Navigation

Отказ Берна подписать Рамочное соглашение с ЕС: что это было?

Дежа вю? Вверху: члены федерального кабинета министров Швейцарии Иньяцио Кассис, Ги Пармелен и Карин Келлер-Суттер (слева направо) в Берне по пути на пресс-конференцию, на которой президент Г. Пармелен официально объявит о прекращении переговоров с ЕС по вопросу подписания Швейцарии с Брюсселем Рамочного соглашения. Внизу: Кристоф Блохер отмечает свою неожиданную победу на референдуме в 1992 году: народ Швейцарии тогда минимальным перевесом голосов «против» отказался вступать в европейское экономическое пространство (ЕЭП / EWR). Keystone / Peter Schneider

Недавно Федеральный отказался подписывать Рамочное соглашение с ЕС. «Кристоф Блохер — спаситель Швейцарии». Под таким заголовком в швейцарском еженедельнике Weltwoche вышел материал, который рассказывает о роли «крестного отца» Швейцарской народной партии (SVP) в истории формирования швейцарского курса на европейском направлении. Однако при очень внимательном рассмотрении можно увидеть, что тут произошло явное недоразумение. 

Этот контент был опубликован 09 июня 2021 года - 07:00
Клод Лоншан (Claude Longchamp), швейцарский историк и политолог

Русскоязычную оригинальную версию материала подготовил Игорь Петров.

Люди старшего поколения еще помнят, словно это было как вчера, а люди помоложе наверняка слышали: 6 декабря 1992 года народ и кантоны на референдуме отвергли предложение о вступлении Швейцарии в Европейское экономическое пространство (ЕЭП / EWR). Попытка пройти по тонкому канату между плотной интеграцией Швейцарии в экономические структуры ЕС и полноценным вступлением потерпела неудачу.

Нынешний формат кооперации ЕС и Швейцарии (два пакета секторальных / отраслевых ad-hoc-соглашений) возник только десять лет спустя. Этот формат принес Швейцарии желаемый статус à la carte: доступ на внутренний рынок ЕС без какой-либо структурной или институциональной интеграции в механизмы европейского проекта. Сам ЕС во многом рассматривал данный формат лишь как предварительный этап, «тренировочный лагерь» на пути к полноценному членству Берна в Евросоюзе. 

С тем чтобы тут не возникало никаких недоразумений, Швейцария на всякий случай символически отозвала свою заявку на начало переговоров с ЕС о вступлении, столь же символически депонированную в Брюсселе еще до референдума 1992 года. Затем возникла идея Рамочного соглашения (РС). Для его сторонников этот документ был спасением формата двусторонних / билатеральных соглашений, для противников — РС был последним шагом перед неизбежным вступлением в Евросоюз. В любом случае отказ от присоединения к ЕЭП в 1992 году стал, вероятно, самым важным решением в новейшей истории Швейцарии. После него люди «проснулись в другой стране», а такое в Швейцарии случается нечасто. Почти никогда. 

Во-первых, именно с того момента Швейцарская народная партия (SVP) начала свое «триумфальное шествие» по стране, которое продолжалось с 1995 года по 2007 год (год отказа парламента переизбрать Кристофа Блохера в состав правительства). Некогда скромный младший партнер партий Швейцарии, формирующих федеральный кабинет министров, Швейцарская народная партия превратилась в самую мощную партию страны с самым широким электоральным базисом, стабильно колеблющимся на подходе к 30% голосов избирателей (никогда, правда, этого показателя не достигая). 

В 2003 году победа SVP на парламентских выборах привела к редкому для Швейцарии событию — к переформатированию состава правительства на основе так называемой «магической формулы», по которой партии, завоевавшие на выборах места на пьедестале почета, имеют право получить по два места в кабинете, партия же, пришедшая на финиш четвертой, может претендовать на одно министерское кресло. Швейцарская народная партия (SVP) как раз и получила тогда второе место за счет христианских демократов (CVP, сегодня это «Партия Центра»). Лидер SVP Кристоф Блохер, руководитель швейцарской антиевропейской оппозиции, стал на четыре года министром юстиции и полиции. 

Во-вторых, в 1990-е годы изменился в целом швейцарский политический климат. Экологическая волна, вызванная в начале 1980-х годов так называемым «вымиранием лесов» и приведшая в 1983 году к основанию в Швейцарии «Партии Зелёных» (GPS), внезапно спала, рассыпалась и с шипением отползла назад по мокрому песку. Леволиберальные настроения уступили место социально-консервативному мейнстриму, получившему в научной литературе и в СМИ обозначение «Большой откат» (Backlash). Партия SVP продолжала пользоваться моментом, одержав несколько побед на общенародных референдумах, на которые выносились вопросы, связанные с порядком предоставления политического убежища, а также в целом с миграционной политикой Швейцарии и с уголовным судопроизводством. 

В 2014 году «народники» одержали едва ли не самую громкую свою победу в новейшей истории, убедив народ одобрить законодательную инициативу «Против массовой иммиграции». В 2015 году они добились последней на сегодняшний день крупной победы на парламентских выборах и после временного перерыва вернулись в Федеральный совет (кабинет министров) в формате политического тандема двух своих представителей. В целом политический курс SVP тяготеет к обычным идеям примата национального суверенитета, партия рассматривает федерализм, равно как и прямую демократию, в качестве самоценных феноменов.

Однако в СМИ стиль ее политической работы и массовой коммуникации считается «типично правопопулистским». Для него «характерны постоянные политические провокации в сочетании с критикой швейцарских политических и общественных институтов». Философия партии и в самом деле порой сводилась к простому проведению разграничительной линии, по одну сторону от которой находится «коррумпированная политическая, деловая и научная элита», а с другой — «небесная Швейцария» и некий «глубинный народ». 

Новый расклад

Парламентские выборы 2019 года явно стали точкой отсчета какого-то нового этапа в политической истории страны. Правого бюргерского парламентского большинства в Швейцарии больше нет, но нет и лево-зеленого большинства. Швейцария колеблется между блоком социально-либеральных реформ и социально-консервативными настроениями того самого «глубинного народа», ставку на который и делает SVP. Решение Федерального совета прекратить переговоры с ЕС по Рамочному соглашению является типичным выражением такого «двоевластия». Леволиберальные идеи «новой европейской политики» были остановлены представителями бюргерско-центристских партий, представленных в Федеральном совете. 

Но если в 1992 году основным драйвером «антиевропейского швейцарского ресентимента» была SVP, то сегодня она сыграла уже совсем иную роль. Она всегда первой выступала против Рамочного соглашения, но на сей раз партия уже не была выразителем чаяний «глубинного народа», восстающего против «гнилого истеблишмента». Напротив, теперь партия стала уже частью этого самого истеблишмента. Символично, что провозвестником жесткой линии швейцарского национального правительства в отношении Рамочного соглашения стал президент Швейцарии в 2021 году Ги Пармелен, винодел, крестьянин, человек от сохи и при этом министр от партии SVP. 

Именно он взял на себя в Брюсселе роль «мистера НЕТ». При этом курс актуальной европейской политики Швейцарии определялся отнюдь не на референдуме. Скорее, его автором стало политическое большинство в Федеральном совете, которое в самый последний момент не дало Рамочному соглашению попасть сначала в парламент, а потом и на референдум. Победа демократии? В большей степени это решение правительства, которое знает, «как лучше», и знает лучше народа. Такое во многом спонтанное решение без сомнения стало результатом смеси антиевропейских настроений и предвыборных тактических соображений.

Большой швейцарский крест

Поэтому-то потрясений, подобных тем, что произошли в Швейцарии в 1992 году, на сей раз не будет. Зато есть серьезные сомнения в том, что SVP сможет снова добиться впечатляющих успехов, эксплуатируя европейское досье и Рамочное соглашение. А если это так, то вполне возможно, что на ближайшую перспективу партия «народников» рискует начать утрачивать тот самый потенциал, который сегодня и позволяет ей быть основной движущей силой в правительственной «великолепной семерке». Возникновения какой-то качественно новой политической тенденции, как это случилось в начале 1990-х гг., Швейцарии ожидать не приходится. 

Сколь бы важным ни было решение Федерального совета прекратить консультации по РС, оно знаменует собой лишь окончание одной серии, финал которой, надо признать, получил более чем мощный «клиффхэнгер» — концом же сезона это решение не стало, сериал «Берн и Брюссель ищут общий знаменатель» продолжается! А вот мнение «глубинного народа» на сей раз ушло на второй план: в 1992 году SVP переиграла с опорой на народ и Федеральной совет, и парламент, и все партии и промышленные ассоциации. А теперь Федеральный совет поставил на Рамочном соглашении большой швейцарский крест как раз не спрашивая народ.

Бывшая партия крестьян, ремесленников и бюргеров сама теперь стала опорой элиты, беспомощно рассматривающей осколки Рамочного соглашения, рассыпанные по полу швейцарской посудной лавки. Какого-либо ощутимого влияния со стороны электората тут нет, сколько ни ищи. В рамках грядущих политических кампаний ни одна партия страны не захочет теперь начертать на своих знаменах лозунг «Нет Рамочному соглашению»! Просто потому что материалом, из которого делаются легенды, эта тема больше не является. Ну, а что Кристоф Блохер? А он в контексте всей этой истории вообще никак не фигурировал.

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?