Navigation

Как можно было бы укрепить демократию в эпоху новой этики, «культуры отмены» и «цифровой охоты на ведьм» и заодно приручить технологических гигантов? Keystone / John Angelillo
Серия

После шокирующих событий, связанных с «цифровым импичментом» бывшего уже президента Дональда Трампа в сетях Twitter, Facebook и Youtube, возникает вопрос о том, как можно было бы укрепить демократию в эпоху новой этики, «культуры отмены» и «цифровой охоты на ведьм» и заодно приручить технологических гигантов. Как такие вопросы решают в демократическом мире: в США, Европе и Швейцарии? 

Этот контент был опубликован 29 апреля 2021 года - 12:36

Русскоязычную оригинальную версию материала подготовил Игорь Петров.

«Взятие Капитолия» США 6 января 2021 года стало шоком для демократического мира, который привык к упорядоченному и систематизированному протеканию процессов принятия политических решений. Но вдруг выяснилось, что выросло целое поколение людей, составивших базис тех, кто считает, что методы, применимые в социальных сетях (у кого громче голос и кто наглее – тот и прав), вполне можно перенести в аналоговый мир. 

Последующая блокировка аккаунтов еще пока президента США Д. Трампа в социальных сетях Twitter, Facebook и YouTube указала на то, что старая истина отнюдь не утратила своей истинности: тот, кто контролирует информацию, тот обладает реальной властью. Но ведь Трамп был такой хам, хорошо, что его заблокировали! Так? Нет, не так! «На карту поставлено не что иное, как будущее демократии». 

На это указывает на страницах швейцарского онлайн-журнала Persoenlich.comВнешняя ссылка Дирк Хелбинг (Dirk Helbing), профессор Высшей технической школы (ETH) Цюриха, специализирующийся на проблемах применения количественных методов в социологии (Computational Social Science). «Если мы не поддержим существование плюралистического гражданского общества, то тогда демократии придет конец. Мы должны решать наши проблемы на основе конкуренции идей, а не насилием или тоталитарными мерами».

«Ты помнишь, как все начиналось»? 

Заглянем в историю. Это делать полезно особенно сейчас, когда многие полагают, что в эпоху до «рождества Цукерберга» в мире ничего важного не происходило. В 1996 году Конгресс США принял дополнение к так называемой «Первой поправке» к Конституции США, которая гарантирует и защищает свободу слова. Так называемая Section 230 («Параграф номер 230») закона «О пристойности в сфере коммуникаций» 1996 года (принимался, чтобы отрегулировать распространение порно в сети) обеспечила крупным IT-корпорациям иммунитет в отношении всего контента, публикуемого пользователями на их онлайн-платформах. 

То есть если раньше газета печатала клевету, то на газету можно было подать в суд. Сегодня если в Фейсбуке кто-то постит клевету, то в суд подать можно только на автора поста, а не на социальную сеть, которая в 99 процентах случаев ответит вам, что «данный пост не противоречит нормам сообщества». Именно этот параграф дал возможность соцсетям расти и развиваться. И именно этот параграф сегодня выглядит как карт-бланш к приватизации общественных дебатов и демократии в целом. 

Проблемные вопросы дебатов вокруг принципа «свободы слова»

«Приватизация демократии». В либеральных демократических странах контроль над ситуацией в области свободы выражения мнений в значительной степени находится уже в руках частных гигантов IT-индустрии, чем прекрасно пользуются сторонники теорий заговора, правые неонацисты, левые адепты Греты Тунберг, приверженцы «культуры отмены» и прочие секты.

«Фактор силы», или «разрушение четвертой стены». То, что происходит на онлайн-платформах, имеет прямые последствия для реального мира.

«Выгодные условия». Технологические корпорации работают по всему миру, но в условиях отсутствия глобального правового регулирования.

«Давид против Голиафа». Государства, стремящиеся отрегулировать их деятельность, делают это на двусторонней основе. В свободном и несвободном мирах итоги этих «сделок» выглядят очень по-разному. 

«Информационный манчестерский капитализм». Логика, на основе которой работают частные технологические корпорации, не имеет ничего общего с демократией, свободой слова, вообще с ценностно-нормативным регулированием этического характера. Единственное, что их волнует, это пользовательские данные и доход от рекламы. Секретные алгоритмы обеспечивают им решение задачи получения максимума прибыли на единицу инвестированного капитала. Заблокировать мать А. Навального за ее посты с призывами спасти ее сына? Запросто, главное - не рассердить Кремль и не лишиться прибыли на этом рынке. 

«Вернуть контроль». Демократические государства должны вернуть себе цифровой контроль над демократией и установить в этой сфере четкие правила. В противном случае новостная и информационная система в качестве «кровеносной системы демократии» будет полностью блокирована.

Поскольку все основные технические гиганты сферы IT базируются в США, то именно эта страна должна взять на себя лидирующую роль в сфере регулирования деятельности «Гугла» и прочих компаний. 

«Фактор времени». После 15 лет нерегулируемого развития настало время поставить резоны регулирования и общественного управления IT-сферой на первое место даже перед коммерческими интересами. Сделать это будет непросто: велик соблазн вместе с водой выплеснуть и ребенка.

End of insertion

Свобода публиковать что угодно тут же превратилась в «ящик Пандоры». Появилась возможность беспрепятственного размещения в сети любого контента, и это теперь и является основной проблемой. Об этом говорит швейцарская журналистка Адриенн Фихтер (Adrienne Fichter), которая специализируется на вопросах сетевой политики. И как быть? Удалить для начала «параграф 230», который стал для IT-гигантов своего рода заранее и навсегда выданной индульгенцией?

Регулирование в США

Да, говорит американский эксперт и автор ряда специализированных монографий Стивен Хилл (Stephen Hill), бывший директор Центра гуманитарных технологий (Center for Humane Technology). «Пришло время для перезагрузки», пишет он в своем эссеВнешняя ссылка, размещенном на портале Zocalo Public Square. «Одна только денонсация этого «обскурантистского параграфа» Конгрессом ещё не дала бы нам идеального решения. Но это сделает концерны более осторожными и потенциально ответственными за незаконный контент, такой как детская порнография».

Он призывает правительство США «обуздать цифровые корпорации», как это уже было в истории с телефонными, железнодорожными и энергетическими компаниями. В частности, он предлагает сделать следующие шаги:

— коммерческая деятельность Facebook & Co. должна быть тесно увязана с «цифровой лицензией», которая определяла бы точные правила и нормы их работы.

— технические компании должны сначала просить разрешения у пользователей, и только потом собирать и перепродавать их персональные данные;

— рассмотреть возможность введения платной подписки для снижения количества пользователей социальных сетей;

— ограничить применение таких инструментов, как персонализированная, таргетированная и контекстная реклама.

— разрушение олигополии технологических гигантов и их фрагментация на множество более мелких сетей и компаний.

Взятие Капитолия нужно немедленно запостить в социальные сети. Иначе кто тебе поверит? Saul Loeb / AFP
Серия

Эксперт Мариэтье Шааке (Marietje Schaake), президент женевского Института проблем безопасности в кибер-пространстве (Cyber Peace Institute) и директор по международной политике Центра цифровой политики Стэнфордского университета (Cyber Policy Center of Stanford University), с этим согласна. «Технологические корпорации стали слишком сильны и влиятельны, особенно я именно в виду небольшую группу крупнейших игроков, управляющих социальными сетями и поисковыми системами», — говорит она.

«Они способны влиять не только на массы потребителей, но и на массы избирателей. И с этой властью концернов теперь надо что-то делать», — говорит М. Шааке в интервью порталу SWI swissinfo.ch. Полный текст интервью можно прочитать по ссылке ниже. По ее мнению, работу IT-концернов нужно регулировать так же, как сейчас регулируется работа банков, фармацевтических компаний или предприятий автомобильной промышленности.

«С одной стороны, мы должны иметь четкие обязательства и стандарты. С другой стороны, надзорные и регулирующие органы должны иметь возможность применять серьезные санкции в случае нарушений действующих норм. Эти органы должны обладать как ноу-хау и полномочиями, так и потенциалом для применения таких мер и расследования всего того, что происходит на практике».

Клэр Уордл (Claire Wardle) из организации First DraftВнешняя ссылка, глобальной инициативы против дезинформации в соцсетях, не считает, в отличие от Стивена Хилла, удаление «параграфа 230» подходящим методом. «Без такой защиты на платформы можно было бы оказывать жесткое давление, их можно было бы заставлять удалять как ложную, так и правдивую информацию», - говорит Клэр Уордл в интервью порталу SWI swissinfo.ch. 

«Вместо того, чтобы фокусироваться на удалении ложной информации, мы должны прежде всего задуматься о том, почему люди вообще распространяют фейк-ньюс». И здесь она предлагает сделать несколько шагов в сторону информационного социализма. Государство должно озаботиться созданием «здоровой информационной среды», поддерживая прежде  всего отечественного производителя информационных услуг: «Местные поставщики новостей умирают, а потому все больше и больше людей обращаются за новостями в социальные сети». 

Клэр Уордл считает, что решение тут должно быть найдено в глобальном масштабе, и такое решение вполне возможно. «ООН уже установила стандарты в области защиты свободы выражения мнений, и многие платформы следуют уже этим нормам. Так что с этой точки зрения механизм глобальной подотчетности информационных корпораций является вполне возможным делом».

Динамика в Европе

Европейская комиссия — орган исполнительной власти ЕС — в конце 2020 года представила проект закона «О цифровых услугах». Цель - увеличить степень общественной и правовой подотчетности мировых технологических гигантов. Принцип прост: «то, что запрещено в реальном мире, должно быть запрещено и в киберпространстве». Для швейцарского специалиста в области цифровых технологий Адриенн Фихтер (Adrienne Fichter) на первом плане стоит тот факт, что данный «закон обеспечил бы правоприменительное единообразие в рамках уже существующих институциональных процедур. Он обеспечил бы наличие обязательной обратной связи и возможность подачи исков против этих корпораций в государственные суды».

Как подчеркивает А. Фихтер, Google уже объявил о том, что он не согласен с такими планами, с учетом того, что против этого цифрового гиганта уже сейчас сконцентрировалась мощь всех 27 стран, входящих в ЕС. Со своей стороны Брюссель надеется, что нормативная база ЕС станет новым эталоном, которому должны будут следовать другие страны. Но можно себе представить, под какой удар попадет «Гугл», например, на территории постсоветского пространства. 

А что в Швейцарии?

Как и большинство стран, швейцарское правительство до сих пор полагалось на саморегулирование социальных сетей. Но теперь ситуация меняется. «Федеральный центр в настоящее время уточняет, в какой степени швейцарский подход к государственному управлению применим в отношении онлайн-платформ», — пишет Федеральное ведомство коммуникации и связи (Bundesamt für Kommunikation Bakom, подразделение Министерства коммуникаций, экологии, энергетики и транспорта UVEK) в ответ на запрос портала SWI swissinfo.ch. 

Власти в настоящее время также изучают вопрос о том, в какой степени использование искусственного интеллекта или алгоритмов поисковых систем и социальных сетей уже сейчас влияет на формирование общественного мнения в стране. Публикация соответствующего отчета правительства ожидается не ранее конца текущего 2021 года. Швейцарские власти в целом внимательно следят за законодательным процессом в сфере цифровых услуг. Однако пока еще слишком рано судить о том, насколько актуальным для Швейцарии может быть вариант регулирования, предложенный Брюсселем. 

Как указывает Bakom, в упомянутом докладе будет рассмотрен в первую очередь не «вопрос синхронизации швейцарского законодательства с законодательством ЕС, но швейцарский подход к государственному управлению и к регулированию деловой активности в сетевой сфере». Оживился и парламент. «Зеленый» депутат Бальтазар Глеттли (Balthasar Glättli) предложил обсудить возможность и целесообразность обязать все международные интернет-платформы иметь в Швейцарии свой реальный юридический адрес, на которой можно было бы посылать жалобы в связи с неправомерной блокировкой, удалением контента и так далее. Туда могли бы обращаться и все те, кто страдает от расистских злоупотреблений, личной клеветы, а также от анонимных кампаний шельмования в духе «культуры отмены». 

Это предложение не лишено смысла, ведь сейчас до администраторов Фейсбука или Твиттера достучаться невозможно, а на любую жалобу у них готов автоматический ответ насчет того, что... Правильно! Данный пост не нарушает правил сообщества. С точки зрения Мартина Штайгера (Martin Steiger), швейцарского эксперта в сфере цифрового права, предложение Б. Глеттли является шагом в правильном направлении. Национальный совет и Совет кантонов (большая и малая палаты парламента) уже одобрили это предложение, и теперь настала очередь Федерального совета, швейцарского кабмина. 

Коллега Б. Глеттли Йон Пульт (Jon Pult) уже потребовал в декабре прошлого 2020 года от Федерального совета информацию о том, как Швейцария регулирует политическую рекламу в Интернете. Он также хочет знать, видит ли правительство необходимость в регулировании условий проведения персонализированных рекламных и агитационных кампаний.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.