Как французский пациент лечился в Швейцарии от вируса Covid-19

За Жаном-Полем Мартеном ухаживали в Кантональной клинике Фрибура, где он находился на излечении в отделении интенсивной терапии. Keystone / Anthony Anex

Жан-Поль Мартен (Jean-Paul Martin) был одним из почти полусотни граждан Франции, заболевших коронавирусной инфекцией и проходивших лечение в Швейцарии. Для него это был единственный выход, поскольку в марте 2020 года больницы в приграничном французском регионе оказались переполнены и Франции пришлось взывать к европейской солидарности. Как это было? Нам удалось поговорить с этим «французским пациентом». 

Этот контент был опубликован 07 мая 2020 года - 11:00
Кати Роми ( Кари Роми) при участии Самюэля Жабера ( Самуэль Жабер), русскоязычная адаптация: Людмила Клот

«Я провалился в бесконечную черную дыру». Так Жан-Поль Мартен описывает искусственную кому, в которую он был погружен на целых 16 дней. Этот отрезок жизни стал для него временем пребывания на ничейной территории между жизнью и смертью. Свою борьбу с Covid-19 этот 67-летний француз вел в Швейцарии, в Кантональной клинике города Фрибур. Там он больше двух недель провел в интубированном состоянии в отделении интенсивной терапии для коронавирусных больных. Воздух в его легкие попадал только под давлением машины ИВЛ.

Внешний контент

Потом Жан-Поля выписали, кризис миновал, и сейчас он проходит курс восстановления после болезни в больнице в городе Кольмар во Франции. Оттуда он и поговорил по телефону с журналистом швейцарского иновещания на 10-ти языках SWI swissinfo.ch. Сейчас он уже может вздохнуть с облегчением, помощь швейцарцев помогла ему буквально вырваться из объятий смерти. А ситуация была на грани! 

Погружение в ничто

Супруги Мартен — Жан-Поль и Моника — живут в небольшом эльзасском городке Мюнстер. Заболели они одновременно в середине марта. «Начался кашель, у нас был жар», — вспоминает он. Слабость была такая, что врачу-терапевту пришлось прийти к ним на дом. В какой-то момент врач обратил внимание, что у Жан-Поля аномально низкий уровень кислорода в крови. 

Жан-Поль Мартен живет в городе Мюнстер в Эльзасе. ldd

Все было ясно, и уже 25 марта пенсионер был госпитализирован в одной из клиник в Кольмаре. «Единственное, что я могу вспомнить о пребывании в этой больнице — то, что в обед я еще немного поел. И потом всё! Больше ничего. Очнулся только через 16 дней в швейцарском Фрибуре!» — рассказывает он. Себя он называет еще «счастливчиком», потому что «некоторые из заболевших провели в коме по 50 дней и больше. Это было как очень глубокий сон. Исходя из моего опыта, могу сказать, что те, кто в итоге умер, не выходя из комы, так ничего и не осознали».

Пробуждение

Чтобы осознать, что, оказывается, его перевели в соседнюю страну, в Швейцарию, пациенту потребовалось некоторое время. К счастью, Конфедерация не была ему совсем чужда — он успел познакомиться со страной благодаря частым поездкам в гости к перебравшимся сюда родственникам. Тем не менее, о самом лечении в Швейцарии у него остались лишь очень смутные воспоминания. 

«На больничной койке в моей голове мешались явь с вымыслом: так, я часто воображал себя на озере Грюйер (Greyerzersee), вдоль которого я раньше нередко совершал прогулки». Постепенно ему начали вспоминаться отдельные фразы и фрагментов разговоров. «Я помню, как медсестра говорила мне, мол, сейчас я вас побрею, и вы снова будете красавчиком».

«Это было как очень глубокий сон. Исходя из моего опыта, могу сказать, что те, кто в итоге умер, не выходя из комы, так ничего и не осознали».

Жан-Поль Мартен

End of insertion

Персонал Фрибургской клиники ежедневно информировал Монику Мартен о состоянии здоровья ее мужа. «Эта связь была очень важна, так как она вселяла надежду. Без такой информации многие семьи блуждают в потемках и не знают, что происходит с их родными и близкими. Во Франции, кстати, информацию о состоянии здоровья пациента получить куда сложнее», — рассказала нам Моника.

Благодарность

Наконец, 16 апреля состояние эльзасского пациента стабилизировалось, и ему разрешили вернуться в Клинику им. Луи Пастёра в Кольмаре. Все еще ослабший и плохо ориентировавшийся, он почти не помнит, как проходило это возвращение. «Я еще не запросил свою медицинскую карту, чтобы узнать, как меня доставили сюда из Швейцарии. Скорее всего, на вертолете. Когда я уже был во Франции, на вопрос, знаю ли я, где нахожусь, я продолжал отвечать, что лежу в Швейцарии».

Таким Жан-Поля видела жена во время разговоров по видеосвязи. ldd

Но время шло, и постепенно Жан-Поль Мартен, бывший чиновник городской администрации французского Мюнстера, сейчас на пенсии, начал восстанавливать силы и собирать в единое целое разрозненные элементы общего паззла его истории. «Я только сейчас начинаю осознавать, что на самом деле мне довелось пережить», — говорит он по телефону. Он считает, что ему очень повезло, и выражает благодарность тем, кто лечил и ухаживал за ним, как в Швейцарии, так и во Франции. «Я также благодарю политиков за их усилия по облегчению перемещения пациентов между разными странами», — говорит он.

Одиночество

Физически Жан-Поль Мартин чувствует себя лучше, но его угнетает одиночество. Уже на протяжении целого месяца он находится в полной изоляции, с тем чтобы минимизировать риск заражения окружающих. Он видит только тех, кто за ним ухаживает, а их лица он только угадывает за защитными масками. «Я очень скучаю по человеческому контакту», — признается он.

Конечно, он может поговорить с близкими по видеосвязи при помощи планшетных компьютеров, предоставленных клиникой, но виртуальное общение не заменяет теплых человеческих контактов. «Мы слышим и видим друг друга, но прошло уже больше месяца с тех пор, как мы касались друг друга последний раз», — огорчается Жан-Поль Мартин. В ожидании встречи с женой, дочерью и внуком он планирует возвращение домой и предается мечтам о том, как снова будет гулять на природе.

Природа

Слово «природа» он употребляет очень часто, ведь Жан-Полю Мартену природа и окружающая среда в целом понятия не чуждые. Свое свободное время он посвящает защите окружающей среды, будучи членом общественной организации Club Vosgien, которая объединяет любителей прогулок по горам и тех, кто поддерживает в надлежащем состоянии горные тропы. Свою болезнь вместе с выздоровлением он считает частью высшего замысла природных сил. 

«Природа напоминает нам, что мы ее часть, что всего лишь только один вирус способен перевернуть с ног на голову всю нашу жизнь, наши отношения, экономику». Вернуться к близким, продолжать заботиться о своей 88-летней матери, еще раз прогуляться по горным пешеходным тропам — так Жан-Поль Мартин представляет свое возвращение к нормальной жизни. «Я буду наслаждаться жизнью еще больше. Конечно, карантин и все связанные с этим ограничения накладывают на нас особые требования, но не стоит из этого делать совсем уж большой проблемы».

Кто платит? Франция!

Напомним коротко суть дела. В связи с катастрофической переполненностью французских клиник в регионе Гранд-Эст во время пика пандемии коронавируса председатель правительства французского департамента Верхний Рейн (Haut-Rhin) Бриджит Клинкер (Brigitte Klinkert) обратилась за помощью к ближайшим соседям – швейцарским кантонам. И на ее просьбу откликнулись: в общей сложности 49 пациентов с Covid-19 были госпитализированы в Швейцарии. 

Германия приняла еще 80 больных. Причем если в Германии в итоге решили сами покрыть расходы на госпитализацию иностранцев, Швейцария на такой шаг не пошла, щедрые жесты в отношении своих соседей для скрупулезных гельветов как-то нелогичны. Как указало Федеральное ведомство здравоохранения (BAG, подразделение МВД Швейцарии, в Конфедерации нет отдельного «Минздрава»), «расходы на лечение будут оплачиваться французской системой медицинского страхования по тем же тарифам, что предусмотрены и для швейцарских застрахованных лиц».

End of insertion


Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей