Коронавирус и ВОЗ: тройной кризис глобальных масштабов!

Проф. Университета г. Фрайбург (Германия) Томас Циммер. zvg

Томас Циммер (Thomas Zimmer) является профессором новой и новейшей истории Университета г. Фрайбург (Германия). В центре его интересов находится международная политика в области здравоохранения. 

Этот контент был опубликован 17 июня 2020 года - 11:00
Якоб Шёнхаген (Jakob Schönhagen), перевод на русский: Игорь Петров

swissinfo.ch: Семь миллионов зараженных, более 400 тыс. умерших: пандемия коронавируса держит мир буквально за горло. Но значит ли это, что мы переживаем что-то в самом деле беспрецедентное?

Томас Циммер: Профессиональный историк обычно развивает в себе механизм почти автоматического скепсиса по отношению к такого рода заявлениям. Но в случае нынешней пандемии они, действительно, недалеки от истины.

swissinfo.ch: В каком смысле?

Томас Циммер: Мы имеем дело, по крайней мере, с тремя кризисами, которые были спровоцированы коронавирусом и которые сейчас накладываются друг на друга. Во-первых, мы имеем кризис национальных систем общественного здравоохранения, мы сталкиваемся сейчас так же с глобальным экономическим кризисом, который, правда, гораздо более очевиден в настоящее время, например в США, чем в Западной Европе. За океаном ведь в течение четырех недель безработными стали почти 40 миллионов человек. Наконец, у нас имеется и полноценный политический кризис, пусть даже его проявления до сих пор были наименее очевидными. При этом у всех этих кризисов были свои провозвестники, так сказать, прекурсоры. 

Конечно, когда мы говорим, например, о числе летальных исходов, то мы пока даже и близко не подошли к масштабам эпидемии «испанского гриппа» в 1918 — 1919 годах. Но если, с другой стороны, учесть, что от карантина в той или иной форме начиная с марта 2020 года пострадали почти четыре миллиарда человек по всему миру, и если не упускать из виду тот факт, что эти три кризиса, возникнув одновременно, начинают усиливать друг друга, то тогда общая ситуация в области здравоохранения, а также в политической и экономической областях, и в самом деле заслуживает предиката «беспрецедентно».

swissinfo.ch: Но значит ли это сразу, что перед нами действительно самый масштабный в истории кризис в области здравоохранения? Да хотя бы даже за время с 1945 года?

Томас Циммер: Нет, не значит. Или, по крайней мере, такой взгляд был бы очень западной точкой зрения. Например, в 1950-х годах во всем мире от малярии пострадало около 300 миллионов человек, тогда это заболевание уносило три миллиона жизней в год.

swissinfo.ch: Когда точно страны мира начали разрабатывать стратегии противодействия таким пандемиям?

Томас Циммер: Начало современной политики в области международного здравоохранения было положено в 19 веке, когда одной из важнейших тем всей системы международных отношений, прежде всего в Европе, стали вопросы борьбы с болезнями. Целью «европейских кабинетов» было оградить Европу, например, от холеры. Мы и сегодня имеем дело с основной идеей, лежащей в основе всей современной политики в области здравоохранения, а именно, с идеей о том, что болезни не знают политических границ. Этот принцип был сформулирован именно в тот период истории в рамах целого ряда международных конференций. Но и все равно, даже и сегодня первая реакция ведущих стран в ситуации пандемии: взять и поскорее закрыть национальные границы.

swissinfo.ch: Когда в 1948 году Организация Объединенных Наций основала ВОЗ, то ее штаб-квартиру она перенесла в Женеву. Почему?

Томас Циммер: Во-первых, в Женеве уже базировалась Организация здравоохранения Лиги Наций. Кроме того, будучи специализированным агентством ООН, ВОЗ всегда стремилась к определенной независимости от ООН. Месторасположение структуры на физической дистанции должно было отражать факт структурной и идейной дистанции. И потому все сравнительно быстро и без разногласий сошлись на Женеве.

swissinfo.ch: Насколько оправдана нынешняя критика в адрес этой организации?

Томас Циммер: ВОЗ — это результат того, что во что её превращают государства-члены данной структуры. И если она, эта структура, нуждается в срочной реформе, то только по этой причине. Однако критики, похоже, полагают, что ВОЗ — это какой-то глобальный отряд быстрого реагирования, который немедленно вылетает на помощь туда, где возникают эпидемии. Но такое представление (о сути и функциях ВОЗ) не имеет с реальностью вообще ничего общего. ВОЗ никогда не имела полномочий на такого рода действия, и она никогда не имела на то соответствующих материальных ресурсов.

swissinfo.ch: То есть вы хотите сказать, что в этом и состоят основные проблемы ВОЗ?

Томас Циммер: У ВОЗ если и были проблемы, то только две. Во-первых, в ее распоряжении находятся годовые средства, которые только чуть-чуть превышают бюджет Женевской университетской клиники CHUV, и которые куда меньше средств, которыми располагают в среднем крупные клиники в США. И при этом от нее требуют обеспечить здоровье едва ли не всего мира. Во-вторых, ВОЗ в теории обладает полномочиями принимать международно-правовые решения, имеющие обязательную силу. Однако на практике именно отдельные государства определяют, что ВОЗ может делать, а что нет.

swissinfo.ch: Например?

Томас Циммер: Когда в 1980-х годах ВОЗ попыталась отрегулировать глобальную торговлю лекарственными препаратами, она натолкнулась на ожесточенное сопротивление, прежде всего со стороны США. В итоге государства-члены ВОЗ заморозили регулярный бюджет организации и с тех пор, с поправкой на инфляцию, взносы отдельных стран в ее бюджет фактически даже не то что не выросли, но заметно сократились.

swissinfo.ch: И, наверное, как раз из-за этого такое большое значение приобрели частные пожертвования, например, выплаты из средств Фонда Билла и Мелинды Гейтс?

Томас Циммер: Тогдашнее замораживание бюджета привело к тому, что сегодня добровольные платежи в доход ВОЗ намного превышают её регулярный бюджет и составляют в его составе долю до 85%. После США Фонд Гейтса действительно является самым важным донором ВОЗ, при этом решения об использовании этих ресурсов организация принимает не в одиночку, но совместно с донорами.

swissinfo.ch: И вот теперь США вышли из состава этой организации, говоря, что, мол, что влияние Китая теперь в ней слишком велико.

Томас Циммер: Критика в связи с «чрезмерным влиянием» отдельных государств на ВОЗ всегда была и будет. Однако в основном, а часто и вполне справедливо, речь шла в прошлом как раз о роли США. В последнее время Китай действительно становится все более важным и влиятельным членом ВОЗ, однако о каком-то его значительном финансовом влиянии пока не может быть и речи.

swissinfo.ch: Сейчас тема ВОЗ у всех на устах. Однако еще несколько месяцев назад многие даже толком и не знали, что это такое за структура и каковы её задачи!

Томас Циммер: Это как раз и указывает на основную проблему: мы на Западе всегда начинаем интересоваться ВОЗ только тогда, когда мы сами оказываемся под угрозой какой-то эпидемии. Пример со СПИДом показывает: подавляющее большинство из 32 миллионов человек, ставших жертвой СПИДа в период с 1981 года прежде всего на глобальном Юге, умерли после того, как Запад посчитал, что теперь он больше не обязан бороться с этим заболеванием.

swissinfo.ch: Как же быть и как бороться с этими регулярно возникающими дефицитами внимания к нуждам и роли ВОЗ?

Томас Циммер: Было бы куда лучше сосредоточиться главным образом на независящих от экономических конъюнктурных циклов целях облегчения человеческих страданий. Вот это вот постоянное метание от паники к равнодушию и обратно собственно до сих пор и не дает ВОЗ стабильно выполнять свои обязательства. 

На глобальные угрозы следует реагировать не изоляцией, но всеобщей солидарностью

End of insertion

swissinfo.ch: То есть вы предлагаете вернуться к старой философии образца 1940-х годов, когда ООН собственно и основала ВОЗ?

Томас Циммер: Это была фаза повышенного страха перед трансграничными эпидемиями. Но тут есть существенная разница: этот страх, появляющийся снова и снова начиная с 19 века, на сей раз не привел к мысли взять и отгородить «здоровые» регионы мира от «больных». Все были, напротив, убеждены в том, что если болезни действительно не останавливаются перед государственными границами, то это означает, что от них не застрахован никто до тех пор, пока та или иная зараза продолжает появляется том или ином районе мира. Поэтому-то мы и говорим, что с болезнями нужно бороться сообща, всем миром, везде, где бы они ни проявлялись.

swissinfo.ch: То есть сейчас история еще раз предлагает нам все-таки поучиться у нее? 

Томас Циммер: Я считаю, что идея некоего «мирового здравоохранения» очень нужная и очень современная идея. Она могла бы напомнить нам о том, что в вопросах здравоохранения мы все являемся частью одного глобального сообщества, что судьбы всех тех, кто находится в этой лодке, объединены в одну судьбу, и что мы должны попытаться все-таки найти глобальные ответы на глобальные вызовы и угрозы. И что на глобальные болезни следует реагировать не изоляцией, но всеобщей солидарностью.

Поделиться этой историей