Navigation

Вербальная конфронтация в Женеве и судьба уйгуров

В китайской провинции Синьцзян, г. Кашгар. Фото датируется 2017 годом. Reuters / Thomas Peter

Политика Пекина по отношению к уйгурскому меньшинству стала причиной вербальной конфронтации на уровне ООН.

Этот контент был опубликован 20 октября 2020 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

«Уйгуры говорят, что, всё, поезд ушел», — рассказывает журналистка Сильви Лассерр (Sylvie Lasserre), ссылаясь при этом на самые последние свидетельства, которые она смогла получить и собрать со времени выхода в свет в мае прошлого 2019 года ее книги «Путешествие в страну уйгуров» (Voyage au pays des OuigoursВнешняя ссылка). «Один из моих источников говорит, что мы очень близки к уничтожению вообще всей уйгурской этнической группы», — рассказала она порталу швейцарского иновещания на 10 языках SWI swissinfo.ch.

«По некоторым данным, на улицах городов региона Синьцзян уйгуров почти совсем уже не видно. Единственные, кого еще можно увидеть, так это уйгурские жены, путешествующие в паре с мужчинами-китайцами (этническая группа хань)». По словам Сильви Лассерр, карантинные меры, введенные после объявления о вспышке коронавируса в августе в Урумчи, столице Синьцзян-Уйгурского автономного района, являются особенно жесткими. 

«Все средства связи с зарубежными странами были отключены. Поэтому в течение двух последних месяцев практически невозможно было ничего узнать о том, что происходит в регионе Синьцзян», — с озабоченностью и тревогой говорит журналистка. Правительство в Пекине теперь может делать, что хочет, оно может вводить меры любой степени жесткости. Поступают даже сообщения о том, что полторы сотни совершенно здоровых студентов из Университетского кампуса в Урумчи были доставлены в клинику, с тем чтобы послужить подопытными кроликами в ходе испытания вакцины против коронавируса«, — сказал С. Лассерр.

Репрессии в отношении уйгурского этнического меньшинства, которые последовательно усиливались в течение нескольких последних лет после имевших в этом регионе Китая беспорядков и терактов, как сообщается, привели к бессудным похищениям, казням и пыткам, реальные масштабы которых трудно оценить. По имеющимся сведениям, так называемое «перевоспитание» в специальных лагерях прошла или проходит одна треть от общего уйгурского населения, достигающего 18 млн человек. 

Ряд правозащитных неправительственных организаций (НПО) пытается как-то количественно фиксировать и оценивать репрессивную политику Пекина в отношении уйгуров. В центре их внимания находятся факты нарушения прав человека и в других изолированных от мира репрессивных режимах, но в случае Синьцзяна даже уже имеющиеся данные производят на неподготовленного человека ошеломляющее впечатление. 

Речь нередко идет даже о геноциде уйгурского народа, с учетом того, что имеющие место в Синьцзяне кампании по принудительной стерилизации как раз и являются одним из критериев, признанным в рамках международного права в качестве критерия, при наличии которого можно прямо говорить о геноциде.

Критерии геноцида

В Словаре международного уголовного права, опубликованном в 1998 году Женевским институтом международных исследований и развития (Institut universitaire de hautes études internationales), геноцид определенВнешняя ссылка как «международное преступление против человеческой личности, совпадающее с любым из нижеперечисленных деяний и совершенное с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую». 

К «деяниям», а точнее, методам геноцида относятся преднамеренное убийство членов данной этнической группы, причинение серьезного физического или психического вреда членам этой группы, умышленное создание таких жизненных условий, которые неизбежно ведут к цели физического уничтожения данной группы полностью или частично, включая принятие мер по сокращению рождаемости внутри данной группы, насильственное перемещение детей из данной этнической группы в другую этническую группу».

End of insertion

Разумеется, стандарты западной журналистики требуют от нас заявить, что такие свидетельства, а также расследования, проводимые журналистами или НПО, не являются неопровержимыми доказательствами. Тем более что правительство в Пекине регулярно отвергает все такого рода заявления в качестве «некорректной, вводящей в заблуждение и политически тенденциозной информации».

Тем не менее примерно полсотни независимых экспертов, уполномоченных органами ООН, посчитали все эти обвинения достаточно серьезными, для того чтобы подписать в июне прошлого 2019 года совместное обращение, призывающее к решительным действиям по защите фундаментальных прав человека в Китае.

А в сентябре 2020 года примерно три сотни НПО опубликовали открытое письмо на имя Генерального секретаря ООН Антонио Гутерриша, Верховного комиссара по правам человека Мишель Бачелет и государств-членов ООН с призывом «создать международный механизмВнешняя ссылка расследования нарушений прав человека в Китае, особенно в регионе Синьцзян».

Вербальная конфронтация в ООН

Ситуация на дипломатической арене также складывается напряженная. Как указывает Информационная служба ООН, в ходе «текущей сессии Третьего комитета Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, который занимается социальными, гуманитарными и культурными вопросами, велись очень „горячие дебаты“ на тему уважения или неуважения прав человека в Китае». 

«Мы крайне обеспокоены существованием обширной сети „политических лагерей перевоспитания“, в которых, согласно достоверным сообщениям, содержится более миллиона человек (...). Широкомасштабные технологии общественного мониторинга, контроля и наблюдения по-прежнему совершенно несоразмерным образом нацелены только на уйгуров и другие этнические меньшинства, все чаще поступают сообщения о фактах принудительного труда и о принудительном контроле рождаемости, включая стерилизацию», — заявил посол Германии в ООН Кристоф Хойсген (Christoph HeusgenВнешняя ссылка) 6 октября 2020 года в Нью-Йорке. Он также является участником соответствующего совместного заявления, подписанного в общей сложностью 39 странами, в том числе и Швейцарией.

Резкий ответ китайской дипломатии

Посол Китая в ООН Чжан Цзюнь (Zhang Jun) опровергаетВнешняя ссылка утверждения о наличии каких-либо серьезных проблем в Синьцзяне: «Я должен также отметить, что Германия, Великобритания и некоторые другие страны нарушили принципы достоверности и истины, подорвав тем самым основы сотрудничества (Пекина с этими странами). 

Учитывая неудовлетворительные показатели в области прав человека, демонстрируемые ими самими и Соединенными Штатами, они предпочитают избирательную слепоту и двойные стандарты, охотно следуя за Соединенными Штатами и становясь их сообщниками. Какое лицемерие! Позвольте мне сказать вам вот что: отложите в сторону свое высокомерие и предрассудки и отойдите немедленно от края пропасти».

Со своей стороны, МИД Китая подчеркнулВнешняя ссылка, что позицию Китая поддерживают почти 70 государств. «Эти страны высоко ценят то, что Синьцзян принял ряд законных мер по противодействию угрозе терроризма и экстремизма и по защите прав человека применительно ко всем этническим группам в Синьцзяне». Среди этих стран - Россия, Саудовская Аравия, Беларусь, Таджикистан и Туркменистан. 

Россия и Китай снова в СПЧ 

Китай не проявляет совершенно никакого намерения как-то притормозить свою наступательную, чтобы не сказать агрессивную, дипломатию в рамках системы Организации Объединенных Наций. Страна вместе с Россией и Кубой только что была переизбрана в члены Совета по правам человека, пусть даже и число голосов, полученных Китаем от членов Генеральной Ассамблеи ООН, было меньше, чем на предыдущих выборах.

«Поэтому в будущем нам будет еще труднее противостоять подходу Китая и его союзников к вопросам прав человека, поскольку в этом органе, насчитывающем 47 членов, западные страны составляют явное меньшинство», — заявил Адриен-Клод Цоллер (Adrien-Claude Zoller), ректор учебного центра «Женева за права человека» (président du centre de formation Genève pour les droits de l’hommeВнешняя ссылка). По его словам, уже начиная с 1950-х годов в КНР проводится политика «уравнивания этнических групп». 

«В 1980-х годах международные правозащитные организации резко осудили политику Китая в Тибете, где власти тоже тогда прибегали к принудительной стерилизации и абортам. Но сегодня встать на защиту прав человека и свободы в Китае и против их массовых нарушений стало еще сложнее». Особенно с учетом того, что в той же Швейцарии общественность озабочена больше климатом, а такие горячие точки, как Синьцзян, Карабах или Восток Украины, её совершенно не интересуют.

Примите участие в дискуссии

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.