Хроника пикирующего прокурора, или На чём погорел Михаэль Лаубер?

Михаэль Лаубер (Michael Lauber), Федеральный прокурор Швейцарии. Keystone / Peter Klaunzer

Федеральный прокурор Швейцарии Михаэль Лаубер может быть отстранен от должности. В качестве повода в прессе подаются его «тайные встречи» с президентом ФИФА Джанни Инфантино. Этот фактор, безусловно, стал одним из тех, что привел в итоге прокурора в нынешнее незавидное положение, с учетом того, что Прокуратура Швейцарии сейчас расследует целый ряд дел о коррупции в ФИФА. Но футболом тут дело не ограничивается. Наш обзор.

Этот контент был опубликован 29 мая 2020 года - 11:23

Швейцарская часть истории начинается с громких событий, о которых сообщалось тогда по всему миру: 27 мая 2015 года полиция Цюриха блокировала роскошный отель Baur au Lac и арестовала сразу семь должностных лиц ФИФА и связанных с ней организаций. Юстиция Швейцарии действовала по просьбе американских властей, которые еще начиная с 1990-х годов подозревали данных лиц в получении взяток и незаконных «комиссионных».

Одновременно 10 марта 2015 года Федеральная прокуратура Швейцарии (BA) открыла свое собственное уголовное производство по подозрению в нечестном ведении бизнеса и отмывании/легализации преступных капиталов. Она подозревает, что при заключении контрактов на проведение Чемпионатов мира по футболу в 2018 году в России и в 2022 году в Катаре имели место грубые нарушения закона. Прокуратура Швейцарии использовала акцию в отеле Baur au Lac для изъятия важных документов.

Начало следственных мероприятий

После этого первого громкого успеха в Цюрихе Федеральная прокуратура инициирует целую серию расследований против ФИФА. Вот перечень некоторых таких дел:

24 сентября 2015 года: Возбуждено уголовное дело в отношении тогдашнего президента ФИФА Зеппа Блаттера. Уроженец кантона Вале подозревается в мошенническом менеджменте и в возможном присвоении денежных средств в рамках подписания весьма невыгодного контракта с Карибской федерацией футбола, а также в необоснованном платеже в размере 2 миллионов швейцарских франков в пользу Мишеля Платини, который в то время был президентом Союза европейских футбольных ассоциаций (УЕФА).

6 ноября 2015 года: Уголовное дело возбуждено в отношении четырех членов Организационного комитета Чемпионата мира по футболу 2006 года в Германии. В мошенничестве, мошенническом менеджменте, в отмывании и присвоении денежных средств подозреваются Хорст Рудольф Шмидт, Тео Цванцигер, Вольфганг Нирсбах и Франц Беккенбауэр. 

Позже к списку ответчиков добавится и Урс Линси (Urs Linsi), гражданин Швейцарии, бывший секретарь ФИФА. Расследование касается суммы в 7 миллионов евро, которая, как утверждается, была присвоена для погашения долгов Франца Беккенбауэра. Говорят, что эти деньги были использованы для финансирования различных платежей в адрес некоей катарской компании.

20 марта 2017 года: Уголовное дело возбуждено в отношении бывшего генерального секретаря ФИФА Жерома Вальке (Jérôme Valcke), директора компании BeIN Media Group, а также в отношении нынешнего президента футбольного клуба «Пари Сен-Жермен» Насера аль-Хелаифи (Nasser Al-Khelaïfi) и еще одного неназванного бизнесмена, работающего в области продажи авторских прав в сфере спортивных трансляций. 

Жером Вальке подозревается в получении необоснованных выгод, в обмен на которые он должен был повлиять на процесс распределения прав на трансляции игр нескольких футбольных чемпионатов мира. По данным прокуратуры Швейцарии, в период с 2015 года в области всего мирового футбола было возбуждено в общей сложности 25 уголовных дел различного калибра.

Завершенные дела

До сих пор до слушаний в Федеральном уголовном суде в Беллинцоне добралось только одно дело, связанное с Чемпионатом мира по футболу 2006 года в Германии. В августе прошлого 2019 года Федеральная прокуратура Швейцарии предъявила обвинения Хорсту Рудольфу Шмидту, Тео Цванцигеру, Вольфгангу Нирсбаху и Урсу Линси. Судебный процесс против Франца Беккенбауэра был выделен в отдельное производство.

Хотя судебный процесс и начался 9 марта 2020 года, но его потом пришлось прервать из-за коронавирусного кризиса и в конечном итоге просто прекратить, потому что 27 апреля 2020 года по этому делу истек срок давности. Среди прочих завершенных дел Федеральная прокуратура Швейцарии называет факт осуждения бывшего сотрудника одного из швейцарских банков за фальсификацию документов и за нарушение норм и правил в области финансового мониторинга, а также еще одного лица — за подделку документов. Оба были осуждены в ходе расследования, проведенного в сотрудничестве с США в отношении к тому моменту уже бывших южноамериканских футбольных чиновников.

Незакрытые дела

Около 20 уголовных дел все еще находится на стадии рассмотрения. Наиболее разработанными и подготовленными к судебному рассмотрению являются дела в отношении Жерома Вальке, Насера аль-Хелаифи и третьего лица. Прокуратура предъявила им обвинения во взяточничестве, мошенническом ведении бизнеса и фальсификации документов. Однако некоторые обвинения были прокуратурой сняты после того, как ФИФА сама отозвала все претензии в адрес Насера аль-Хелаифи, указывая, что с ним было достигнуто «полюбовное досудебное соглашение». 

Начало судебного разбирательства в Федеральном уголовном суде было запланировано на 14 сентября 2020 года, но времени остается немного, так как некоторые обвинения должны быть сняты «за давностию лет» уже в ноябре. Частично Федеральной прокуратурой было прекращено и уголовное дело против Зеппа Блаттера, но расследование «дела о 2 миллионах франков», которые были уплачены Мишелю Платини, продолжается.

Дополнительного масла в огонь подливает теперь и скандал вокруг самого Михаэля Лаубера. Из-за его «тайных встреч» с высшими должностными лицами ФИФА главный следователь Швейцарии был обвинен в предвзятости, а потому все обвиняемые получили формальное право требовать для себя проведения повторных слушаний и новых процедур дачи показаний, что ведет к дальнейшим задержкам. 

Наблюдатели утверждают, что тем самым ответчики надеются «дожить» до истечения срока давности, а в этом случае по репутации швейцарской судебной системы будет нанесен еще один удар. Вопросы вызывает и доказанный факт связей между главой Прокуратуры и президентом ФИФА, а потому можно задать вопрос, действительно ли Швейцария сделала все, чтобы довести это расследование до конца?

Российские истории

Российскую часть истории можно начать с июня 2019 года, когда Федеральный уголовный суд в Беллинцоне к условному денежному наказанию, эквивалентному 60-ти дням пребывания «за казённый счет» в местах лишения свободы из расчета 150-ти франков в день (именно в такую сумму примерно обходится пребывание в тюрьме одного осужденного в Швейцарии), был приговорен 59-летний Виктор К., дипломированный славист, поступивший затем на госслужбу в Федеральную прокуратуру в качестве специалиста по России. 

Суд обвинял его в получении взятки и в злоупотреблении служебным положением во время его служебных поездок в Россию. В качестве «взяток» были квалифицированы две ночевки в дорогих отелях в Москве и организованная специально для него медвежья охота на полуострове Камчатка с учетом того, что один удачный выстрел в медведя может стоить до 10 тыс. франков.

Виктор К. не был согласен с этим решением, указывая, что «данные поездки он всегда рассматривал в качестве части своей непосредственной служебной деятельности». Его адвокат Доминик Неллен также подчеркивал, что «Виктор К. не занимался темными делами». Федеральный прокурор М. Лаубер указывал, выступая в суде в качестве свидетеля, что Виктор К. оказывал поддержку Федеральной прокуратуре в обработке поступавших из России запросов об оказании правовой помощи. Суд решил, что данная «поддержка» не всегда осуществлялась в точном соответствии со служебными наставлениями и инструкциями. 

По мнению же Виктора К., «хорошие личные отношения являются очень важным фактором для работы на российском направлении, а особенно если речь идет о правовой помощи по резонансным делам». Такие отношения Виктор К. наладил, в частности, с Сааком Карапетяном, который с 2006 по 2016 годы занимал должность начальника Главного управления международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры России (погиб 3 октября 2018 года в Костромской области в результате крушения частного вертолета, — прим. ред.). Саак Карапетян «обещал передать ему важный документ, получения которого швейцарская сторона ждала уже несколько лет».

И именно он организовывал для швейцарского гостя поездки на Волгу и злополучную охоту на медведя на Камчатке. По словам Виктора К., его непосредственный начальник в прокуратуре Патрик Ламон (Patrick Lamon) знал обо всех этих поездках и даже давал на них свою санкцию. Наконец, и Ламон, и сам федеральный прокурор Лаубер тоже получали и принимали из России приглашения, в частности на прогулку по Байкалу и на посещение Большого театра.

Важный документ

После своего возвращения Виктор К. и был уволен из рядов прокуратуры и обвинен в нарушении тайны следствия, выдаче служебной информации, злоупотреблении служебным положением и в получении взятки. А что это был за «важный документ»? По сообщениям СМИ Швейцарии в Москве, Виктор К. хотел получить данные, способные дезавуировать доклад по делу Магнитского, подготовленный видным швейцарским парламентарием от партии социалистов Андреасом Гроссом. 

Напомним, что до 2015 года Андреас Гросс был депутатом швейцарского парламента и представителем Швейцарии в Совете Европы. В 2013 году он составил доклад по обстоятельствам смерти российского аудитора Сергея Магнитского, работавшего в консалтинговой компании Firestone Duncan американского инвестора Уильяма Браудера и вскрывшего существование схем хищения бюджетных средств через незаконный возврат налогов, организованных, по его словам, высокопоставленными российскими чиновниками и силовиками. 

Находясь под арестом, С. Магнитский умер в изоляторе «Матросская тишина» за семь дней до истечения одногодичного срока, в течение которого его могли законно удерживать без суда. Смерть Магнитского вызвала широкий международный резонанс и стала поводом для принятия в 2012 году в США и позднее в Канаде «Закона Магнитского», который ввёл, в том числе под влиянием лоббистской работы У. Браудера, персональные санкции в отношении лиц, «ответственных за нарушение прав человека и принципа верховенства права в России». 

Изначально закон был направлен против тех, кто, по данным американских властей, был причастен к смерти Магнитского. Российские власти выступили с осуждением принятых странами Запада мер, отрицают обвинения Магнитского и считают его самого причастным к коррупции. Через три года после появления доклада А. Гросса, в ноябре 2016 года, депутат был допрошен в швейцарской федеральной прокуратуре. Допрос, который продолжался целый день, вел сам Виктор К. 

По данным швейцарских СМИ, входящих в частный швейцарский издательский холдинг Tamedia, позже А. Гросс вспоминал, что разговор с Виктором К. протекал очень «напряженно и на повышенных тонах». По словам А. Гросса, он пытался донести до Виктора К. мысль о том, что российская генеральная прокуратура не является партнёром швейцарских правоохранителей в решении этой проблемы, что она сама — часть проблемы. «Российская прокуратура есть звено преступной схемы», — утверждал А. Гросс, который признавал, что такие реалии «находятся для швейцарского сознания за пределами представимого».

По мнению Виктора К., швейцарская федеральная прокуратура должна была бы уже давно прекратить следственные мероприятия по делу Магнитского, но для того чтобы добиться этого, для начала «мы должны были дезавуировать доклад Андреаса Гросса по этому делу, представленный на рассмотрение Совета Европы». Значит ли это, задаются вопросом швейцарские СМИ, что сотрудник швейцарской федеральной прокуратуры хотел дезавуировать работу швейцарского парламентария? По мнению адвоката Виктора К. Доминика Неллена, речь шла «о постановке ключевых вопросов и о необходимости подтвердить достоверность всего того, о чем шла речь в докладе, а для того, чтобы подробно опросить автора доклада, необходимо было собрать все аргументы и контраргументы по этому делу. В рамках „медвежьей охоты“ обсуждался не только случай Магнитского».

Остается вопрос, что знал сам федеральный прокурор Михаэль Лаубер и был ли он осведомлен о намерении своего сотрудника «сорвать все и всяческие маски» с доклада швейцарского парламентария по делу Магнитского. В ходе процесса Виктор К. всегда описывал свои отношения с М. Лаубером как «близкие и дружественные». По его словам, у него всегда был «доступ к телу» прокурора. Сама прокуратура Швейцарии подтверждает, как пишут СМИ, только факт допроса Андреаса Гросса в качестве источника информации. Выводы и утверждения Федерального уголовного суда прокуратура Швейцарии никак не комментирует. А вскоре после допроса депутата Виктор К. снова отправился в Москву, где встречался с Натальей Весельницкой, адвокатом, защищающим интересы подозреваемых в деле Магнитского. Известной она стала после обнародования информации о ее контактах с семьёй Дональда Трампа.

В интервью, которое Н. Весельницкая дала швейцарскому медиа-холдингу Tamedia, она выказала высокую степень осведомлённости, в том числе и о факте допроса швейцарского депутата А. Гросса в прокуратуре. Как подтвердил Виктор К. в ходе следствия, Наталья Весельницкая обещала ему предоставить «доказательные материалы по делу Магнитского». И вот как сообщалось совсем недавно, Федеральный прокурор Швейцарии планирует поделиться с Кремлём весьма чувствительными материалами и свидетельскими показаниями, связанными со смертью Сергея Магнитского и разоблаченным им масштабным российским налоговым мошенничеством. 

Инвестор Уильям Браудер намерен помешать такому сотрудничеству Швейцарии с Россией, с учетом того, что этот шаг идет вразрез с положениями сразу четырех резолюций Совета Европы, членом которого является Швейцария, а также противоречит инструкциям Интерпола. Российские органы прокуратуры неоднократно пытались арестовать или задержать У. Браудера в Европе и добиться его экстрадиции в Россию с использованием существующих в сфере борьбы с трансграничной преступностью международных процедур. 

Адвокаты У. Браудера заявили федеральным властям в Берне, что они намерены противодействовать предлагаемому сотрудничеству швейцарской федеральной прокуратуры с российской стороной. «Инструмент взаимной правовой помощи ... явно является частью политики преследования и репрессий, проводимой российскими властями в отношении наших клиентов, [которые] виновны [только] в своем стремлении бороться с безнаказанностью тех, кто несет ответственность за смерть Сергея Магнитского», — говорится в их обращении, направленном 1 мая 2020 года на адрес Федерального прокурора М. Лаубера. 

Российский запрос (направленный в Швейцарию с целью добиться выдачи документальных данных по делу Магнитского) охватывает, в частности, конфиденциальные показания, полученные швейцарской стороной в рамках многолетнего расследования ею случаев мошенничества в отношении фонда Hermitage Capital, запущенного по требованию У. Браудера в Конфедерации в 2011 году. По его словам, Швейцария была «важным каналом, через который отмывались деньги, получаемые в результате реализации в России мошеннических схем». 

В прошлом 2019 году ведущий эксперт Федеральной прокуратуры по России П. Ламон получил административное взыскание за неправомерное принятие подарков от своих российских коллег, в том числе за роскошно организованную ими для него охоту на медведей на Камчатке. Это дело привлекло пристальное внимание общественности к связям П. Ламона и самого М. Лаубера с Россией, в том числе и к инциденту 2014 года, когда Михаэль Лаубер использовал для командировки в Иркутск самолет, зарезервированный, как правило, для министров швейцарского правительства. 

Фотографии того времени показывают, как и сам прокурор, и Патрик Ламон позируют вместе с высокопоставленными российскими чиновниками во время рыбалки на Байкале. Во время визита в Москву в 2017 году Михаэль Лаубер получил в подарок огромный набор фарфора, который был настолько велик, что его не удалось отправить вместе с багажом рейсовым самолетом, на котором сам Федеральный прокурор улетал в Швейцарию, а потому его пришлось хранить в московском посольстве Швейцарии в течение нескольких месяцев. Об этом сообщает швейцарская газета NZZ. Михаэль Лаубер недавно на пресс-конференции осудил всю эту критику в свой адрес как «фронтальную агрессию, которая является прямым посягательством на принцип независимости прокуратуры».

Обоснованно медленно?

Разумеется, в России сейчас внимательно следят за судьбой Федерального прокурора Швейцарии, которому грозит импичмент из-за футбольных дел. Сама прокуратура приводит самые различные объяснения того, почему через пять лет после сенсационного начала расследований против ФИФА она так и не может похвастаться какими-то особыми результатами. Во-первых, указывают в прокуратуре, многие из подозрительных событий, приведших к уголовным делам, произошли уже довольно давно, что уменьшает шансы на их завершение до истечения установленных законодательством сроков давности. 

Во-вторых, сами следственные процедуры являются очень сложными и требуют налаживания широкого международного сотрудничества, что не всегда удается. Например, запрос об оказании правовой помощи, обращенный к катарским властям, так и остался без ответа. Основываясь на своем опыте, Прокуратура оценивает среднюю продолжительность уголовного судопроизводства по делам о финансовых преступлениях в 4-6 лет, а по сложным делам, включающим себя международные сюжеты, в еще более длительный срок.

«Я понимаю, что на это может уйти много времени, с учетом того, что мир спорта — это просто квинтэссенция глобализации», — говорит Патрик Оберли (Patrick Oberli), заместитель главного редактора спортивной редакции медиа-холдинга Tamedia (сейчас он называется TX Group) и специалист по коррупции в футболе. Он также отмечает, что ФИФА насчитывает более 200 ассоциаций-членов, на которые распространяется более 200 различных законодательных актов. «Действительно, очень сложно доводить расследования до конца, коль скоро приходится работать со многими зарубежными странами, а Швейцария — это не США, у нее нет таких административных рычагов воздействия»

Другие резонансные дела

Дело Чайки. В декабре 2015 года фонд А. Навального «ФБК» подал на адрес швейцарской федеральной прокуратуры ходатайство с просьбой о возбуждении дела в отношении Артема Чайки, сына Юрия Чайки. В ходатайстве указывалось на наличие подозрений о том, что Чайка-мл. перевел в Швейцарию преступные капиталы, которые пошли на покупку виллы в регионе города Коппе (Coppet) на берегу Женевского озера, а также были перечислены в распоряжение некоей консалтинговой фирмы в Лозанне.

Газета NZZ am Sonntag писала, что «спустя три месяца после поступления ходатайства и через три недели после визита в Россию делегации М. Лаубера федеральная прокуратура Швейцарии сделала вывод о том, что никаких доказательств преступных деяний, совершенных якобы Чайкой-младшим, получено не было. При этом швейцарская прокуратура отрицает любую связь между своим фактическим оправдательным решением в отношении Чайки-младшего со встречей с Чайкой-старшим». По мнению же источников газеты «скорость, с которой было завершено это дело, поразительна», кроме того, говорит другой источник, «к Артему Чайке прикасались буквально в бархатных перчатках». 

Дела Бородина и Скрынник. Российская юстиция обвиняла Андрея Бородина в хищениях и мошенничестве. В рамках ходатайства об оказании правовой помощи Швейцария заморозила его счета. Затем Конфедерация сняла все ограничения, и Бородин снова смог пользоваться счетами. Одновременно швейцарская сторона отказалась продолжать оказывать российской стороне правовую помощь в этом вопросе. Основание: в России не гарантирован честный суд. 

Кроме того, в Швейцарии развалилось и следствие в отношении бывшего министра сельского хозяйства России Елены Скрынник из-за, как говорит Швейцария, отказа России оказать Берну правовую помощь по этому резонансному делу. Еще раньше депутаты от Швейцарской народной партии (SVP) предупредили в парламенте Швейцарии о нецелесообразности введения с Россией режима автоматического обмена банковскими и налоговыми данными из-за «отсутствия в России гарантий защиты персональной информации».

Дело компаний Petróleo Brasileiro S.A. и Odebrecht. Бразильский строительный гигант обвиняется правосудием в подкупе политиков и руководителей нефтяного гиганта Petrobras, с тем чтобы получить выгодные государственные заказы в нескольких латиноамериканских странах. Швейцарский аспект дела заключается в использовании швейцарских банковских счетов и финансовых посредников для дачи взяток и отмывания денег.

Дело суверенного фонда 1MDB. Главы государств и правительств, бизнесмены и политики обвиняются в присвоении в общей сложности более 4,5 миллиардов долларов США из малазийского фонда национального благосостояния 1MDB. Многочисленные швейцарские банки, через которые протекали «грязные деньги», ничего не сделали для того, чтобы пресечь операции с присвоенными средствами.

Дело компании Gunvor. Базирующийся в Женеве нефтетрейдер обвиняется в серьезных правонарушениях в связи с возможным подкупом должностных лиц в Демократической Республике Конго и Кот-д’Ивуаре.

«Узбекское дело». Лица, непосредственно связанные с дочерью бывшего президента Узбекистана Ислама Каримова, обвиняются в использовании нескольких швейцарских банковских счетов для отмывания денег и сокрытия происхождения финансовых активов и средств.

End of insertion

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей