Navigation

Война в Сирии и «астанинский формат»

Будущее Сирии в одинаковой степени зависит от поиска конституционного компромисса под эгидой ООН в Женеве и создания политических условий, необходимых для разделения власти, полагает Сухайл Белхадж, эксперт по вопросам геополитики Среднего Востока.

Этот контент был опубликован 12 апреля 2021 года - 06:30
Сухайл Белхадж (Souhail Belhadj), сотрудник Женевского института международных отношений и развития (IHEID)

В январе 2017 года в столице Казахстана Астане прошли мирные переговоры, направленные на мирное урегулирование сирийского конфликта. В том же году специальный посланник Генерального секретаря ООН по Сирии Стаффан де Мистура (Staffan de Mistura) заявил на заседании Совета Безопасности в Нью-Йорке, что переговоры являются «многообещающими». Впрочем, обещание не всегда сопровождается намерением выполнить обещанное.

Действительно, на 15-м раунде переговоров по Сирии, который прошел в «астанинском формате» 16-17 февраля 2021 года – на этот раз не в Астане, а в Сочи – стало ясно, что обещания все еще не выполнены. Вопреки основанным на консенсусе заявлениям России, Ирана и Турции - так называемых «крестных отцов» Сирии, процесс переговоров лишь продлевает сирийский конфликт вместо того, чтобы положить ему конец.

Об авторе

Сухайл Белхадж-Клаз защитил докторскую диссертацию в Институте политических исследований (Париж), в настоящее время занимается исследовательской деятельностью в Центре по вопросам конфликтов, развития и миротворчества (CCDP) Женевского института международных отношений (IHEID).

На протяжении 20 лет изучает политические процессы в Сирии и Тунисе, а также общие геополитические вопросы стран Северной Африки и Среднего Востока. В 2013 году издательство Belin опубликовало его книгу «Сирия Башара аль-Асада. Анатомия авторитарного режима».

End of insertion

Конфликт, продолжающийся много лет, имеет страшные последствия: в Сирии погибли около 73 000 человек, в их числе – 34% гражданских лиц и не менее 55 врачей и медработников; более 6 млн внутренне перемещенных лиц до сих пор не вернулись к себе домой; к этой цифре следует прибавить более 6 млн беженцев, уехавших в другие страны.

Что касается сирийцев, которые смогли вернуться в свои дома с 2017 года, то больше половины из них не имеют прямого доступа к воде и медицинским услугам. Наконец, с 2019 года 2,4 млн детей не имеют возможности посещать школу в Сирии.

Таким образом, Астанинский мирный процесс не улучшает положение в Сирии. Дает ли он, по крайней мере, надежду на светлое будущее? Ответ на этот вопрос отрицательный, так как переговоры увязли в вопросах, которые необходимо урегулировать и которые составляют сам принцип переговорного процесса: следует достичь консенсуса касательно текста новой Конституции, попутно провести выборы, а также организовать обмен пленными между сирийскими властями и оппозицией.

Хотя напряженность вооруженного конфликта и снизилась после начала Астанинского процесса, помощь, которую получает Сирия, прежде всего используется для решения срочных гуманитарных проблем, а не для постепенного восстановления страны. Тем не менее необходимо восстановить экономические инфраструктуры и возобновить оказание услуг населению, живущему на развалинах. Кроме того, дети должны вернуться в школы, а студенты – в университеты. Наконец, следует переселить миллионы сирийцев и гарантировать им мир и безопасность в их городах и селах.

Способна ли сегодняшняя власть отстроить страну и сплотить сирийский народ? Разумеется, нет, так как для этого у нее нет ни желания, ни средств, ни легитимности. Да и как власти могут выполнить эту задачу, если сирийская территория и суверенность, основные элементы для проведения реформ в интересах независимого народа, все еще поделены на части?

Войска трех держав – России, Ирана и Турции – находятся на территории Сирии и оказывают непосредственное влияние на ход конфликта. Власть Башара аль-Асада оспаривает в Идлибе коалиция вооруженных джихадистов Хайат Тахрир аш-Шам, также идет партизанская война в провинции Деръа, которая стала очагом народного восстания в 2011 году.

Нынешние мирные переговоры так важны еще и потому, что режим Башара аль-Асада можно назвать как угодно, только не режимом, ориентированным на будущее. Почему же астанинские переговоры не позволили создать за четыре года условия выхода из конфликта, а, наоборот, способствовали увязанию в смертоносной трясине?

Причина проста: чем больше времени проходит без надежного политического решения по Сирии и, следовательно, без эффективного проекта восстановления национального суверенитета, тем эффективнее это время используют «крестные отцы», чтобы обеспечить себе долгосрочное влияние в этом средневосточном противостоянии и позаботиться о своих стратегических интересах.

Каждый уже может констатировать эффективность этого расчета на сирийской территории: создание военных баз и привилегированных зон инвестирования в экономику, наблюдение за границами и нейтрализация попыток курдов добиться автономии, усиление политического и стратегического влияния на соседний Ливан.

Прямую заинтересованность «крестных отцов» в продлении бесконечных переговоров по Сирии усиливает и то, что реализация этой стратегии требует небольших дипломатических и политических усилий. Действительно, США, Европейский союз (прежде всего Франция), Британия, а также Саудовская Аравия больше не являются препятствием для российско-ирано-турецкого влияния на будущий «сирийский мир».

Чем больше проходит времени, тем больше этот «сирийский мир» напоминает долгосрочную поддержку власти Башара аль-Асада, то есть искаженное будущее для Сирии. Кроме того, расчет тех, кто ведет переговоры в «астанинском формате», основан на соотношении инвестиций и получаемой выгоды.

В самом деле, дешевле обходится поддержка уже существующего режима и государства с централизованной властью, чем значительная помощь лишенной единения оппозиции и наращивание потенциала расположенной в Идлибе джихадистской вооруженной группировки, которая к тому же включена в список террористических организаций, составленный Советом Безопасности ООН и США.

Как нарушить этот баланс сил, содействующий «эфемерному» миру в Сирии?

Поскольку Сирия – центральный элемент средневосточного стратегического противостояния уже как минимум сорок лет, значимость ее геополитического будущего выходит «за рамки компетенции» региональных игроков. Только соглашение между двумя крупными мировыми военными и дипломатическими державами, то есть США и Россией, может гарантировать урегулирование сирийского конфликта политическим путем.

Это урегулирование не может заключаться в поддержке режима, который делает невозможным восстановление государства и суверенитета Сирии. Таким образом, США следует провести новые переговоры с целью пересмотреть условия компромисса, найденного с Россией в 2016 году относительно урегулирования конфликта в Сирии.

Если США снова примут участие в процессе, то это почти автоматически восстановит равновесие сил в пользу расширения «астанинского формата». ООН и Европейский союз, со своей стороны, могли бы дать сирийской оппозиции возможность упрочить свою позицию в переговорах с властями Сирии.

Будущее Сирии в одинаковой степени зависит от поиска конституционного компромисса под эгидой ООН в Женеве и создания политических условий, необходимых для разделения власти. До настоящего времени ни одна проведенная за пятьдесят лет реформа не позволила преобразовать госструктуры и сирийский режим. В сегодняшней Сирии более, чем когда-либо, отвечающая за безопасность режима структура независима от государства, а само государство уже не находится под контролем партии Баас.

Хотя эта партия и была гегемонистской и авторитарной, она по крайней мере выражала интересы определенного социального большинства в Сирии. Таким образом, сегодня власть в Сирии сосредоточена в руках небольшой группы людей, отвечающих за вопросы безопасности, – людей, которые ясно продемонстрировали на протяжении последних лет, что не были готовы ни к какому серьезному компромиссу. Зачем же продолжать переговоры в сегодняшнем «астанинском формате», если они приводят мирное урегулирование сирийского конфликта на тупиковый путь?

Серия «Мнение»

В этой серии swissinfo.ch публикует материалы, подготовленные независимыми авторами на самые разные темы, включая вопросы, связанные со Швейцарией, а также вопросы, решение которых влияет на Швейцарию.

В аналитических статьях этой подборки представлено разнообразие авторских точек зрения с целью способствовать обсуждению затронутых тем.

End of insertion


Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.