Navigation

Что говорит о Швейцарии последний в 2020 году референдум?

Пандемия заставила швейцарский электорат быть даже более осторожным, чем обычно. Keystone / Peter Klaunzer

Наш разбор полетов: пять важных выводов по итогам референдума 29-го ноября.

Этот контент был опубликован 03 декабря 2020 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Многие швейцарцы испытывают сегодня все большее беспокойство по поводу состояния своей экономики. Но не потому, что они боятся, что в магазинах могут вдруг исчезнуть соль и спички. Они-то как раз никогда не исчезнут, однако, удовлетворив свои первичные потребности, швейцарцы начинают ставить перед собой и перед собственным бизнесом этические вопросы. 

Политики и общественные структуры видят в этом новый тренд и шанс для самопрофилирования. В итоге классические швейцарские ценности, такие как порядочность, сдержанность и рациональность в рамках политических дебатов, оказались под угрозой.

Наша аналитика.

1. На дворе кризис — не время менять лошадей!

Инициативу «О корпоративной ответственности бизнеса» постигла судьба большинства швейцарских народных законодательных инициатив. Она была отвергнута: большинство, пусть и микроскопическое, было за нее, но большинство кантонов проголосовало против. И это понятно: пандемия заставила швейцарский электорат быть даже более осторожным, чем обычно. 

Конечно, если посмотреть на Швейцарию из-за рубежа, то она покажется райской страной с полной казной и скромным объемом бюджетного долга, даже несмотря на миллиарды долларов, выделенные экономике в качестве помощи и поддержки. Однако вторая волна пандемии имела глобальные масштабы, ощутила которые и в целом вроде бы благополучная Швейцария. 

Но здесь еще не забыли старое правило: коней на переправе не меняют! В кризисных ситуациях люди стремятся здесь зацепиться за привычное, так что швейцарцы сейчас совсем не готовы экспериментировать ни со своей экспортной экономикой, ни с собственными пенсиями. 

2. В Швейцарии тоже есть свои Swing States — колеблющиеся кантоны

Швейцария — раздробленная страна, которой, по сути, не должно было бы быть, настолько порой сильны противоречия немецкой и французской частей страны, города и деревни, горных и долинных регионов, католических и протестантских, промышленно развитых и отсталых, консервативных и прогрессивных (что бы это ни означало). Швейцарии везет: линии раскола никогда не совпадают и не начинают оказывать на страну кумулятивно-деструктивного влияния. 

Однако нынешняя кампания за или против инициативы «О корпоративной ответственности» показала, что политическая география страны продолжает усложняться. Теперь в ней есть кантоны, которые всегда выступают в пользу такого рода инициатив, есть те, которые всегда отвергают их, а есть и колеблющиеся кантоны — те самые «свинг-стейтс». Именно они и стали решающими кантонами в рамках данного референдума, с учетом так называемого «двойного большинства», необходимого в Швейцарии для внесения поправок в конституцию. 

Соответственно, как противники, так и сторонники инициативы сосредоточили все свои усилия, особенно на завершающей стадии политической кампании, именно на этих колеблющихся кантонах. Те, кто наблюдал за всеми этими событиями из-за рубежа, могли и не уловить ту жесткость, с которой велась агитационная кампания с обеих сторон. 

Уж очень точно фокусированной и таргетированной была политическая реклама. Оказалось, что Швейцария тоже теперь умеет вести политические кампании на основе использования алгоритмов и больших объемов данных. Что это будет означать для будущего политической системы страны? Вопрос открытый. Кстати, что касается жесткой борьбы...

3. Новые формы политической агитации, или «Пробитое дно»

Не очень заметны были за рубежом и новые формы политической агитации, возникшие в ходе борьбы за или против «Инициативы о корпоративной ответственности». Это была, «пожалуй, самая дорогая избирательная кампания». Таковы оценки политолога Лукаса Гольдера. Это так, но это далеко не всё. 

Сторонники действовали как на макроуровне, завесив почти каждый дом своими оранжевыми флагами и баннерами, так и на микроуровне, злоупотребляя частными банками данных, осуществляя таргетированные электронные рассылки и рассылая свои брошюры по почте, маскируя их под «экстренные выпуски» популярных желтых журналов и газет, без ведома соответствующих издательств. 

И это было действительно, что называется, «дно»: ради «моральных целей» нарушались базовые нормы бизнеса, этики и культуры дебатов. Соперники в долгу не оставались. Они «запрягли» в свою кампанию не только генерального директора концерна Glencore, но и министра экономики Буркина-Фасо и ведущего колумбийского экономиста. 

В социальных сетях с их подачи появлялись видеоматериалы, которые, выискивая мнимые и реальные факты манипуляций, прицельно пачкали репутацию гуманитарных и благотворительных организаций. Политическая поляризация в Швейцарии пробила новое «дно» и достигла нового уровня. Знаменитые швейцарская порядочность и стремление к компромиссу оказались под угрозой.

4. Чувство неудобства остается — в новом формате

Весь мир сейчас находится в морализаторском модусе. Все требуют от других морального поведения (не от себя, я-то, понятное дело, очень морален), все возмущаются и требуют сатисфакции. Обе инициативы, отвергнутые народом, выражают стремление и народа Швейцарии тоже ходить в магазин и не просто покупать авокадо и бананы, но «вносить вклад в улучшение мира». 

И это в какой-то степени логично: на антивоенные демонстрации больше никто не ходит, а в магазин ходят все. Поэтому желательно было бы сделать так, чтобы и поставщики авокадо и бананов изначально вели себя этически правильно. Кто решает, что правильно? Твиттер и Фейсбук. Но и без них продукция органического сельского хозяйства, а также продукты питания с лейблом Fairtrade пользуются в последние годы повышенным спросом. Но ведь швейцарские потребители богаты. 

Они легко могут позволить себе платить немного больше за «яйца счастливых кур», при том, что на продукты питания у них в среднем уходит всего-то 7% их месячного дохода (в Москве — 30%, в Украине — до 50%). Примерно тоже самое происходит и на уровне макроэкономики. Швейцария в качестве мирового финансового центра активно противодействует отмыванию и легализации незаконных активов. А как же дело Магнитского? Подробнее здесь. Так или иначе, но на словах банки Швейцарии выступают против грязных денег.

Из-за этого многие начинают думать о том, как можно было бы совместить профит и, например, «климатическую справедливость» (чтобы это ни значило)? Экономика уже начала реагировать на растущую потребность людей в морально-нравственном самоудовлетворении. Банки предлагают им соответствующие инвестиционные продукты. 

Как написала газета «Нойе Цюрхер Цайтунг» в своей передовице в понедельник 30 ноября: «Страна проголосовала против пустых обещаний». Не исключено! Но тренд остается: многие швейцарцы и в самом деле испытывают все большее беспокойство по поводу морального состояния экономики. И они будут выражать это беспокойство и дальше во все новых и новых народных законодательных инициативах.

5. Каждый голос важен — в том числе голос швейцарцев за рубежом

Воскресенье 29 ноября 2020 года еще раз показало, насколько велика ментальная разница между швейцарцами, живущими на ПМЖ за рубежом, и швейцарцами, живущими на исторической родине. В двенадцати кантонах, являющихся избирательными округами для членов «Пятой Швейцарии», можно было увидеть, что «иностранные швейцарцы» массово поддержали и инициативу о корпоративной ответственности бизнеса (57,3%), и инициативу о порядке инвестирования в предприятия ВПК (51%). 

На сей раз, правда, голоса иностранных швейцарцев ситуации не переломили. Потому что даже если бы все бюллетени вовремя добрались до избирателей, живущих на пространстве от Бразилии до Сибири (чего в реальности никогда не бывает), все равно на пути у обеих инициатив встали кантоны, так называемое «двойное большинство». И именно оно и стало их могильщиком!

Однако именно такие голосования, завершающиеся с минимальным перевесом голосов (недавно так решился вопрос о покупке новых истребителей для нужд национальных ВВС), показывают, что «значение имеет каждый голос», причем не только в теории, но и буквально в реальности. Борьба, которую Организация швейцарцев за рубежом (ASO) ведет за то, чтобы в стране наконец было введено электронное голосование, является борьбой в том числе и за швейцарскую демократию.

Поделиться этой историей