Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Швейцария и литература Лейпцигская ярмарка под знаком белого креста



Швейцарские книжки разлетались в Лейпциге как горячие пирожки.

Швейцарские книжки разлетались в Лейпциге как горячие пирожки.

(Keystone)

Швейцария известна финансами! Но и романсами, романами и прочими литературными изысками она тоже не обделена. Она умеет работать как со словом, так и с деревом, о чем везде в Лейпциге напоминали красные швейцарские скамейки. Репортаж по итогам книжной Ярмарки.

В рамках швейцарского присутствия на ярмарке это событие было заявлено в качестве одного из самых главных. «Мартин Уокер и Аника Йонас объясняют Швейцарию», — так было указано в программке. Ведущие этого дискуссионного подиума должны — на литературном немецком и на диалекте — дискутировать о клише и предрассудках, связанных со Швейцарией.

Увы, но мероприятие откладывается, потому что Мартин Уокер элементарно... проспал. «Отрицательный результат тоже результат», — не унывает немецкая германистка Аника Йонас (Anica Jonas). «По крайней мере мы сумели развеять миф об абсолютной пунктуальности швейцарцев».

«Швейцарское выступление»

Среди спонсоров швейцарского участия в Ярмарке находятся фонд «Pro Helvetia», совет по культуре «Präsenz Schweiz» при поддержке Посольства Швейцарии в Германии, а также «Объединение швейцарских книготорговцев и издателей» («Schweizer Buchhändler- und Verleger-Verband» — «SBVV»).

Среди ведущих партнеров — фонд «Schweiz Tourismus», фотоагентство «Keystone», газета «Leipziger Volkszeitung» и местный городской журнал «Kreuzer».

Общую координацию осуществляет «SBVV» в лице исполнительного директора Дани Ландольфа (Dani Landolf), кураторов Томаса Бёма (Thomas Böhm), Франциски Шлепфер (Franziska Schläpfer), Анне-Мари Хюрлиман (Annemarie Hürlimann), включая председателя «SBVV» Марианну Сакс (Marianne Sax).

Конец инфобокса

Типичная Швейцария

Публика ждет начала объявленной дискуссии, заедая свое нетерпение щедро раздаваемым швейцарским шоколадом. У яркого красно-белого стенда Швейцарии у входа в Лейпцигский выставочный комплекс типичные швейцарские шоколадные конфеты можно забирать горстями. Расставленные вокруг сидения для посетителей покрыты грубыми и зримыми, очень добротными военными швейцарскими одеялами, в отдельной стеклянной витрине выставлен типичный швейцарский альпийский горн.

Швейцарские кресты можно разглядеть даже на крепежных элементах, благодаря которым, собственно, и держатся все конструкции, образующие Лейпцигский выставочный центр. В перерыве между двумя выступлениям авторов на сцене появляется популярный швейцарский дуэт «Doppelbock». «Вот только йодлеров нам и не хватало», — морщит нос одна из посетительниц, которая, конечно же, является швейцаркой.

«Комплекс мероприятий по продвижению позитивного имиджа страны» был в Лейпциге проработан до последней детали и так же тщательно и добросовестно реализован. Цель была не столь проста, как могло бы показаться на первый взгляд, а именно, представить Швейцарию одновременно страну и как традиционную, и как либеральную, открытую разного рода инновациям. Особенно же это было трудно сделать на фоне результатов голосования 9 февраля, когда избиратели страны посчитали необходимым немного притормозить иммиграцию из стран Евросоюза.

Другой взгляд на страну банков и шоколада

«Посетители ярмарки интересуются прежде всего исключительно книгами», — говорит Дани Ландольф (Dani Landolf), исполнительный секретарь «Объединения швейцарских книготорговцев и издателей» («Schweizer Buchhändler- und Verleger-Verband» — «SBVV»), внесший свой заметный и активный вклад в организацию «швейцарского выступления» в Лейпциге.

«Однако, действительно, результаты референдума 9 февраля обсуждаются тут весьма активно, все немецкие журналисты, аккредитованные при ярмарке, задают соответствующие вопросы. И это, разумеется, повышает степень внимания к стране в целом. Что, с другой стороны, дает нам шанс показать совсем иную Швейцарию». Предвидя все это, он и его коллеги заранее встроили в сетку мероприятий ярмарки несколько дискуссионных круглых столов и иных форматов, нацеленных как раз на разъяснение народной воли, выраженной 9-го февраля.

В первый день ярмарки, например, на тему страхов и опасений «маленькой страны перед лицом большой миграции», дискутировали швейцарские писатели Лукас Берфусс (Lukas Bärfuss) и Йонас Люшер (Jonas Lüscher), а также германская издательница Сабина Дёрлеман (Sabine Dörlemann) и Вольфганг Койдль (Wolfgang Koydl), корреспондент в Швейцарии баварской газеты «Süddeutsche Zeitung».

Зрителей в зале было много, вопросов и возражений почти не было. Много людей толпились и у стендов отдельных швейцарских издательств. Здесь первую скрипку играла бернская литературовед Габриэла Бадер (Gabriela Bader). Однажды она услышала, как одна немецкая посетительница ярмарки сказала своей подруге: «Они хотят продавать нам свои книги. Видеть же нас у себя они не желают». На Г. Бадер эти слова произвели угнетающее впечатление.

Интересная публика

Впрочем, она рассказывает также и о том, сколь велик был интерес публики к швейцарской литературе. «Меня приятно поразило, сколь информированными были гости», — говорит Г. Бадер. «У многих с собой были листочки с наименованиями книг, с которыми они обязательно хотели познакомиться». Что касается злосчастного 9-го февраля, то большинство посетителей точно знали, что писатели и вообще деятели швейцарской культуры думают иначе, выступая за открытую Швейцарию.

Такое же впечатление создалось и у Оливье Болана (Oliver Bolanz), руководителя базельского издательства «Christoph Merian Verlag». «Когда в первый день ярмарки я приступил к работе на стенде, я спросил своих коллег, мол, ну как, небось отбоя нет от вопросов про миграцию? А оказалось все совсем не так. Посетителей эта тема не то чтобы не интересовала, но особого ажиотажа на сей счет заметить было невозможно. Так посетители швейцарского стенда в Лейпциге оказались интересной и благодарной публикой», — подчеркивает издатель из Базеля.

Книжная ярмарка в Лейпциге

Этот книжный салон является в Германии вторым по значимости после знаменитой книжной ярмарки во Франкфурте-на-Майне и проходит каждый год в марте.

Результаты салона во многом определяют вехи развития книжного рынка как Германии, так и всей Европы. Основу ярмарки составляет идея непосредственного контакта между авторами и читательской публикой. Для этого в рамках ярмарки создана специальная платформа под названием «Лейпциг читает» («Leipzig liest»).

На ее основе в этом году было запланировано проведение почти 2 800 мероприятий. Если верить каталогу Лейпцигской ярмарки 1595-го года, Швейцария уже в 16 веке была постоянным участником этого книжного салона.

Конец инфобокса

Одна из таких посетительниц представилась в качестве Имтрауд Хюгль (Irmtraut Hügl). «Мне очень хотелось посмотреть, что интересного может нам представить Швейцария в сфере литературы», — говорит эта интересная дама, по профессии музыкальный менеджер и консультант. Живя под Лейпцигом, она регулярно, каждый год, приезжает на ярмарку.

«Конечно, 9-е февраля остается у меня в подсознании, но я прежде всего смотрю на книги. Для меня на первом месте здесь литература», — говорит она. «Стенд, дизайн которого разработала швейцарская фирма „Atelier Oї“ и красные скамейки для чтения, расставленные по центру Лейпцига — все это мне очень нравится».

А вот Кристоф фон Радовиц (Christoph von Radowitz) особенно отметил то обстоятельство, что швейцарский стенд не был перегружен книгами. С точки зрения этого уроженца Лейпцига «некоторые маленькие издательства из Швейцарии выглядят совсем иначе, а потому как-то особенно свежо». Результаты голосования 9-го февраля не изменили в целом его представления о Швейцарии. «Конечно, для самой Швейцарии все это является определенной проблемой. Однако у этой страны столько позитивных моментов, и все они, конечно, разом не отправятся коту под хвост, это точно».

Разнообразие и разноязычие

Габриэла Бадер также отмечает, что на ярмарке в Лейпциге позитивные элементы, связанные с имиджем Швейцарии, были представлены очень широко. «Образ „иной Швейцарии“ связан, прежде всего, с небывалым книжным разнообразием на стендах, причем тут можно было встретить издания на всех национальных языках. И это как раз говорит еще и о том, сколько талантлива швейцарская переводческая школа, и насколько сильно культурное и языковое разнообразие закреплено в сознании швейцарцев».

Так, например, особое внимание обратило на себя выступление швейцарского писателя из кантона Граубюнден Арно Камениша в рамках круглого стола «Три языка в три часа пополудни». Свои тексты он читал сразу на немецком и ретороманском. Послушать певучий голос автора из единственного трёхъязычного кантона Швейцарии пришли особенно много людей. И многие из них впервые в своей жизни получили возможность услышать этот удивительный язык живьем.

Молодая переводчица Лидия Димитрова, благодаря полученной ей недавно творческой стипендии, смогла реализовать свой проект перевода с французского на немецкий романа писательницы Изабель Флюкигер (Isabelle Flükiger) «Бестселлер» («Bestseller»). «Когда я, работая над переводом, в первый раз приехала в Швейцарию, мне казалось, что каждый швейцарец должен свободно говорить на немецком, французском и итальянском. Но все было совсем иначе». Что ж, Швейцарии предстоит еще много работы в плане попыток объяснить миру, как на самом деле «тикают» швейцарские часы.


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров., swissinfo.ch


Гиперссылки

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×