Navigation

Почему мигранты симпатизируют правым?

Chris Iseli/ AZ

Став швейцарским гражданином, ты можешь избирать и быть избранным, и понятие «прямая демократия» приобретает для тебя новый смысл. Но почему многие «новые» швейцарцы выбирают ШНП, партию, известную своей антимиграционной риторикой?

Этот контент был опубликован 24 марта 2014 года - 11:00
Дженни Вурц ( Jeannie Wurz), г. Берн, здание парламента Швейцарии., swissinfo.ch

Первая неделя весенней парламентской сессии. Открывается дверь зала заседаний в бернском «Бундесхаусе» (здании в историческом центре города, где расположены палаты парламента и все семь министерств Швейцарии) — и вот передо мной возникает и жмет мне руку Тони Бруннер, председатель правоконсервативной «Швейцарской народной партии» (SVP).

Эта партия является движущей силой ряда законодательных инициатив, направленных либо на ограничение миграции, либо на ужесточение миграционного режима в Швейцарии. Среди самых заметных ее начинаний — законопроекты о немедленной депортации иностранцев, проживающих в Швейцарии и совершивших тяжкие преступления и о запрете строительства в стране новых минаретов.

Последняя, и самая, наверное, далекоидущая инициатива, касается ограничения миграции в Швейцарию из стран Евросоюза, референдум по которой прошел 9 февраля 2014 года. В результате партия давно и прочно снискала себе репутацию ксенофобской. Но так ли это на самом деле? «Нет, совсем нет!», — восклицает Тони Бруннер. Он наклоняется ко мне, выражение его лица становится серьезным.

Иностранцам в SVP «очень рады», подчеркивает он. Членство в партии «народников» дает иммигрантам возможность «почувствовать, что такое демократия, и даже принять участие в формировании политического курса страны». Партия получает большую поддержку от иностранцев, говорит Т. Бруннер, особенно от молодых иностранцев второго поколения. В ШНП не ведется никакой статистики относительно ее национального состава, но Тони Бруннер уверен в том, что он говорит. «Я знаю, что это правда, потому что сам часто хожу на партийные заседания».

Притягательная сила

Одна из таких иммигранток — Иветт Эстерманн (Yvette Estermann). Она член партии и депутат парламента от SVP. Выросла в Чехословакии при тогдашнем тоталитарном режиме и приехала в Швейцарию в 1993 году. Она возглавляет политическую группу «Новый дом Швейцария», основанную в 2010 году.

Эта группа ориентирована на иностранцев, со швейцарским ли паспортом или без него, все равно. Речь идет о том, чтобы привлечь и организовать всех, кто хочет показать свою приверженность Швейцарии и свое желание быть полезной этой стране. Группа работает независимо от партии и на ее веб-сайте можно найти лишь косвенные ссылки на SVP, но в целом она учитывает «генеральную линию» партии по основным вопросам.

В июне 2011 года примерно 140 человек приняли участие в первом симпозиуме группы, на котором выступил журналист правых взглядов Роджер Кёппель (Roger Köppel). Сегодня он в Швейцарии, наверное, единственный, кто позитивно оценивает события вокруг Крыма, а тогда он выступил с лекцией на тему «Добро пожаловать — но не всем и не сразу» («Einwanderung Ja, aber mit Grenzen»).

Поддержка со стороны иностранцев

На референдуме 9 февраля 2014 года 50,3% избирателей и большинство кантонов одобрили инициативу «против массовой иммиграции», предложенную партией SVP. Это означает, что процесс иммиграции в Швейцарию, скорее всего, осложнится еще больше.

Инициатива требует введения квот для иностранных кадров, претендующих на вакансию в Швейцарии, ограничения прав иностранных граждан при получении социальных пособий. Инициатива также требует от работодателя при приеме на работу отдавать предпочтение швейцарским гражданам.

Но почему же тогда иностранцы поддерживают в Швейцарии подобные инициативы или партию, которая за ними стоит? Политолог Джанни д’Амато (Gianni D’Amato) из Университета города Невшатель предполагает, что это связано с необходимостью чувствовать себя «признанным и принятым».

Согласно д’Амато, партии «народников» в рамках ее политической агитации удается создавать очень яркие и убедительного образы того, что значит быть швейцарским гражданином. «Это очень старомодные образы, в основе которых находится „старая добрая“ Швейцария 1950-1960-х годов, когда все было в порядке и расставлено по полочкам, а вода была мокрее».

Но дело не ограничивается образами. ШНП объективно нуждается в членах партии, которые либо сами иммигранты, либо являются выходцами из семей иммигрантов, говорит Джанни д’Амато. «Если иностранцы являются частью партии, то получается, что она легитимна и что ее политика вовсе не вытекает из ксенофобских настроений».

На другой берег

Обладатель одновременно хорватского и швейцарского гражданства Нико Трлин (Niko Trlin) поддерживает ШНП потому, что, по его ощущению, она одна из немногих партий, выступающих за сохранение исконных и истинных швейцарских ценностей. «Я хочу внести свою лепту в то, чтобы мы и дальше могли вести здесь в Швейцарии обеспеченную жизнь», — говорит он. Впрочем, он тоже много раз замечал: некоторые люди очень удивляются, узнав, что он, не швейцарец по крови, является членом «партии Блохера».

«Я понимаю это, но с моей точки зрения, бессмысленно стоять и кричать что-то людям, стоящим на другом берегу реки — тебя не услышат. Чтобы что-то изменить, ты должен быть там, с ними. Так и в этом случае: если я хочу что-то поменять в плане миграционной политики, я должен находиться в самом центре, там, где принимаются решения».

Его поддержка партии вовсе не безусловна. Он, например, уверен, что с последними кампаниями ШНП все-таки «слегка перегнула палку, выбирая себе в качестве образов для наглядной агитации только мигрантов, которые действительно не смогли интегрироваться или вообще этого не хотели. Но ведь 95% мигрантов, на самом деле, прекрасно работают на благо Швейцарии».

Хороший иностранец — уехавший иностранец?

Депутатом парламента Иветт Эстерманн стала в 2007 году. Она является одним из тех немногих депутатов, которые имеют швейцарское гражданство не с рождения, а были натурализованы позже. Предложение, обязывающее депутатов заявлять о своем двойном гражданстве, в 2008 году принято не было, так что в этом отношении в Швейцарии нет никаких статистических данных.

Красный паспорт она получила в 1999 году, а год спустя вступила в ячейку ШНП в городе Криенс что в кантоне Люцерн. «Выбрать партию для меня проблемой не было», — рассказывает И. Эстерманн. Ее с самого начала привлекала харизматическая фигура Кристофа Блохера (Christoph Blocher), правоконсервативного политика, «крестного отца» и спонсора ШНП. Следя за телевизионными дебатами, она по достоинству оценила то, как «ясно он излагает свои мысли, как конкретен он в своих высказываниях».

Она начала более подробно изучать партийную программу, найдя там подтверждение многим своим идеям. Программа партии, принятая на период с 2011 по 2015 гг., изложена на страницах стостраничного документа, насыщенного статистикой, цитатами и открыточными видами Швейцарии. Приоритеты и ценности партии описаны здесь во всех деталях. «Кто выбирает Швейцарскую народную партию, должен знать, кого он выбирает и с чем соглашается», — подчеркивается во вступительной части документа.

«ШНП говорит о своих приоритетах открытым текстом и выстраивает четкий, убедительный политический курс», — говорится в программе далее. Некоторые из «исконных швейцарских ценностей», такие как народный суверенитет, прямая демократия и личная ответственность, написаны на знаменах почти всех швейцарских партий. Однако ШНП предлагает и настоящий эксклюзив, например, тезис отказа от членства Швейцарии в ЕС, а также метод борьбы с преступностью посредством депортации преступников-иностранцев.

Если посмотреть внимательно, то может показаться, что многие тезисы программы партии отображают исключительно негативный образ мигранта. Например, там говорится, что «в наши дни права гражданства раздаются всем и каждому без разбора». В другом месте программы указано, что сейчас «на федеральном уровне нет статистических данных, касающихся преступности среди молодежи, и многие несовершеннолетние правонарушители получают швейцарский паспорт. А между тем эксперты полагают, что 75% малолетних правонарушителей являются выходцами из среды мигрантов».

То есть это значит, что есть «хорошие иностранцы» и «плохие иностранцы»? Глава ШНП Тони Бруннер с этим не согласен. «Хорошие и плохие люди есть как среди иностранцев, так и среди швейцарцев. Плохие — это прежде всего те, кто совершил преступление. Это те, кто не подчиняются закону и ставят свой образ жизни выше закона нашей страны. Но мы ожидаем, что каждый, кто живет здесь, будет уважать Швейцарскую Конституцию», — указывает Т. Бруннер.

Святее Папы Римского?

Поддерживать швейцарские ценности, по мнению Иветт Эстерманн, это в порядке вещей. В 2008 году она выступила в парламенте с предложением, которое требовало исполнение парламентариями национального гимна в честь открытия каждой сессии. «Кто-то тогда съязвил, „забавно, что этого требуешь именно ты!“». Но многие оценили тот поступок по достоинству и сказали, что «ты учишь нас, швейцарцев, тому, как надо быть швейцарцем».

Независимо от того, сторонником какой партии являются натурализованные иностранцы, как и все граждане Швейцарии, они имеют право высказываться на предмет формирования будущего курса развития страны. Я сообщаю напоследок Тони Бруннеру, что сама недавно получила швейцарский паспорт.

Он сияет и пожимает мне руку еще раз. «Поздравляю! Добро пожаловать!», — говорит он. «Натурализация не всегда бывает легкой, но быть швейцарским гражданином — это настоящая привилегия», — добавляет Тони Бруннер. «Натурализация означает, что вы тоже можете определять будущее страны — и борьба за это право стоит того. Неважно, длилась она пять или даже десять лет».

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.