Новые приоритеты Швейцарии в области помощи развитию

С 2011 года Сэмюэль Бон занимает должность генерального директора фонда Swisscontact. Он изучал богословие и ранее работал в разных странах в качестве эксперта Красного Креста. / Daniel Buser

Новые приоритеты Швейцарии в области помощи развитию. Стоит ли стараться такой помощью противодействовать нелегальной миграции? Мнение эксперта!

Этот контент был опубликован 07 августа 2020 года - 07:00

Русскоязычная версия: Игорь Петров.

Швейцария намерена прицельно использовать часть своих средств, выделяемых ею на проекты в целях развития стран «третьего мира», для противодействия нелегальной миграции. О новой швейцарской стратегии международного сотрудничества в области помощи развитию мы поговорили с генеральным директором фонда Swisscontact Самуэлем Боном (Samuel Bon).

swissinfo.ch: Действительно ли, наращивая объемы инвестиций в целях развития стран «третьего мира», мы сможем добиться сокращения масштабов нелегальной миграции? Или же такие усилия дадут обратный эффект, ведь не секрет, что миграция доступна не самым бедным людям? Получив возможность заработать, они потом смогут начать в еще больших объёмах инвестировать в свою дорогу в сторону Европы. 

Самуэль Бон: Причинно-следственные связи носят здесь нелинейный характер. Сотрудничество в целях развития и в самом деле вполне может оказать на миграцию сдерживающее влияние, но только в долгосрочной перспективе. Например, если мы инвестируем в профессиональное образование, то понятно, что только одного этого для сокращения потоков миграции будет недостаточно. Здесь нам нужен целый пакет мер.

В частности, (в странах «третьего мира») нам нужна минимальная правовая определенность и безопасность, чтобы у людей элементарно хватало смелости создавать частные бизнесы или же привлекать международных инвесторов с целью создания рабочих мест. Но не следует тешить себя иллюзиями: сократить масштабы миграции только с помощью мер кратковременного характера невозможно.

Предположим, во всех странах мира достигнута одинаковая степень благосостояния. Значит ли это, что трансграничная миграция сойдет на ноль?

Такое положение дел не является ни целью швейцарского сотрудничества в области развития вообще, ни целью новой стратегии Швейцарии в этой области в частности. Если посмотреть на современный характер мирохозяйственных связей, то мы увидим, что миграция всегда была их очень важным элементом. Это видно и по тем деньгам, которые мигранты отсылают к себе на родину. Объемы этих средств в три раза превышают все так называемые «бюджеты с целью развития» во всем мире вместе взятые. 

Это говорит только об одном, а именно об огромном экономическом значении миграционных потоков. И когда мы дискутируем о миграции, то речь идет не только и не столько о людях, ищущих убежища в Швейцарии в связи с чрезвычайной кризисной ситуацией у себя на родине, потому что на них на самом деле в рамках общей структуры глобальной миграции как таковой приходится очень небольшая доля. 

Ведь в мире существует еще и значительная «циркуляционная миграция»: люди временно едут работать в других странах или регионах, а затем возвращаются домой на родину. В Швейцарии ведь многие отрасли экономики тоже в значительной степени зависят от иностранных работников и «трансграничных маятниковых мигрантов» («фронтальеров»).

Португальские сезонные рабочие на виноградниках под Женевой, 6 мая 2020 года. Keystone / Martial Trezzini

Поэтому, собственно, сотрудничество в целях развития и не должно быть направлено на предотвращение миграции. Скорее вопрос следует ставить иначе: как нам сделать так, чтобы миграционные потоки, двигающиеся в обе стороны, создавали как можно большую добавленную стоимость для всех участников этого процесса? 

Миграция является многоаспектным процессом и сложным вопросом. Поэтому довольно-таки сомнительным, с моей точки зрения, является подход, в рамках которого при помощи такого сотрудничества ставится цель «предотвращения миграции». Как мы можем сделать миграцию гуманной и экономически выгодной? Вот как надо на самом деле формулировать проблему.

В этих словах слышится слегка завуалированная критика в адрес федеральных властей. 

Нет, это не критика властей, наоборот: я считаю, что они вносят ценный вклад (в процесс развития стран «третьего мира»). Они действительно хотят сделать так, чтобы люди (в этих странах) имели возможность получить наилучшие условия (для жизни и труда). Власти Швейцарии, кроме того, поддерживают и постоянный диалог с иностранными государствами именно с целью противодействия нелегальной и неконтролируемой миграции. 

Моя критика если и направлена против кого-то, то не против правительства! Она обращена на то, как все эти вопросы, порой недифференцированно и поверхностно-упрощенно, воспринимаются в парламенте. Но в этом нет никакой вины федеральных органов исполнительной власти.

Однако правительство вы все равно критикуете и говорите, что Швейцария сейчас едва ли не единственная страна в мире, которая проводит публичные тендеры-конкурсы на получение финансирования проектов в области помощи развитию в полном соответствии с нормами ВТО. И именно поэтому, мол, все больше денег идет в доход иностранных НГО и зарубежных коммерческих компаний и фирм, ориентированных прежде всего на извлечение прибыли. А поскольку другие страны этого не делают, то у швейцарских НГО якобы практически нет шансов выиграть такие же контракты с другими странами. Так?

Так, но это не критика новой стратегии, потому что решение о либерализации рынка контрактов в области развития было принято (политическим руководством Швейцарии) уже много лет назад. Но нас действительно беспокоят двойные стандарты и неравные условия конкуренции. В целом мы за конкуренцию, она держит всех нас в форме. 

Беженцы, работающие в пекарне в Кении. Этот проект поддерживается фондом Swisscontact. © Keystone / Peter Klaunzer

Но проблема состоит в том, что Швейцария в самом деле сейчас единственная страна, открывшая свой рынок таких проектов для конкурентов из-за рубежа. В соответствии с международными стандартами сотрудничество в целях развития вовсе даже не подпадает под правила проведения торгов, установленные ВТО. 

Но Швейцария сделала это сама, добровольно. В других странах дело обстоит иначе, и это искажает условия честной конкуренции. И именно этот вопрос и должен поставить перед собой парламент, то есть насколько вообще целесообразно поступать именно так, при том, что никто в мире на такое не идёт? 

Так, может, федеральному правительству стоило бы надавить на своих, как говорят дипломаты, «иностранных партнеров», с тем чтобы те тоже выставляли финансирование своих проектов в области развития на публичные торги по стандартам ВТО?

Может быть и стоило бы попробовать это сделать, но я не думаю, что Швейцария такими методами сумеет добиться успеха. Дело в том, что сотрудничество в области развития никогда не бывает полностью политически нейтральным делом: оно не есть акт чистой благотворительности, будучи всегда тесно увязанным с резонами в области обеспечения национальной безопасности и развития двух- и многосторонних торгово-экономических отношений. 

Великие державы с их колониальной историей всегда имели и имеют и сейчас в этой сфере свои геоэкономические и стратегические интересы, плотно завязанные и на проекты в области развития. Поэтому-то они и не заинтересованы в чрезмерной либерализации рынка их финансирования. Если бы все страны действительно полностью открыли эти свои рынки, то такой интересный шаг можно было бы только приветствовать. 

Конкуренция, безусловно, усилила бы эффективность и действенность данных проектов. Но я не уверен, что Швейцария обладает достаточным административно-дипломатическим ресурсом, который позволил бы ей действительно поставить этот вопрос на повестку дня международных структур и органов глобальной дипломатии, с тем чтобы найти его решение в рамках многостороннего диалога. Но попробовать, безусловно, стоило бы.

Борьба за бюджетные ресурсы

В Швейцарии идет общественное и межведомственное согласование и обсуждение новой стратегии Швейцарии в области помощи развитию странам «третьего мира». 

В период до 2024 году Швейцария намерена концентрировать свои усилия в области развития и помощи развивающимся странами на четырех приоритетных регионах. Курируют этот проект Федеральный департамент / Министерство иностранных дел (EDA) и Федеральный департамент / Министерство экономики, образования и науки.

В следующие четыре года Швейцария намерена сконцентрироваться на Северной Африке и Ближнем Востоке, странах Африки к югу от Сахары, на регионах Азии и Восточной Европы: в частности, речь идет о сотрудничестве с Украиной. 

По словам министра иностранных дел Иньяцио Кассиса, «Швейцария хочет выбрать себе меньше проектов и регионов, но работать там более концентрировано, не распыляя силы и ресурсы. В Латинской Америке и в регионе Карибского бассейна мы будем сворачивать свою деятельность: список из 46 стран сократится до 34». 

Это не касается гуманитарной помощи, оказываемой в результате стихийных бедствий, а также миротворческого посредничества. В эти областях Швейцария будет продолжать активно действовать во всех регионах мира, включая восток Украины. Тематически Швейцария также намерена сосредоточить свое международное сотрудничество в области развития на меньшем количестве направлений. 

В будущем основное внимание Берн будет уделять созданию новых рабочих мест на местах, борьбе с изменением климата и противодействию причинам нелегальной и неурегулированной миграции, а также продвижению идей миротворчества и верховенства правовой государственности.

Первая реакция крупнейшего швейцарского объединения левых неправительственных организация Alliance Sud была сдержанной. 

По мнению этой организации «имеют смысл, прежде всего проекты, направленные на удовлетворение базовых потребностей людей. Краткосрочные проекты, которые в первую очередь направлены на предотвращение миграции, смысла не имеют. Правильной является и фокусировка на меньшем количестве регионов мира». 

По словам главы МИД Швейцарии, «общественное и межведомственное согласование и обсуждение новой стратегии Швейцарии в области помощи развитию не является признаком какой-то неуверенности. 

Речь идет о том, чтобы по вопросу, куда и как тратить 11,5 млн франков ежегодно из денег налогоплательщиков, могли высказаться все заинтересованные стороны. Швейцария рассматривает эти деньги в качестве инвестиций в будущее». 

Еще одна новация: Берн намерен более активно привлекать к проектам в области развития частный бизнес, за что выступает и швейцарский фонд Swisscontact, что, разумеется, наталкивается на критику левых НГО. Эти организации хотят, чтобы бюджетные деньги шли им, а не частным компаниям. 

Таким образом, обсуждение новой швейцарской стратегии в области развития является еще и борьбой за бюджетные ресурсы. Обсуждение стратегии продлится до конца августа 2020 года.

End of insertion

Недавно Патрисия Данци (Patricia Danzi), нынешняя глава Дирекции по сотрудничеству и развитию (DEZA, автономное подразделение МИД Швейцарии), заявила на пресс-конференции, посвященной первым ста дням её пребывания в этой должности, что новая стратегия Швейцарии в области помощи развитию должна быть настолько гибкой, чтобы ее можно было бы легко адаптировать к нынешнему коронавирусному кризису. Разделяете ли Вы эту точку зрения?

Да, у новой швейцарской стратегии в области помощи развитию есть два несомненных преимущества. Во-первых, швейцарские проекты в этой сфере всегда рассчитаны на долгосрочную перспективу. Во-вторых, они адекватно «заточены» на уникальные локальные условия. DEZA поступила совершенно верно, не отозвав своих людей с мест на время коронавирусного карантина. Тем самым швейцарская сторона зарекомендовала себя в качестве надежного партнера как раз в трудные времена. И это, безусловно, было оценено по достоинству.

Фонд Swisscontact

Швейцарская партнерская организация в области реализации международных проектов в сфере технической помощи и помощи развитию. 

Независимый некоммерческий фонд, основан в 1959 году представителями швейцарских деловых и научных кругов. 

Сам фонд Swisscontact называет себя «Фондом технического сотрудничества в целях развития». Позиционирует себя организацией по развитию, ориентированной на сотрудничество с частным бизнесом.

Годовой бюджет фонда составляет около 100 миллионов франков. В отличие от других организаций, оказывающих помощь, общественных кампаний по сбору средств он не проводит.

Фонд Swisscontact осуществляет как свои собственные проекты, так и проекты в рамках более широких кооперационных форматов. В 2019 году фонд работал в 37 развивающихся странах, а также в Швейцарии. Фонд насчитывает около 1000 сотрудников.

End of insertion

Более того, Швейцария смогла оперативно отреагировать на новые потребности, возникшие в результате коронавирусного кризиса. Федеральный центр быстро и небюрократически предоставил дополнительные кредиты. Конечно, он мог себе позволить это сделать, потому что Швейцария находится в финансово устойчивом положении и ей пришлось только перебросить имеющиеся бюджетные средства с одних статей расходов на другие. В моих глазах эта давняя швейцарская традиция финансовой щедрости обладает какой-то особенной привлекательностью.

Поделиться этой историей