Navigation

Как в Швейцарии организовано голосование по почте?

В Швейцарии почти 90% граждан голосуют по почте. Keystone / Gian Ehrenzeller

Как в Швейцарии организовано голосование по почте? В день референдума 27 сентября 2020 г. мы отправились в Обервинтертур, дабы увидеть это своими глазами. 

Этот контент был опубликован 07 октября 2020 года - 13:31

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Голосование с походом на избирательный участок и бросанием бюллетеней в урну? В Швейцарии все это уже далекое прошлое, а сегодня здесь, по разным оценкам, почти 90% граждан голосуют по почте. Как вирус повлиял на ход голосования в супервоскресенье 27 сентября 2020 года? Мы решили отправиться в Обервинтертур (Oberwinterthur, округ города Винтертур, кантон Цюрих) и посмотреть на все своими собственными глазами.

По старой привычке мы, журналисты, четыре раза в год садимся утром в воскресенье на компьютер и, пока остальные СМИ отдыхают, начинаем новый ворд-документ словами «сегодня швейцарские избиратели отправились голосовать, с тем чтобы высказать свое мнение по народной инициативе X или по закону Y». В Швейцарии, как известно, царит прямая демократия, и тут народ напрямую решает важные вопросы своей жизни четыре раза в год путем участия в референдуме. 

Проблема в другом: ведь на самом деле никто и никуда не идет, потому что сегодня около 90% бюллетеней поступают в кантональные избирательные комиссии по почте, причем по большей части заранее, еще до официальной даты голосования в воскресенье. Напомним, что кантоны (субъекты федерации) являются в Швейцарии еще и избирательными округами, а голосования проходят по вопросам федерального, регионального (кантонального) и общинного (муниципального) уровней.

Рутина на избирательном участке

Так что в определенной степени все результаты уже известны заранее, и именно поэтому обычно итоги референдума сообщаются СМИ к 14.00 часам воскресного дня (референдумы в Швейцарии проходят только по воскресеньям). Но дело тут в другом: до этого момента все присланные бюллетени «дремлют» в почтовых отделениях и в сейфах муниципальных органов власти по всей стране, и только потом, в субботу перед голосованием и в воскресенье, происходит «праздник прямой демократии», то есть организуется вскрытие конвертов и подсчет голосов.

Супервоскресенье 27 сентября было первым голосованием на референдуме в Швейцарии с момента начала пандемии. И именно поэтому многие региональные органы власти настоятельно рекомендовали гражданам голосовать именно по почте. В субботу накануне дня референдума мы были в Обервинтертуре, городском округе города Винтертур в кантоне Цюрих. Там мы знакомимся с главой территориальной избирательной комиссии (ТИК) Юргом Билльвиллером (Jürg Billwiller). 

В его команде есть как добровольцы, так и платные помощники. На разумной дистанции друг от друга они по двое рассаживаются за столы, расставленные в актовом зале в здании местного протестантского прихода. Потом они начинают свою рутинную работу. И вот тут вопрос: а разве не возникает у них желания «вбросить» пару десятков бюллетеней? Например, вопрос о выделении кредита на новые самолеты для ВВС в Швейцарии был решен скорее случайным большинством: это как монетку бросить, да еще по такому важному вопросу! Кстати, в Обервинтертуре избиратели должны были ответить на семь вопросов: пять — федерального уровня и два — кантонального.

Так нет ли тут следов подтасовок? Ответ на этот вопрос будет смешон для тех, кто вырос в обществе без работающего института социальной и политической репутации: у тех, кто считает голоса, превалирует в сознании прежде всего чувство долга! Как? Ну вот так! Обманывать самих себя им даже не приходит в голову. Да и алгоритм уже отработан десятилетиями: сначала счетчики голосов проверяют, действительно ли все удостоверения избирателя, содержащиеся в конвертах, подписаны самими избирателями. 

Если личная подпись на этой карточке отсутствует, то тогда данный голос признается недействительным — система работает четко и не знает пощады. Один человек всегда складывает и сортирует бюллетени, в то время как другой наблюдает за ним и тщательно проверяет, чтобы все было в порядке. Так называемый принцип «четырех глаз» призван обеспечить правильный подсчет голосов и помочь исключить мошенничество. Некоторые люди в зале болтают друг с другом, другие носят наушники, и все носят маски. 

Не считать, а сортировать

«Так, друзья мои, предупреждаю, сегодня только сортируем. Считать будем завтра», — говорит на весь зал Юрг Билльвиллер. Таков закон: фактический подсчет должен ждать до полудня воскресенья. После того как часы на старой башне пробьют двенадцать раз, Юрг закроет свой избирательный участок, и вот только тогда можно будет начать пересчитывать бюллетени, или вручную, или с помощью счетной машины для банкнот.

Но сначала помощники должны отсортировать все бюллетени, признанные недействительными. Так случается, если избиратель не выбрал ни да, ни нет или если он предпочел написать на бюллетене какое-нибудь ругательство: бывает и такое. Но вот время пришло, подсчет состоялся, и бюллетени с «да» и «нет» по данному вопросу складываются в отдельные стопки. Тяжелые пластиковые ящики ждут рядом на полу, в то время как на переоборудованной сцене актового зала аккуратно разложены стопки бюллетеней, каждая из которых содержит ровно 100 штук.

Можно сделать перерыв на десять минут, затем работа продолжается. Все происходит очень спокойно и организованно. Сколько раз за все эти годы сам Юрг Билльвиллер принимал участие в выборах и голосованиях? Очень много раз, говорит он, все темы и вопросы уже и не упомнишь. На помощь приходит статистика: за всю свою жизнь средний швейцарский избиратель может принять участие в среднем в голосованиях по четырем тысячам вопросов на национальном, кантональном и общинном уровнях.

Хорошо отлаженная система

Юрг Билльвиллер и его команда — это одно из тысяч колесиков и винтиков общенациональной системы проведения выборов и голосований. Опыт, сноровка и хорошо организованная сортировка позволяют основную работу завершить очень быстро, так что первые местные результаты просачиваются в прессу уже через несколько минут после полудня в воскресенье. Общие результаты по стране, как правило, доступны уже к середине второй половины дня, если, конечно, не случается какой-то форс-мажор. 

Процесс голосования на самом деле начинается примерно за четыре месяца до воскресного дня. Об этом нам рассказывает Штефан Циглер (Stephan Ziegler), глава кантональной избирательной комиссии кантона Цюрих, самого густонаселенного кантона Швейцарии. Кантоны — а именно они отвечают в Швейцарии за материально-техническую организацию и проведение выборов и голосований — получают от федеральных властей список вопросов, вынесенных на данный референдум. 

После этого в свет выпускаются и бесплатно рассылаются по домам информационные брошюры для граждан — знаменитые «красные книжечки». Через восемь недель общины начинают печатать бюллетени в соответствии с избирательным списком, содержащим всех зарегистрированных в данном кантоне избирателей. За три-четыре недели до дня выборов материалы рассылаются по почтовым ящикам лиц с правом голоса, так что у граждан есть очень много времени, чтобы вернуть по почте заполненные бюллетени на адрес кантональной ЦИК. 

Либо же можно пойти самому ногами и бросить конверт с бюллетенями в специальный почтовый ящик, который обычно находится рядом с входом в здание кантональной или общинной мэрии. «Это уже давно и очень прочно устоявшаяся процедура, — говорит Штефан Циглер. — Никаких предварительных условий для голосования по почте нет — все избирательные документы всегда и гарантированно, причем заблаговременно, окажутся в вашем почтовом ящике».

Голосование по почте хорошо работает — в Швейцарии!

Голосование по почте было введено в Швейцарии в конце 1970-х годов с целью увеличения относительно низкой явки избирателей на голосования и выборы. В 1994 году голосование по почте было закреплено в швейцарском законодательстве в качестве официального канала народного волеизъявления наряду с голосованием на избирательном участке. Однако лишь только к 2006 году эта система заработала как надо во всех 26 кантонах.

«Почтовое голосование в Швейцарии работает, поэтому на эту тему сказать нам практически нечего», — говорит Уве Сердюльт (Uwe Serdült), политолог швейцарского Центра изучения проблем демократии в городе Аарау (Zentrum für Demokratie Aarau ZDA). По данным из всех кантонов, в настоящее время около 90 процентов граждан Швейцарии голосуют по почте, а в некоторых субъектах этот показатель добирается и до 97 процентов. Например, в кантоне Аргау так произошло в 2017 году.

«Понятно, что в самые первые годы работы такой системы в Швейцарии шли довольно горячие дебаты на предмет безопасности, — говорит Уве Сердюльт, который также является по совместительству профессором в одном из университетов Японии. — Но затем со временем все сомнения были рассеяны, потому что в Швейцарии граждане доверяют властям, а кроме того, почта тут и в самом деле работает как часы. Послать по почте даже критически важные вещи, вроде паспортов — тут это в порядке вещей». 

«Теплое, ламповое голосование»

Задача по обеспечению более широкого участия избирателей в политических процессах также была достигнута, пусть даже и только частично. Исследование, проведенное в 2007 г., показало, что (а более свежих данных у нас пока нет) рост явки составил около 4,1% при средней явке в 43%, зафиксированной за период с 1970 по 2005 годы. В целом это объективно довольно низкий показатель, но низкая явка в Швейцарии не является следствием нежелания слезть в холодное воскресное утро с печи и отправиться куда-то там голосовать. 

Как выглядела докоронавирусная Швейцария в день референдума? Смотри нашу галерею.

Скорее причина тут в другом. Во-первых, голосования по иногда очень сложным вопросам проходят в стране слишком часто и не всегда обычный избиратель объективно способен до конца проникнуть в сложные экономические, политические, а то и биолого-этические проблемы. Во-вторых, будет откровенны, демократия в Швейцарии вполне может быть названа идеальной: на ее основе было создано общество, в котором все идет как по маслу. Ну и зачем мне идти голосовать? Зачем участвовать в борьбе хорошего с прекрасным?

Вот если надвинутся на страну тучи действительно серьезных проблем, например, если какому-то шутнику захочется поставить на голосование вопрос вступления в ЕС, вот тогда (тут, что называется, и к гадалке не ходи) явка будет куда больше среднего, и тут уже будет все равно, каким путем народ предпочтет высказать свое мнение: по почте или лично. Последних, кстати, как говорит Юрг Билльвиллер, в Швейцарии все еще относительно немало, и вряд ли в обозримом будущем эта группа любителей «теплого, лампового» голосования вымрет окончательно.

Голосование в эпоху пандемии

Пандемия заставила многие общины и муниципалитеты особенно активно агитировать граждан голосовать именно по почте. В Берне, в городе, многими ошибочно называемом столицей Швейцарии, накануне референдума по улицам были расклеены плакаты, которые призывали горожан «оставаться здоровыми и голосовать по почте». Голос разума был услышан и город зафиксировал рост доли голосов, отданных по почте, с 87,7% (февраль 2020 года) до 93,3% (в сентябре). К сожалению, официальных общенациональных данных в этой области не существует. 

Однако ясно, что процент голосов, отданных в супервоскресенье именно таким образом, был самым высоким за все последние годы, едва не дотянув до 60%, если судить по цифрам, предоставленным концерном «Почта Швейцарии» по некоторым кантонам. Но и их вполне достаточно, чтобы зафиксировать некоторое незначительное увеличение количества голосов, отданных по почте, по сравнению с февралем 2020 года. Так, в кантоне Цюрих доля таких голосов увеличилась с 90% до 92,6%, в Тичино — с 93% до 93,5%, в кантоне Базель-городской — с 95% до почти 96%. В Обервинтертуре доля голосов, отданных по почте, выросла на 1,5% и составила чуть более 90%. 

«Это довольно нормальный для нас результат», — сухо говорит Юрг Билльвиллер. Менее нормальными были условия работы его команды. Обычно у него в распоряжении находилось всегда в два раза больше помощников, им не приходилось сидеть так далеко друг от друга, и они не должны были носить маски. Кроме того, в то воскресенье среди тех, кто сортировал бюллетени и считал голоса, было куда больше, чем обычно, молодых людей. И это ясно: власти хотели исключить участие в подсчете голосов лиц из групп риска.

«Порой не верится, но все-таки бывает»

Конечно, система почтового голосования, как и сама швейцарская демократия, да и как любая другая демократия в мире (это ведь только диктатуры идеальны) имеет свои теневые стороны. «Это так, но по сравнению с другими странами швейцарские проблемы выглядят не столь уж критично», — говорит Уве Сердюльт. Мошенничество, подтасовки, вбросы — в Швейцарии это редкость, хотя такое случается и здесь. 

В прошлом 2019 году, например, правоохранители Женевы взяли на прицел одного из сотрудников женевской избирательной комиссии по подозрению в уничтожении одних бюллетеней и добавлении других. В Берне 300 голосов на местных выборах 2016 года были признаны недействительными после того, как следователи выяснили, что все они были заполнены совершенно одинаковым почерком.

Упомянем уж и случаи «избирательного туризма», которые имели место и в городе Мутье, из-за чего до сих пор так и не удалось выяснить, в каком же кантоне должен быть этот город — в Юре или в Берне. Самый же громкий случай фальсификации выборов произошел в начале 2020 года во время парламентских выборов в кантоне Тургау. 

Там 100 партийных списков, поданных в пользу «Зеленой Либеральной партии» (GLP) были заменены на списки в пользу Швейцарской Народной партии (SVP). На данный момент парламентское место, завоеванное партией «народников» при помощи такой «медвежьей услуги», уже возвращено «зелёным либералам».

«Семейное голосование»

Другая проблемная область — это семья. Ведь вполне возможно, что кто-то возьмет и сам заполнит бюллетени за всех остальных членов своей семьи, обладающих правом голоса. Такое не может быть исключено в реальности, и юридически как-то противодействовать этому практически невозможно. Нельзя исключать и голосование по принуждению, притом что свобода и тайна голосования обеспечены и гарантированы в Швейцарии действующим законодательством.

«В рамках политической культуры Швейцарии мы исходим из того, что такого не происходит, хотя, вероятно, нечто похожее кое-где у нас порой все-таки имеет место, но какой-то критической проблемой это не является, пусть СМИ и пытаются порой раздуть из этой мухи слона», — говорит У. Сердюльт. Почтовые марки — это еще один, хотя и небольшой, вопрос, связанный с почтовым голосованием. 

В то время как одни кантоны рассылают материалы для голосования бесплатно, за свой счет, прилагая уже франкированный конверт для ответа, другие требуют от избирателя самому платить за почтовую пересылку заполненных бюллетеней. Насколько это снижает явку? Сказать сложно, хотя этот вопрос уже поднимался однажды в швейцарском федеральном парламенте.

Проблемы с зарубежными швейцарцами

У швейцарцев в Швейцарии есть выбор: можно голосовать по почте, можно пойти самому на избирательный участок. Однако швейцарцы, проживающие на ПМЖ за рубежом, такого выбора не имеют. После провала проектов по введению электронного голосования в удаленном режиме в сети интернет голосование по почте остается для них практически единственной возможностью воспользоваться-таки своими гражданскими правами. 

Но вот уже на протяжении многих лет и даже десятилетий на пути почтового голосования членов 5-й Швейцарии стоит одна и та же утомительная проблема: швейцарцы за рубежом часто получают все необходимые документы слишком поздно или даже вовсе не получают их. Это связано с тем, что почтовые службы в соответствующих странах работают, мягко говоря, не так, как работает почта в Швейцарии.

Так случилось и в это супервоскресенье, когда, по данным нескольких источников, примерно 30 000 избирателей за рубежом были просто физически исключены из процесса голосования. Может быть, именно этих голосов и не хватило для того, чтобы в случае с голосованием по истребителям получить более однозначный результат, который не выглядел бы итогом игры в политических «орла и решку». А так выделение кредита на новые военные самолеты было одобрено с перевесом всего лишь в 8 670 голосов.

Голосование по почте «на глазах становится устарелым (форматом)», — говорит Жизель Фриче (Jézael Fritsche), пресс-секретарь Организации швейцарцев за рубежом (Auslandschweizer-Organisation ASO). По ее мнению, речь идет о «фактической дискриминации» в отношении швейцарцев за рубежом при осуществлении ими своих политических и гражданских прав. Поэтому она и ее организация будут продолжать настаивать на введении возможности электронного голосования.

Прошлогодний снег

У граждан Обервинтертура таких проблем и забот нет. Почтовые услуги здесь оплачиваются заранее кантоном Цюрих, случаев мошенничества за последнее десятилетие здесь не было, и Юрг Билльвиллер тем, как идут дела, вполне доволен. К полудню субботы здесь было получено около 7 000 бюллетеней. С учетом 14 000 зарегистрированных избирателей явка тут составила по меньшей мере 50%. 

Недействительные голоса также встречаются редко, хотя время от времени счетчикам приходится специально напрягать зрение, чтобы расшифровать почерк того или иного избирателя. Так неужели же тут вообще нет никаких проблем? Юрг Билльвиллер задумался, а в это время к нему подходит один из помощников с вопросительным выражением лица. В руках у него листок бумаги: это действительный бюллетень... с прошлогодних коммунальных выборов. 

Примите участие в дискуссии

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.