Navigation

Skiplink navigation

Образование, социальный статус и гендерные стереотипы в Швейцарии

Молодые люди в Швейцарии чаще всего хотят быть пилотами. Keystone / Ennio Leanza

Мальчики должны быть космонавтами и десантниками, а девочки должны стоять у плиты? А как в Швейцарии?

Этот контент был опубликован 23 октября 2020 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Молодые мужчины в Швейцарии более активно стремятся занять более высокий социальный статус, чем молодые женщины. Таковы итоги недавно проведенного исследования. Это значит, что системного сексизма в Швейцарии может и не быть, хотя очевидно: какой бы путь вы в Швейцарии ни выбрали, будь то путь профтехобразования или академическую стезю, этот выбор окажет заметное влияние на ваши карьерные цели и результаты их достижения. Но ваш ли это будет выбор?

Эксперты Цюрихского университета Ирэн Кризи (Irene Kriesi) и Ариане Базлер (Ariane Basler) использовали в своих выкладках данные швейцарского кроссплатформенного опроса детей и юношества (Swiss Longitudinal Survey on Children and Youth), участие в котором приняли 1 000 молодых людей в возрасте от 15 до 21 года. Цель состояла в том, чтобы выяснить корреляцию между выбранным ими образовательным форматом и их профессиональными амбициями. 

Результаты были опубликованы в последнем выпуске журнала Journal Social Change in Switzerland под заголовком Die Entwicklung der Berufswünsche von jungen Frauen und Männern in der Schweiz («Развитие и эволюция характера карьерных устремлений молодых женщин и мужчин в Швейцарии»). Гендерные различия в этой области становятся очевидны уже примерно к 15-летнему возрасту, когда в Швейцарии заканчивается обязательное начальное школьное образование и настает пора ответа на старый вопрос «Где работать мне тогда, чем заниматься?». 

Как оказалось, здесь существуют твердые гендерные стереотипы и паттерны: мальчики хотят быть, нет, не военными, а ИТ-специалистами, профессиональными спортсменами или автомеханиками, девочки же делали выбор в пользу коммерции, медицины или работы в детских садах. Напомним, что в Швейцарии после у словного «девятого класса» можно выбрать обучение профессии на производстве или путь через гимназию в университет. Две трети молодых людей в Швейцарии выбирают на данный момент первый путь, и лишь около 20% молодых людей поступают в гимназии, которые готовят учащихся к поступлению в университет.

И вот возникает вопрос: а есть ли тут какие-то гендерные различия? Исследование показало, что если девушки в возрасте 15 лет, обучающиеся в гимназии, мечтают о профессии врача, ветеринара, юриста или учителя начальной школы, то их подруги, пошедшие условно в ПТУ, хотят работать продавцом, воспитательницей детского сада, флористом или ассистентом врача.

Статусные профессии

А вот юношей в возрасте до 18 лет, все равно будь то ученики ПТУ или студенты гимназии, по-другому: они, согласно исследованию, стремились получить профессию, гарантирующую им более высокий социальный статус, заметно превосходя в своих амбициях своих сверстниц. По мнению Ирэн Кризи, профессора Швейцарского федерального института проблем профессионального образования и обучения (Eidgenössisches Hochschulinstitut für Berufsbildung EHB), причиной такой ситуации являются «традиционные гендерные ролевые модели».

Внешний контент

«Молодые мужчин изначально готовятся к роли кормильцев семьи, и они склонны стремиться к хорошо оплачиваемым статусным профессиям с хорошими возможностями карьерного роста. Молодые же женщины часто заранее программируются на роль воспитателей детей, что заметно сдерживает их карьерные устремления. Кроме того, в Швейцарии по-прежнему нормой является гендерно отформатированный характер процесса выбора будущей профессии», — говорит Ирэн Кризи.

Внешний контент

«Многие профессии, в которых традиционно заняты женщины, предлагают более низкую заработную плату, более низкий социальный статус и меньше возможностей карьерного роста, чем профессии, в которых заняты мужчины, или же более нейтральные в гендерном отношении профессии. Поэтому в итоге молодые женщины получают более низкий социальный статус, притом что, по данным многих исследований, они показывают куда лучшие результаты по итогам обучения в школе.

Важным фактором, формирующим карьерные устремления и амбиции молодых людей, является уровень образования родителей: молодые люди с родителями, имеющими высшее образование, как правило, имеют более высокие статусные устремления, нежели те, у чьих  родителей более низкое образование, даже если молодые люди имеют одинаковые оценки в аттестате зрелости или даже если они проходят один и тот же образовательный путь.

Международное сравнение

Такая «сегрегация» по гендерному признаку в профессиональной сфере особенно заметна в таких странах, как Швейцария и Германия, где создана и работает так называемая дуальная система образования. «В Швейцарии большинство молодых людей должны уже в относительно раннем возрасте 14 или 15 лет принимать решение о том, как они хотели бы получить свое дальнейшее образование: на производстве и в ПТУ / колледже или в гимназии и потом в Университете? 

При этом молодые люди часто ориентируются на встроенные им социальными конвенциями гендерные фильтры, которые предписывают им одни профессии рассматривать как мужские, а другие — как женские. Кроме того, молодые люди бывают особенно восприимчивы к гендерно-типичным предложениям родителей, учителей и консультантов в области профориентации, а также к групповому давлению со стороны сверстников, требующих соблюдения гендерных «норм», — уточняет Ирэн Кризи.

В самом деле, в США, например, у многих молодых людей в школах возникают и развиваются очень высокие и порой нереалистичные устремления и амбиции, которые они начинают корректировать только после окончания школы. То же самое происходит и на постсоветском пространстве. Анализ среднего балла ЕГЭ, использованного абитуриентами для поступления на конечную специальность, показал, что результаты женщин в большинстве случаев выше, в том числе на «мужских» специальностях. 

Однако женщины, имея, таким образом, более широкие возможности для выбора, не пользуются ими в полной мере — лишь на немногих «мужских» специальностях в последние годы стабильно повышается доля женщин. Что делают для слома этой системы в Швейцарии? Здесь начали развивать систему университетов и высших школ прикладных наук, которые позволяют молодым людям со средним специальным профессиональным образованием продолжать обучение на университетском уровне. 

Долгосрочное планирование 

«Это повысило проницаемость швейцарской системы образования, но количество молодых людей, пошедших таким путем, все еще остается небольшим», — отмечает И. Кризи. Особенно тяжело совершить этот скачок молодым людям, получившим профессионально-техническое образование на низком или среднем уровне академических требований к успеваемости и компетенциям. Переподготовка и переориентация на иную область трудовых и карьерных интересов также обходится недешево в плане как моральных, так и материальных ресурсов. 

«Следовательно, очень важно — особенно для молодых женщин — изначально продумывать свою долгосрочную карьерную перспективу, думая о том, предоставляет ли им их будущая предполагаемая профессия те долгосрочные возможности (с точки зрения дохода, статуса, возможностей карьерного роста), к которым стремятся их сверстники иного пола», — резюмирует И. Кризи.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей