Navigation

Рут Дрейфус и ее программа борьбы с наркоманией

Какое у нас есть право наказывать людей, которые употребляют вещества, меняющие их настроение, облегчающие боль или трансформирующие их ощущения и мировосприятие? Frédéric Burnand

Общественная Глобальная комиссия по вопросам наркополитики (Global Commission on Drug Policy, GCDP) была создана в 2011 году в качестве центра формирования передовых идей, на основе которых можно было бы все-таки выиграть глобальную войну с наркоманией. Комиссия считает, что жёсткие ограничения и карательные санкции не дали в последние десятилетия никаких результатов, более того, такой курс ведет к неконтролируемой эскалации насилия.

Этот контент был опубликован 28 апреля 2017 года - 11:39
Фредерик Бюрнан ( Фредерик Бюрнан), г. Женева

В качестве альтернативы КомиссияВнешняя ссылка предлагаетВнешняя ссылка пойти по пути декриминализации употребления наркотиков для тех, кто не причиняет вреда окружающим, а фактически, речь идет о глобальной имплементации опыта, накопленного в этой области Швейцарией. Не случайно, поэтому, что с 2016 года руководителем Глобальной комиссии по вопросам наркополитики является бывший президент Швейцарской Конфедерации Рут Дрейфус (Ruth DreifussВнешняя ссылка). 

Пять приоритетов Глобальной комиссии по вопросам наркополитики

С целью дальнейшего совершенствования режима контроля за потреблением и оборотом наркотиков GCDPВнешняя ссылка предлагает обратить внимание на следующее:

— Темы здоровья и безопасности должны стать приоритетными;

— Следует разрабатывать программы целевой профилактики, ограничения ущерба и лечения наркозависимости;

— Наркозависимым необходимо обеспечить гарантированный доступ к жизненно необходимым лекарствам и обезболивающим препаратам двойного действия, таким, как морфин;

— Отказаться от сознательной криминализации людей, употребляющих наркотики;

— Переориентировать действия правоохранительных органов на борьбу с лидерами организованной преступности, возникающей вокруг рынка наркотиков;

— Ввести новый порядок регулирования рынка наркотиков и наркотических веществ, передав контроль над ним национальным правительствам, как это уже сделано в области табачной и алкогольной продукции и медикаментов.

End of insertion

По ее мнению, мировая «война с наркотиками» завершилась полным провалом, объемы глобального наркотрафика все время растут, наркозависимых людей по всему миру становится все больше. Только что Рут Дрейфус вернулась из ознакомительной поездки по Таиланду и Мьянме (Бирме), результаты которой только подтвердили для нее вывод, сделанный ею еще раньше: мир без наркотиков — это иллюзия, преодолеть же это зло насилием невозможно.

swissinfo.ch: Таиланд и Мьянма расположены в зоне «Золотого треугольника», то есть в печально известном регионе, где в середине 20-го века возникла сложная система производства и торговли наркотиками (опиумом), опирающаяся на связь преступных синдикатов с местными и мировыми элитами. Сегодня эти государства решили кардинально пересмотреть свой курс в области борьбы с наркоманией. Не могли бы Вы уточнить, что конкретно сделали эти страны и каковы перспективы такой политики?

Рут Дрейфус: Начнем с того, что в последние годы эти государства столкнулись с настоящей эпидемией ВИЧ/СПИД и гепатита С, разразившейся в среде тех, кто постоянно потребляет наркотики внутривенным способом. Возникла необходимость соответствующим образом реформировать сектор общественного здравоохранения с опорой на более гуманные и эффективные подходы, основанные на научных данных, принципах общественного здравоохранения и правах человека.

Особое внимание уделяется в рамках этой стратегии профилактическим мерам, включая предоставление в распоряжение зависимых людей стерильного материала для инъекций и обустройство безопасных мест, где лица, употребляющие наркотики, могли бы встречаться с себе подобными, и где им могут быть предоставлена помощь в плане реабилитации и общественной реинтеграции.

Все активнее там используется заместительная терапия с применением метадона. Но на что я особо хочу обратить внимание, так это на факт, что в этих странах решили, наконец, отказаться от принудительного лечения наркомании через абстиненцию и «ломку», то есть от методами, не только признанных неэффективными, но и еще, что не менее важно, унижающих человеческое достоинство.

Не применяется больше здесь и смертная казнь, хотя об ее отмене официально пока не говорится, но по факту «высшая мера» исключена из каталога «антинаркотических». Здесь также намерены серьезно сократить список деликтов, наказываемых лишением жизни. Берется в расчет и тот очевидный факт, что переполненные тюрьмы превращаются в свою противоположность, то есть они становятся не исправительным учреждением, а фактически школой молодого преступника.

Чтобы реализовать все эти широкомасштабные меры, и Таиланд, и Мьянма проводят широкомасштабные общественные консультации, включая реализацию специализированных информационных кампаний среди населения, которое не слишком пока хорошо осознает факт кардинального изменения политики государства в области борьбы с наркоманией, что, с другой стороны, не удивительно после полувековой политики репрессий.

Напомним, что Таиланд вел в 2001-2006 году настоящую «войну против наркотиков», подобную той, что в данный момент идет на Филиппинах. Жертвами внесудебных расправ стали тут тысячи человек. В итоге же властям пришлось констатировать, что репрессии не только не позволяют сократить наркотрафик и объемы потребления наркотиков, но, наоборот, они ведут к увеличению данных показателей.

Внешний контент

swissinfo.ch: Насколько такой путь походит другим странам региона, например, образующим Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН)?

Р.Д.: Для начала мы должны задать самый, на мой взгляд, главный вопрос: а можно ли вообще добиться создания общества без наркотиков? В Швейцарии, например, эта цель до сих пор закреплена в Федеральном законе «О наркотических веществах». И целью стран АСЕАН по-прежнему остается превращение в зону, свободную от наркотиков. И вот теперь мы должны с просить себя, насколько ее реально достичь?

Страны, которые я посетила в ходе своей последней поездки, при всех этих постоянно звучавших «вероятно», «возможно» и «скорее всего», все-таки в конечном итоге осознали, что общество без наркотиков — это иллюзия. Человечество всегда привлекали психоактивные субстанции. Какое у нас есть право наказывать людей, которые употребляют вещества, меняющие их настроение, облегчающие боль или трансформирующие их ощущения и мировосприятие?

Некоторые вещества, кстати, почему-то получили статус признанных и приемлемых и даже стали явлением культуры. Я имею в виду алкоголь, табак, шоколад, кофе и медикаменты. Все эти продукты создаются ведь на основе субстанций, оказывающих психоактивное воздействие на сознание и организм человека. Зачем же пытаться при помощи государственного насилия пытаться и дальше поддерживать иллюзорное представление о том, что человечество однажды сможет полностью обходиться без этих субстанций? Почему мы разрешаем одни наркотики и запрещаем другие?

Международные конвенции, регламентирующие вопрос контроля за оборотом незаконных наркотических веществ и препаратов, уже сейчас предоставляют странам-участникам этих документов возможность найти решения, точно подходящие только для них и учитывающие местную специфику. Каждое государство в силе отказаться от репрессий и начать развивать меры в рамках общественного здравоохранения, в том числе и те, что позволяют заметно сократить риски, связанные с употреблением наркотиков, особенно приобретенных из сомнительных источников на черном рынке. Но при этом данные конвенции не позволяют государствам, ратифицировавшим их, контролировать производство и сбыт наркотиков, как это делается с легальными психоактивными веществами. И это, с моей точки зрения, серьезная проблема.

swissinfo.ch: Значит ли все это, что мир в целом начинает менять свой подход к проблеме наркомании?

Р.Д.: По большому счету да. Даже такие страны, как Китай и Иран, уже перешли к разработке программ заместительной терапии и реализовывают меры, ведущие к снижению рисков, существующих в среде наркозависимых. Но при этом мы имеем дело и с совершенно иным подходом, характерным для Филиппин, Японии или России.

Особо отмечу ситуацию в России, стране, где запреты и репрессии приводят к ужасным последствиям для населения. Не случайно Россия — это единственная страна, где продолжает расти заболеваемость СПИД/ВИЧ. Кроме того, резистентный к антибиотикам туберкулез давно является как в тюрьмах страны, так и за их пределами, очень широко распространенным явлением. Своей репрессивной политикой Россия толкает наркозависимых в подполье, что является исключительно опасной тенденцией.

swissinfo.ch: Швейцария долгое время сама была лидером среди стран, практикующих строго репрессивную политику в области борьбы с наркоманией. Что и почему изменилось?

Своей репрессивной политикой Россия толкает наркозависимых на исключительно опасный преступный путь.

End of insertion

Р.Д.: Действительно, Швейцария модернизировала свой курс в этой сфере, столкнувшись с эпидемией СПИДа и увеличением числа смертей от передозировки наркотиков. С тех пор страна начала постепенный переход на совсем иные рельсы, проводя курс, доказавший в итоге свою эффективность. Но предстоит сделать еще многое, чтобы все имеющиеся на данный момент программы и способы борьбы с наркоманией и ее последствиями стали доступными буквально для всех, кто в них нуждается. Нельзя забывать и «модные» синтетические наркотики, требующие совершенно иного подхода.

При всех достижениях Швейцария еще отстает, в частности, она еще не модернизировала в необходимой мере правовые основы контроля за оборотом и потреблением наркотических веществ. Не реализована до своего логического завершения и программа отказа от репрессий в отношении наркоманов. Наказание за потребление наркотиков в виде наложения денежного штрафа — это очевидная полумера. Необходимо помнить, что во всем мире, в том числе и в Швейцарии, политика репрессий всегда вырождается в произвол, а ее жертвами становятся социально уязвимые слои общества, а также разного рода меньшинства. А когда закон превращается в оправдание произвола, то тогда становится очевидно, что настала пора менять закон.

В какой-то степени Швейцарии удалось снизить степень остроты проблемы путем совершенствования национальной системы здравоохранения и укрепления законности в плане последовательной реализации принципа пропорциональности уголовных и административных наказаний. Политическое давление в пользу более радикальных изменений здесь тоже практически исчезло, учитывая, что вопрос о том, какую роль в обществе должны играть не легализованные «легкие» наркотики уже несколько раз в разных форматах выносился на референдумы и каждый раз народ на предложение узаконить ту же марихуану давал отрицательный ответ.

Отсюда и у политических партий нет какого-то особенного стимула еще раз браться за это досье, коль скоро особого политического капитала на нем не заработать. И все равно, вопрос остается открытым, заинтересованность граждан страны перейти к новому порядку регулирования оборота и потребления марихуаны находится на высоком уровне. А теперь скажите мне сами, что еще можно сделать в ситуации, когда всем стало окончательно ясно, что запрет марихуаны не является ни эффективным, ни полезным? 

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.