Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Рынок искусства Современное искусство ставит один рекорд за другим

, г. Лондон


Картина «FC (Fire-Colour 1)», 1962-го года, кисти французского художника Ива Кляйна (Yves Klein), была продана в Нью-Йорке в мае 2012-го года за 36,5 млн. долларов.

Картина «FC (Fire-Colour 1)», 1962-го года, кисти французского художника Ива Кляйна (Yves Klein), была продана в Нью-Йорке в мае 2012-го года за 36,5 млн. долларов.

(Keystone)

За их произведения знатоки платят астрономические суммы. Современные художники переживают воистину золотой век. По мнению живущей в Лондоне швейцарской художницы Нади Берри, виноваты в этом молодые коллекционеры.

Картина «Three Studies of Lucian Freud», созданная в 1969 году известным художником, внуком основателя психоанализа Люсьеном Майклом Фрейдом (Lucian Michael Freud; 1922 — 2011), была продана 13 ноября в Нью-Йорке на аукционе «Christie’s» всего за десять минут. Ее новый владелец выложил за картину ни много ни мало 142 миллиона долларов, сделав это полотно самым дорогим современным произведением искусства, которое когда-либо было продано в мире. В тот же день на другом аукционе — «Sotheby’s» — также было поставлено несколько впечатляющих рекордов.

Эти совершенно астрономические цифры лишний раз доказывают то, что давно уже не секрет для знатоков и специалистов: рынок современного искусства растет гигантскими темпами, цены здесь знают только одно направление — вверх. Несмотря на кризис в прошлом году этот рынок вырос на 15%, преодолев психологически важную отметку в один миллиард долларов. Именно столько заработали участники этого рынка за год. Об этом заявила недавно маркетинговая компания «Artprice», глобальный лидер в области анализа рынка предметов искусства.

Удивительно — но факт: современное искусство сегодня стоит дороже признанных мастеров эпохи Ренессанса. Живущая в Лондоне швейцарская художница Надя Берри (Nadia Berri) разъясняет в интервью порталу swissinfo причины этого и рассказывает, какие виды занятости предлагает сегодня сектор торговли произведениями искусства.

Ценовые рекорды

Новейшим рекордом является цена картины «Three Studies of Lucian Freud», единого в трех лицах портрета Френсиса Бэкона (Francis Bacon). Это полотно было продано 13 ноября 2013 г. на аукционе «Christie’s» в Нью-Йорке за 142,4 млн. долларов.

Предыдущий рекорд принадлежал знаменитой картине Э. Мунка «Крик», которая в мае 2012 г. была продана на аукционе «Sotheby’s» за 119,9 млн. долларов. И если внимательно анализировать рынок произведений современного искусства, то станет ясно — новый ценовой рекорд неизбежен и он не за горами.

В тот же день 13 ноября на аукционе «Christie’s» был установлен рекорд в плане продажи произведения искусства ныне здравствующего художника, а именно, речь идет о скульптуре «Balloon Dog (Orange)» Джеффа Кунса (Jeff Koons), которая «ушла» за 58,4 млн. долларов.

Были зарегистрированы рекордные цены на произведения таких мастеров, как Кристофер Вул (Christopher Wool), Эд Рейнхард (Ad Reinhardt), Дональд Джадд (Donald Judd) и Виллем де Кунинг (Willem de Kooning). На следующий день на аукционе «Sotheby’s» были установлены рекорды в персональном зачете. Например, картина Энди Уорхола «Silver Car Crash» была продана за 105 миллионов долларов.

Немалые суммы были уплачены за произведения Эдвина Паркера Твомбли-младшего (Edwin Parker «Cy» Twombly, Jr.), Агнеса Мартина (Agnes Martin), Мартина Киппенбергера (Martin Kippenberger), Брайса Мардена (Brice Marden), а также творческого коллектива «Bruce High Quality Foundation» и Марка Брэдфорда (Mark Bradford).

Конец инфобокса

swissinfo.ch: Вы художник и преподаватель-доцент одновременно. Как Вам удается соединять эти два рода деятельности?

Надя Берри (Nadia Berri): Для меня каждая лекция это что-то вроде перформанса, представления. Я знакомлю людей с искусством и устраиваю рабочие семинары, которые базируются на практической работе. Обе эти реальности сливаются воедино, но каждая остается при этом полностью автономной.

Но и в рамках моей преподавательской деятельности я также наблюдаю соприкосновение абсолютно разных сфер: «Институт Искусств аукционного дома Сотбис» («Sotheby’s Institute of Art»), музей «Tate Modern» и благотворительный фонд «Charity Bow Arts» — что еще на свете может различаться столь разительно?

(sothebysinstitute.com)

swissinfo.ch: Почему люди так интересуются образовательными курсами в области истории современного искусства, предлагаемыми структурами, тесно связанными с аукционным бизнесом?

Н. Б.: Дело в том, что упомянутый мной «Sotheby’s Institute of Art» изначально был «школой» для нужд данного аукционного дома. В 2002 г. он стал частью Университета города Манчестер, пусть даже имя «Сотбис» до сих пор употребляется в названии этого учебного заведения, и между аукционным домом и институтом продолжает существовать прочная связь.

Сегодня искусство является отраслью, в которой активно создаются рабочие места. В частности, я лично начиная с 2008 г. преподаю в «Sotheby’s Institute of Art» историю искусства, и интерес к моим лекциям растет постоянно. Так, например, курс лекций на тему «Искусство и бизнес» («Art & Business») я начала на должности приват-доцента, у меня было порядка 25 студентов. Сегодня их в два раза больше.

swissinfo.ch: Кто посещает такие курсы?

Н. Б.: В Лондон приезжают сейчас молодые люди со всего света. Тот, кто выбирает такой курс лекций, должен обладать как минимум двумя качествами: это солидные профессиональные знания, накопленные еще во время пребывания на родине, и достаточные финансовые средства для получения образования на таком высоком уровне. А часто это люди, которые просто ищут каких-то новых задач для себя в жизни.

swissinfo.ch: Можно ли считать Лондон европейской столицей современного искусства?

Н. Б.: Да, это близко к истине, учитывая, что в Лондоне сейчас сталкиваются и пересекаются самые разные течения и тенденции. Здесь есть музеи, аукционы, галереи, и что немаловажно — деньги, но также и творческие группы, которые сами «делают» свое искусство, распространяя его без посредников.

Самые влиятельные

Инвестировав в произведения современного искусства в общей сложности около одного миллиарда долларов, самой «влиятельной персоной в мире искусства» не без основания считается Аль-Маясса бинт Хамад бин Халифа Аль Тани, 14-й по старшинству ребёнок у шейха Хамада бин Халифы Аль Тани, бывшего эмира Катара.

Таково мнение журнала «ArtReview», публикующего каждый год рейтинг ста самых влиятельных персон в этой сфере, от галеристов до критиков, от коллекционеров до художников. В этом рейтинге есть и еще одна женщина из Германии по имени Беатрикс Руф (Beatrix Ruf). В общем зачете она находится на 7 месте, будучи директором музея «Kunsthalle Zürich» и членом экспертного художественного совета, реализующего культурные программы женевской ядерной лаборатории «CERN».

В десятку самых влиятельных деятелей мира искусства входят также два швейцарца. На третьем месте находится Иван Вирт (Iwan Wirth), галерист и торговец произведениями современного искусства из Цюриха, владелец галереи «Hauser & Wirth», одной из самых влиятельных мировых галерей с филиалами в Лондоне, Нью-Йорке и Цюрихе.

На пятой позиции расположился Ганс Ульрих Обрист (Hans Ulrich Obrist), также из Цюриха. Он является куратором выставок, критиком, историком искусств и одним из руководителей знаменитой «Serpentine Gallery», влиятельного центра современного искусства со штаб-квартирой в Лондоне (район «Kensington Gardens, Hyde Park»).

Конец инфобокса

swissinfo.ch: Но здесь мы уже находимся в пограничной зоне, примыкающей к искусству. А нас интересует, например, такой вопрос: как вообще возможно оценить значение и стоимость произведения современного искусства?

Н. Б.: Нужно отличать произведение искусства как таковое и суть его идейного «послания» от того, как это произведение воздействует на публику. На вкус и цвет, как известно, товарищей нет, влиять на вкус нельзя, да и невозможно, хотя каждый из нас должен стараться сохранять критический настрой. Тот факт, что данное произведение искусства выставлено в этой галерее, еще не означает, что мы имеем дело с действительно достойной вещью. Мы всего лишь видим зримую манифестацию частного вкуса владельца этой галереи.

Коммерческая стоимость и творческая ценность — это две совершенно разных вещи. В искусстве всегда были и будут модные течения. В настоящее время в моду вошло именно современное искусство, которое активно скупается новым поколением коллекционеров из России и арабского мира. Многие полагаются при этом на вкус своих менеджеров, агентов и советников, однако часто их рекомендации блокируют индивидуальную творческую свободу коллекционеров, сужая их кругозор и сферу их свободного выбора.

swissinfo.ch: И все-таки, почему современные коллекционеры обращают свое внимание прежде всего на современное искусство?

Н. Б.: Потому что оно обещает гламур и распространяет своего рода ауру, характеризующую личность данного коллекционера таким или иным образом. Впрочем, существуют здесь и вполне серьезные коллекционеры, которые разбираются в искусстве, сразу же видя произведения, которые на самом деле могут затронуть до глубины души, неся миру действительно важное послание.

swissinfo.ch: Что же сегодня особенно в моде?

Н. Б.: Я наблюдаю разные формы одного и того же кумулятивного эффекта, которые я обозначаю собирательным термином «Синдром Мурильо». Например, коллекционер получает рекомендацию приобрести произведения того или иного художника, уже, якобы, открытого и оцененного другими собирателями — и пошло, поехало...

Так, например, происходит сейчас с колумбийцем Оскаром Мурильо (Oscar Murillo, род. 1986 г.). Его популярность напоминает модный ажиотаж вокруг известного неоэкспрессиониста Жана-Мишеля Баския (Jean-Michel Basquiat, 1960 — 1988), которого в свое время активно продвигала галеристка Аннина Носеи (Annina Nosei), представляя его как «истинный голос улицы».

swissinfo.ch: А какова ситуация, в которой находятся швейцарские художники?

Н. Б.: Сейчас, например, очень популярен Альберто Джакометти (Alberto Giacometti, 1901 - 1966), его имя связано с очень солидными ценниками. А вот Пауль Клее (1879 - 1940) — тоже великий художник, которому музей «Tate Modern» посвятил замечательную совершенно выставку — похожего успеха на аукционах не имеет.

swissinfo.ch: Есть ли такой художник, которые хорошо продается на аукционах, но не потому, что он сейчас особенно в моде, а потому что в его произведениях люди улавливают определенную идею, своего рода «послание» городу и миру?

Н. Б.: Основываясь на собственном опыте я бы назвала французского концептуалиста Ива Кляйна (Yves Klein,1928 — 1962) с его перформансом «Zone de Sensibilité Picturale Immatérielle». Он известен своими так называемыми монохромными полотнами, самые знаменитые из которых выполнены в синем цвете (его работа «Le Rose du Bleu» была продана в июне 2012 г. за 23,56 млн франков, что так же стало рекордом – прим. ред.).

Он ставил перед собой задачу добиться совершенного материального воплощения идеального синего цвета, что ему во многом, можно сказать, удалось. В 1956 году он даже запатентовал свой вариант синего цвета под маркой «Klein Blue», известной в творческом мире в форме аббревиатуры «IKB».

swissinfo.ch: Основываясь на Вашем собственном вкусе, какое бы произведение Вы посоветовали приобрести коллекционеру?

Н. Б.: Очень бы посоветовала купить вещь под названием «Erased de Kooning Drawing» (1953 г.) американского художника и скульптора Роберта Раушенберга (Robert Milton Ernest Rauschenberg, 1925-2008), внука немецкого эмигранта и индианки из племени чероки, представителя абстрактного экспрессионизма, а затем концептуального искусства и поп-арта.

Речь идет о белом листе бумаги со стертым рисунком Виллема де Кунинга (Willem de Kooning, 1904-1997), также представителя абстрактного экспрессионизма. Де Кунинг сам подарил Раушенбергу этот листок. Сегодня он хранится в музее «San Francisco Museum of Modern Art» («SFMOMA»). И я даже боюсь представить, сколько эта вещь могла бы стоить на аукционе, учитывая всю связанную с ней предысторию.

Надя Берри

Родилась в Цюрихе. С 2008 г. ведет курсы для взрослых на тему истории современного изобразительного и прикладного искусства на базе «Sotheby’s Institute of Art». Работает также в качестве менеджера в музее «Tate Modern». Своим девизом по жизни она избрала высказывание американского музыканта Джона Кейджа (John Cage): «Искусство — это полезная игра».

Активно принимает участие в коллективных творческих проектах, таких, как проект «LUPA» («Lock Up Performance Art»), который реализовывался в Лондоне в период с 2011 по 2013 гг. В рамках этого проекта публика не ограничивалась ролью зрителя, но могла наряду с художниками принимать участие в творческом процессе.

Особенно интересным в рамках этого проекта оказалась «кинетическая система перформанса» под названием «Now, Voyager», состоявшая из насоса и большого красного мяча. Базисом для своего искусства она рассматривает междисциплинарный подход к творчеству. Примером такого подхода может считаться ее видео-инсталляция «Darren», видео-собрание криков случайно ряда случайно отобранных прохожих на улице.

Конец инфобокса


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров., swissinfo.ch


Гиперссылки

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×