Navigation

Женское избирательное право в Швейцарии: история и современность

Аппенцелль-Внутренний и женское избирательное право в Швейцарии

Великий день: 28 апреля 1991 года женщины кантона Аппенцелль-Внутренний впервые смогли принять участие в законодательном Народном Сходе. Keystone

В кантоне Аппенцелль-Внутренний женщины вплоть до 1990 года были исключены из политической жизни. Как выглядит эта уникальная историческая ситуация 30 лет спустя? Наш большой репортаж! 

Этот контент был опубликован 07 февраля 2021 года - 07:00
Беньямин фон Виль (Benjamin von Wyl) и Нора Хессе (Nora Hesse), кантон Аппенцелль-Внутренний, Швейцария

В кантоне Аппенцелль-Внутренний живут всего-то 16 тыс. человек, меньше, чем в ином районе Москвы или Киева. И тем не менее это самое настоящее самостоятельное демократические государство со своим правительством. Парламент же здесь состоит из всех жителей сразу. Раз в год все совершеннолетние граждане собираются на площади столицы кантона на так называемый Народный законодательный сход и поднятием руки голосуют по основным вопросам повестки дня. Можно себе представить, что за год их набирается немало. 

Кстати, о демократии. Сложно себе представить, но еще в 1990 году право принимать участие в этом самом Сходе (Landsgemeinde) имели только мужчины! Вот так сложилась история. Об этой истории и о том, как женщины тут все-таки получили право голосовать, избирать и быть избранными, мы поговорили в том числе и с теми жительницами кантона, которые тогда непосредственно были вовлечены в сложные процессы модернизации древней аппенцелльской демократии.

Мария Витти обиды на мужчин не держит! swissinfo.ch

Мария Витти (Maria Vitti) сосредоточенно обрабатывает ножницами и расческами волосы своей клиентки. Да нет, говорит она, на наших мужчин я обиды не держу. «Они поступали так вовсе не назло нам, женщинам, а просто потому, что у них были вот такие традиционные взгляды. В нашем кантоне принято чтить традиции», — говорит она. Но как же так: почти половина взрослого населения кантона не имела политических прав? Не так все просто! С учетом того, что здесь, в Швейцарии, традиционное правило «нет налогов без политических прав» всегда трактовалось несколько иначе. Подробнее об этом можно прочитать ниже. 

«У нас, конечно же, дома обсуждались все важные вопросы, в том числе и то, как и по какому вопросу на Сходе должен проголосовать глава семьи. А он, глава, всегда прислушивался к своей супруге и потом поступал именно так, как было накануне решено дома. Но речь ведь идет о формальном голосовании — а это основное гражданское право и право человека. И на его пути как раз и стояли тогда эти самые наши традиции. Никаких иных аргументов против предоставления женщинам этого самого права тут не было». Мария Витти отступает немного назад от парикмахерского кресла: получается неплохо.

Женщины в правительстве Швейцарии: исторические портреты.

«У меня даже отец счел тогда такое положение ненормальным, мол, лишение женщин права голосовать он себе объяснить не может. Но сам он был итальянцем, а потому у него-то как раз права выйти на площадь Народного Схода тоже не было. А когда я двадцать лет назад сама наконец получила долгожданный швейцарский паспорт и впервые смогла попасть на Сход, то ничего особенного уже в праве женщин голосовать давно не было. Можно было даже подумать, что так было всегда». 

От парикмахерской Марии Витти рукой подать до той самой центральной площади городка, на которой собирается Сход. В остальное время она используется как парковка. Тоже, кстати, с точки зрения современного урбанизма довольно-таки архаичный подход к использованию общественного пространства. Но каждый год, в конце весны, эта площадь превращается в уникальный парламент под открытым небом. Избиратели стоят там всегда плечом к плечу - увы, весна 2020 года по понятным причинам стала исключением. 

Монета ЦБ Швейцарии в ознаменование 50-летия со дня введения в стране всеобщего женского избирательного права на федеральном уровне. Swissmint

Здесь, в городке Аппенцелль, столице кантона Аппенцелль-Внутренний, все знают друг друга в лицо и по именам, приветствуя своих знакомых при встрече местным раскатистым «Грюеци». Здесь местные жители даже с незнакомцами здороваются. Анжу Рупаль (Anju Rupal) живет в этой «деревне» уже с конца 1980-х годов. Сначала она и не подозревала о том, что тут кое-кому недодали демократии.

«Подруги присылали мне выдержки из «Нью-Йорк Таймс» и «Гардиан», писали мне: о ужас, куда ты попала, тут даже женщины до сих пор не имеют права голосовать. Британка индийского происхождения, Анжу начала подробнее изучать особенности швейцарского общественно-политического устройства. Теперь, оглядываясь в прошлое, она понимает свою наивность, но тогда она действительно считала, что в основе западных демократий всегда лежит всеобщее избирательное право. Швейцария вроде бы западная демократия, но с избирательным правом тут как-то все по-особенному. 

Анжу Рупаль от радости иметь право голосовать голосовала обеими руками! swissinfo.ch

В кантоне ее приняли и быстро почти полюбили благодаря ее общительному характеру, но еще и тому, что она была замужем за местным жителем. В Аппенцелле женщин и сейчас традиционно всегда спрашивают: «А ты за кем, то есть ты чья жена»? Наверное, считает Анжу Рупаль, это обстоятельство и объясняет в какой-то степени, почему женскому избирательному праву потребовалось столько времени, чтобы завоевать местные живописные горы. Будучи женой швейцарца, Рупаль получила возможность получить швейцарский паспорт быстрее, по упрощенной процедуре. Как бы там ни было, получив синюю карточку с крестом, она получила и право тоже участвовать в Народном Сходе. «Я была тогда в таком восторге, что даже голосовала обеими руками». 

«Твиттера» тогда еще не было!

Сельский, консервативный горный кантон Аппенцелль-Внутренний на востоке страны до сих пор остается одним из всего-то двух последних швейцарских кантонов, сохраняющих у себя такую древнюю форму демократии, как Народный Сход. В этом смысле о нем часто говорят как о последнем оплоте истинной швейцарской прямой демократии. А вот в швейцарском женском движении он если и сыграл какую-то роль, то скорее это была антироль: модные «прогрессивные» общественные тренды здесь всегда воспринимаются через призму здорового крестьянского скепсиса и элементарного здравого смысла. 

Впервые жители этого региона собрались на площади для того, чтобы совместно решить важнейшие политические вопросы, приблизительно в конце 14-го века. 28 апреля 2018 года. Keystone/patrick Huerlimann

Ок, говорят они, в Швейцарии на национальном уровне право голоса для женщин было введено только в 1971 году, что на 65 лет позже, чем в Финляндии. Ну и что? Не знаем мы, как там в Финляндии, и будем тут жить своим умом. В следующем, 1972 году, почти все кантоны ввели у себя избирательное право для женщин. Ну и что, сказали аппенцелльцы, за что боролись? За автономию кантонов! Так что «грюци» и не забудьте, уезжая к себе домой, взять с собой весь ваш мусор. В соседнем кантоне Аппенцелль-Внешний народный сход одобрил введение этого права в 1989 году? Очень хорошо, говорят в кантоне Аппенцелль-Внутренний, это их дело!

Феминистки из крупных городов, выступая на телевидении, устроили тогда, как бы сейчас мы сказали, «шит-шторм»: смотрите, мол, какой у нас в стране остался смешной анклав, они там всё еще играют в древнюю демократию, превратившись в какой-то мачистский парк «аттракционов в стиле Диснейленда». Аппенцельцев не трогали и эти инвективы, а когда в конце 1980-х годов женское отделение Социал-демократической партии Швейцарии провело тут свое годовое общее собрание, то это мероприятие не вызвало тут никакого интереса, зато стало причиной критики, мол, понаехали и диктуют как нам жить. 

«Здесь тоже были свои активистки вроде Оттилии Паки-Зуттер (Ottilia Paky-Sutter) или Сибиллы Нефф (Sibylle Neff), которая во время одного Народного схода начала в знак протеста швырять тарелки из окна дома, выходившего прямо на площадь, где шел Сход», — рассказывает нам Агата Ниспле (Agathe Nisple), по образованию специалист в области истории искусства. С Паки-Зуттер вообще вышла невероятная история. Будучи популярной исполнительницей народной музыки, она утратила свой швейцарский паспорт, выйдя в 1947 году замуж за австрийца.

В 1952 году она и ее семья вернули себе швейцарское гражданство, заплатив 2 500 франков местной общине. Сегодня по своей покупательной способности эта сумма соответствовала бы примерно 12 тысячам франков. Абсурдность этой ситуации и превратила ее в политическую активистку. Но самой мощной акцией стала тогда публикация в прессе на правах рекламы декларации, в которой группа женщин кантона прилюдно совершила политический «каминг-аут» и объявила себя сторонницей женского избирательного права – Твиттера тогда еще не было!

Экономически независимые

Как рассказывает Агата Ниспле (Agathe Nisple), на рубеже 19 и 20 веков в здешнем регионе процветали вышивальные мастерские, поэтому основной доход в семью нередко приносили именно женщины. То есть вроде бы все должно было идти по Марксу: экономическое бытие должно было бы определять их политическое сознание. Но что-то пошло не так. В любом случае политическая сфера прочно находилась в руках мужчин. Нарушить их монополию женщины не стремились, хотя вроде бы у них в руках были все необходимые для этого инструменты. Агата Ниспле, которой сейчас 65 лет, выросла в Аппенцелле, но училась и работала она в больших городах, став представителем первого поколения швейцарских женщин, выросших уж с правом избирать и быть избранными. 

Но вот парадокс: возвращаясь в свой родной кантон, она тут же оказывалась на обочине политической жизни. Весной 1990 года мир уже находился в совсем иной эпохе. Завершилась холодная война, объединилась Германия, до распада СССР оставалось совсем недолго: невероятные вещи на глазах становились реальностью. А в Аппенцелле очередной народный Сход опять отклонил предложение дать женщинам всю полноту формальных избирательных прав. В Федеральный суд в Лозанне полетели жалобы и 26 ноября 1990 года Высшая судебная инстанция Швейцарии единогласно вынесла решение в пользу женщин Аппенцелля. 

Народный сход для обоих полов

«Я очень благодарна Федеральному суду за его решение. Иначе у наших женщин, пожалуй, до сих пор не было бы права голоса», — говорит Агата Ниспле. Интересно, что открытыми сексистами в том смысле, в котором это понятие употребляется теперь в Твиттере, тогдашние мужчины не были. Но они, например, заявляли, что если на Сход придут еще и женщины, то на площади просто не хватит места для всех участников собрания. А в одной из телепередач один из убежденных противников женского права избирать утверждал, что народный сход для мужчин — это то же самое, что для женщин «День матери», не подумав как-то, что не у каждой женщины есть дети. 

К 50-летию женского избирательного права в Швейцарии

Ровно полвека назад, 7 февраля 1971 года, женщины Швейцарии получили на общенациональном уровне право избирать и быть избранными. Таким образом, Швейцария оказалась последней развитой демократической страной, где было введено действительно всеобщее избирательное право.

Портал SWI swissinfo.ch уделяет этой дате особое внимание, уже начав публикацию серии материалов, а 4 марта 2021 года он организует онлайн-дискуссию на тему «50-летие избирательного права для женщин в Швейцарии: старый вопрос властных привилегий, новые лица на новом этапе борьбы» (50 Jahre Frauenstimmrecht: Alte Machtfrage, neuer Kampf mit neuen Köpfen).

End of insertion

Первый народный Сход с участием женщин прошел в 1991 году без проблем. «Этот факт меня удивил, но в то же время и очень обрадовал», — вспоминает Агата Ниспле. Женщины тогда составили треть от 4 000 делегатов Схода. Но только одна из них решилась взять слово и выступить. «Это очень непросто, говорить на публику, ты ощущаешь себя как бы беззащитной, открытой. И надо быть очень сильным человеком, чтобы иметь иное мнение», — говорит А. Ниспле. Кроме того, участие в Сходе – это еще и огромная ответственность. Ведь любой аргумент, прозвучавший с трибуны, может кардинально изменить настроение людей, собравшихся на площади. 

Агате Ниспле нравится этот ритуал, хотя в остальной Швейцарии Сход считают устаревшей и архаичной формой прямой демократии. Во-первых, в Сходе не участвуют больные и те, кто находится в отъезде. Во-вторых, естественно, все видят, кто как голосует, и получается, что принцип тайного голосования - а это одно из главных условий демократического процесса - здесь не соблюдается. В начале 1990-х годов здесь была основана общественная организация «Женский форум» (Frauenforum). Женщины начали занимать должности судей и министров кантонального правительства. А Рут Метцлер (Ruth Metzler) — пожалуй, самая знаменитая уроженка этого самого маленького кантона Швейцарии — стала в 1999 году в Берне министром в Федеральном совете, правительстве Швейцарской Конфедерации. Политическая карьера у нее потом сложилась крайне неудачно, но это уже иная история. 

«Встать и громко заявить о своих требованиях»

По сравнению с остальными регионами Швейцарии доля женщин в местном кантональном парламенте и сейчас остается очень небольшой: из 50-ти депутатов только одиннадцать — женщины. Одна из них — Герлинде Нефф-Штеблер (Gerlinde Neff-Stäbler). На главной улице города Аппенцелль впервые она оказалась 30 лет назад в среду. На местном диалекте этот день недели тут называется Mektig, от нем. Mittwoch. «Все эти солидные фермеры, торговцы скотом, мельники и торговцы мукой просто продымили весь Старый город своими трубками. Сидя у своих любимых таверн, они курили и обсуждали виды на урожай. Среди них не было ни одной женщины. Я тогда только приехала из Штутгарта, ничего не понимала и спрашивала себя, что вообще означает это скопище мужчин». 

В Швейцарию Герлинде Нефф-Штеблер приехала на место медсестры. Впоследствии она поменяла профессию, и сегодня вместе с мужем, жителем Аппенцелля, она управляет высокогорной альпийской фермой. Кроме того, она избралась в кантональный парламент, где представляет крестьянскую фракцию. «По характеру я очень сдержанная. Решительная борьба — это не для меня». И теперь, когда она следит за дебатами в германском Бундестаге, она видит, сколь велика разница. «Дебаты в нашем кантональном парламенте ведутся в куда более дружественном тоне. Но я убеждена, что нам нужны и такие женщины, которые способны встать и громко заявить о своих требованиях». 

«Правда, от громких лозунгов до их претворения часто пролегает очень длинная дорога, и многие требования по пути растворяются в воздухе. Хочется надеяться, в итоге мы получим главное: равноправие». Совсем недавно один из местных жителей сказал ей, что с тех пор как женщины получили право голоса, он не побывал ни одном Народном Сходе. «У нас до сих пор еще остаются мужчины, которые не одобряют этого шага. Как есть и женщины, которые не участвуют в народных Сходах», — резюмирует Герлинде Нефф-Штеблер.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.