 50 000 дополнительных безработных и 67 000 лиц, ищущих работу в стране с населением в 8,6 млн человек. Довольно сильно кризис ударил по молодым людям, а ведь именно минимальная молодежная безработица всегда была одной из важнейших опор швейцарской модели экономического успеха. В итоге в первом квартале 2021 года экономический тренд вернулся в отрицательную зону, а многие эксперты пересмотрели свои общие прогнозы в отношении экономики Швейцарии в сторону понижения. 

Экономисты KOF, например, по-прежнему ожидают в текущем году роста экономики на 2% (прогноз на конец 2020 года был рост в 3,2%) прежде всего из-за медленного начала кампании вакцинации и растущего масштаба распространения новых, более заразных штаммов Sars-CoV-2, что делает быстрое и полное снятие всех карантинных мер довольно маловероятной перспективой. Тем не менее есть шанс, что к лету экономика вернется в некоторой степени в нормальное русло и начнется сильный восходящий тренд, а Швейцария в целом достигнет докризисного уровня быстрее, чем соседние страны. 

Произойдет это за счет благоприятной отраслевой структуры, сравнительно мягких карантинных мер и прочного положения экспортной сферы экономики, которая сможет извлечь заметную выгоду из повышательного экономического тренда в Азии. Полностью же от экономического спада, вызванного пандемией, Швейцария не избавится по меньшей мере до начала 2022 года. Свой прогноз на 2021 год SECO опубликует 11 марта. 

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.