Navigation

Женщины в швейцарской политике еще далеки от цели

Это и до сих пор в Швейцарии не редкость: демократически избранное в октябре 2020 года правительство кантона Ааргау состоит только из мужчин. Справа на фото — руководитель аппарата правительства (Staatsschreiberin) Винченца Тривиньо. Keystone / Alexandra Wey

На локальном политическом уровне в Швейцарии ситуация с представительством женщин выглядит не столь оптимистично.

Этот контент был опубликован 06 февраля 2021 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовили: Надежда Капоне, Юлия Немченко.

Спустя 50 лет после введения в Швейцарии женского избирательного права в федеральном парламенте женщины представлены в беспрецедентном количестве. В мировом рейтинге Швейцария занимает по этому показателю 17-ое место из 191. Но этот успех обманчив, потому что на самом деле в Швейцарии самым важным является локальный политический уровень, а как раз там ситуация с представительством женщин в органах исполнительной и законодательной власти выглядит не столь оптимистично.

Внешний контент

Ровно полвека назад, 7 февраля 1971 года, швейцарские избиратели (мужчины) решили на референдуме, что отныне в федеральной политике можно участвовать и женщинам. Парламентские выборы, которые прошли 31 октября 1971 года, стали первыми выборами на федеральном уровне, в которых разрешалось участвовать женщинам.

В результате в Национальный совет (большую палату парламента) удалось пробиться одиннадцати женщинам, что соответствовало 5,5% от его общего состава. Одной женщине удалось попасть и в Совет кантонов, сенаторскую палату, и стать одной из 42 депутатов малой палаты швейцарского парламента.

Что изменилось с тех пор? Удалось ли швейцарским женщинам за прошедшие 50 лет действительно отвоевать себе свое место в политике?

Женщины после «женской забастовки»

Последние парламентские выборы, состоявшиеся в октябре 2019 года, претендуют на то, чтобы войти в историю как «женские выборы». В обе палаты парламента было избрано столько женщин, сколько еще никогда не избиралось в истории страны. На международном уровне Швейцария выглядит в этом отношении неплохо. По процентному составу женщин в Национальном совете (41,5%) Швейцария находится на солидном 17 месте в международном рейтинге, где представлена 191 страна. Чем же обусловлен такой успех? 

«В 2019 году совпало сразу несколько факторов», — поясняет политолог Сара Бютикофер (Sarah BütikoferВнешняя ссылка). Она специализируется на истории швейцарских политических структур и институтов, на проблемах, с которыми сталкиваются в своей карьере политики, а также на вопросах социально-гендерного характера. С ее точки зрения, свою роль сыграли «дух времени» и глобальные тенденции, например движение MeToo, равно как и подстегиваемые социальными сетями кампании противодействия сексистским высказываниям теперь уже экс-президента США Дональда Трампа. 

Внешний контент

В Швейцарии на мобилизацию электората сработали «женская забастовка» лета 2019 года и так называемое «движение по борьбе с изменениями климата». Политолог добавляет, что все это способствовало активизации именно тех, кто поддерживает в стране левую, феминистическую, климатическую повестку.

«На тех выборах баллотировалось намного больше женщин, чем обычно, так что партии и движения лево-зеленого толка, в избирательных списках которых доля женщин была очень высока, получили значительное количество дополнительных мест в парламенте, большинство из которых затем заняли как раз женщины».

Скромная доля в Сенате

А между тем накануне выборов 2019 г. общая ситуация для сторонников гендерного равенства в политике выглядела не очень-то многообещающей. И хотя в Национальном совете (большая палата федерального парламента) тенденция к увеличению доли женщин в депутатском корпусе наблюдалась уже давно, в Совете кантонов, малой палате, равно как и в правительстве, все было как раз наоборот. 

При этом в 2010 году женщины в федеральном кабинете, состоящем из семи министров (или, как их называют в Швейцарии, федеральных советников), на короткое время даже получили большинство. Одна из них, министр экологии и коммуникаций Дорис Лойтхард (Doris Leuthard), рассказывала впоследствии об этом периоде, что «с женским большинством в правительстве мы тогда принимали куда более смелые решения. Таких решений мы не принимали ни прежде, ни потом».

Для Совета кантонов выборы 2019 года означали конец трудного периода недостаточной представленности женщин в депутатском корпусе. Доля женщин в Сенате снова начала увеличиваться, оставаясь, правда, по-прежнему скромной — всего на уровне около 26 процентов.

А где же женщины в локальной политике?

Швейцария — страна последовательного федерализма, строящегося на принципе кантональной (региональной) презумпции компетенций. Это означает, что при всех прочих равных условиях полномочия и предметы ведения по умолчанию отдаются на локальный (кантональный и муниципальный / общинный) уровни, а потому в Швейцарии они играют в политике не менее, а порой и более важную роль, чем федеральный центр. 

Внешний контент

Типичная политическая карьера в Швейцарии начинается именно на локальном уровне: не забудем, что кантоны в стране являются еще и избирательными округами, так что тот, кто хочет добиться степеней известных в Берне, для начала должен пройти своего рода «региональный фильтр», показав свои умения и таланты, например в правлении собственной общины. Затем будущий политик все равно какого пола должен попасть в кантональный парламент, потом поработать в правительстве, а заодно хорошо было бы занять пару должностей в общественных организациях.

К 50-летию женского избирательного права в Швейцарии

Ровно полвека назад, 7 февраля 1971 года, женщины Швейцарии получили на общенациональном уровне право избирать и быть избранными. Таким образом, Швейцария оказалась последней развитой демократической страной, где было введено действительно всеобщее избирательное право.

Портал SWI swissinfo.ch уделяет этой дате особое внимание, уже начав публикацию серии материалов, а 4 марта 2021 года он организует онлайн-дискуссию на тему «50-летие избирательного права для женщин в Швейцарии: старый вопрос властных привилегий, новые лица на новом этапе борьбы» (50 Jahre Frauenstimmrecht: Alte Machtfrage, neuer Kampf mit neuen Köpfen).

End of insertion

За годы такой работы будущий политик любого пола постепенно поднимается по карьерной политической лестнице, завязывая нужные связи и контакты. Затем уже можно попытаться занять одно из первых мест в партийном списке на федеральных парламентских выборах в Национальный совет, или же выставить свою кандидатуру на мажоритарных выборах в Совет кантонов. Ясно, что женщинам, если только они хотят идти дальше и выше, просто необходимо преодолеть этот «региональный фильтр». Но как сделать это, совмещая работу и семью? За пределами Швейцарии все выглядит несколько иначе. 

«Там, как правило, политическая карьера начинается в партии, и значительно реже на должностях в системе муниципальной или региональной исполнительной власти», — говорит Сара Бютикофер. Правда, по ее мнению, в Швейцарии в последние годы уже тоже наметился небольшой сдвиг. «В Швейцарии сейчас мы видим все больше политических карьер, начинающихся с непосредственной деятельности, но не в партиях, а, например, в области охраны окружающей среды. Большее, чем раньше, значение приобретает участие в конкретных проектах по продвижению тех или иных законопроектов или инициатив».

Тем не менее все равно пока обычно женщины начинают в Швейцарии свой путь в политику все-таки именно с кантонального и муниципального уровней, как это сделала, например, Коринна Хузер (Corinne Huser), уполномоченная по гендерным вопросам Дирекции по развитию и сотрудничеству (DEZA) Министерства иностранных дел Швейцарии (EDA).

«Актуальные данные говорят о том, что доля женщин в местных органах власти сейчас гораздо выше, чем в органах власти федерального уровня. Все исходят из того, что женщинам проще стартовать в политику именно там. Но, конечно же, в граните эта аксиома не отлита. Есть данные о том, что барьеры, с которыми сталкиваются женщины на локальном уровне, могут быть порой даже выше, чем где бы то ни было», — говорит К. Хузер. 

Более того, после выборов 2019 года сейчас в Швейцарии наблюдается противоположная ситуация. На федеральном уровне женщины в настоящее время представлены даже лучше, чем в кантонах и общинах. В этом плане Швейцария не одинока. «Поэтому в некоторых других странах на локальном уровне уже введены гендерные квоты, которые порой приводят к весьма неплохим результатам», — говорит С. Бютикофер.

Изменения в кантонах протекают без спешки

Доля женщин в кантональном депутатском корпусе в пересчете на всю страну составляет около 30%. После стагнации периода с 2007 по 2015 годы в стране сейчас наметилась ясная тенденция к росту этого показателя. В кантональных органах исполнительной власти данная тенденция также имеет место, но там она не столь отчетлива. Впрочем, в Швейцарии все как всегда — в каждом кантоне все может быть по-разному. 

В то время как во всех кантональных парламентах большинство составляют мужчины, в правительствах таких кантонов, как Цюрих, Тургау и Во, женщин уже больше, чем мужчин. Но все равно, мужчины задают тон пока в большинстве кантональных правительств, из них целиком из мужчин состоят шесть кабинетов, в которые входят, как правило, пять или семь человек.

Стагнация в городах — за одним исключением

В городах ситуация складывается почти такая же, что и в кантонах. И в очередной раз бросается в глаза тот факт, что в правительствах городов женщины представлены в среднем хуже, чем в парламентах. В отличие от национальных и кантональных органов власти, здесь ясной тенденции к повышению доли женщин не наблюдается. Возникает впечатление, что ситуация как застопорилась десять лет назад, так и не меняется, за исключением Берна. Там в ноябре прошлого 2020 года прошли выборы, и по их итогам женщин-парламентариев стало сразу вдвое больше, чем мужчин. 

Внешний контент

Интересно, что в крупных городах женщин во власть избирают чаще, чем в малых. Почему? Сара Бютикофер объясняет это водоразделом между правыми и левыми силами. «Чем больше город, тем сильнее в нем зелёные и левые партии, а так как в этих партиях традиционно много женщин, то мы и имеем в конечном итоге более высокую процентную долю женщин в политике».

Долгосрочные изменения?

Станут ли итоги парламентских выборов 2019 года началом долгосрочного и устойчивого процесса изменения гендерной структуры швейцарских органов исполнительной и законодательной власти всех уровней? По мнению С. Бютикофер, «если мы хотим увеличить долю женщин в локальной политике, то в перспективе решающую роль будет иметь численный состав партий, а также доля женщин в той или иной партии». Как парламентские выборы 2019 года повлияют на гендерную ситуацию в политике? 

«Время покажет!», — говорит Коринна Хузер. «Как долго сохранится эта динамика, я определить не могу. Но, во всяком случае, я уверена, что просто почивать на лаврах мы не можем, пусть даже тенденция к увеличению степени представительства женщин в органах власти наблюдается во всем мире. Но ведь данные процессы протекают нелинейно, и нельзя сказать, что чем дальше, тем женщин в политике будет обязательно больше. Под лежачий камень вода не течет, и в Швейцарии, и где угодно в мире», — резюмирует К. Хузер.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.