Navigation

Женщина-врач Фрида Имбоден-Кайзер и ее удивительная история

Фрида Имбоден-Кайзер (слева) в Доме малютки. Рядом с ней сидят сестры Берта Зильбербергер и Лидия Дитерле, а также госпожа Рот с молочной кухни (слева направо). Стоят: ученицы. Ostschweizer Kinderspital St. Gallen, zVg

Фрида Имбоден-Кайзер (Frida Imboden-Kaiser), врач и общественный деятель, основала в начале 20-го века в кантоне Санкт-Галлен первую профессиональную детскую клинику. Ее вклад в модернизацию теории и практики ухода за грудными детьми спас жизнь тысячам детей. Своего собственного ребенка она, правда, отвергла. 

Этот контент был опубликован 14 марта 2021 года - 07:00
Корнелия Айзенах (Cornelia Eisenach), Higgs.ch

Русскоязычную версию подготовила Юлия Немченко.

Представим себе швейцарский город Санкт-Галлен в восточной части страны, недалеко от границы с Германией. Начало 20-го века, местная текстильная промышленность переживает период небывалого взлета, санкт-галленские кружева известны на весь мир, город вошел в число богатейших в Швейцарии, улицы застраиваются роскошными домами. Однако за блестящим фасадом скрывается мрачная изнанка, и 25-летняя Фрида Кайзер (3 июля 1877, Санкт-Галлен —25 апреля 1962), которая только что вернулась в свой родной город, просто в ужасе от того, что предстает перед ее глазами.

Окончив изучение медицины в Берне и Женеве, она получила ученую степень доктора наук и возглавила детское отделение Кантональной клиники Санкт-Галлена (Kinderabteilung des Kantonsspitals St. Gallen). То, что она там увидела, просто потрясло ее. «В узкой длинной комнате с единственным большим окном вдоль длинной стены стояли на скамье корзины с больными младенцами. Исхудавшие, кричащие младенцы с высокой температурой, из ртов которых вверх летело содержимое их желудков, а вниз, в пеленки — тек жидкий стул. Было ужасно наблюдать, не имея возможности помочь, как один за другим (...) дети просто отправлялись в прозекторскую (то есть в морг, — прим. ред. рус.)». 

Так описывала ситуацию Фрида в своей автобиографии. И тогда она принимает решение «...когда-нибудь принять участие в судьбе этих бедных младенцев». Выйти замуж и заниматься семьей, поступить так, как это было принято среди девушек из богатых семей, к которым относилась и Фрида? Ничего подобного, об этом она даже и не думает. Еще в подростковом возрасте Фрида и ее подруга Хедвиг Шерер (Hedwig Scherer), впоследствии ставшая известной художницей и на всю жизнь сохранившая дружбу с Фридой, поклялись не выходить замуж и посвятить себя только работе. «Ни за что я не буду сидеть в гостиной и ждать принца, который то ли придет, то ли нет». 

Хедвиг Шерер, автопортрет. Wikimedia

А тем временем Фриде уже 30, она ведет в Санкт-Галлене собственную врачебную практику и упорно стремится к своей цели — улучшить ситуацию с медицинским уходом за новорожденными грудными детьми. В 1909 году ей удается собрать вокруг себя полсотни добровольных помощниц и основать Дом малютки (Säuglingsheim), своего рода ясли для детей, чьи матери были целый день заняты на промышленных предприятиях Санкт-Галлена. Многим из этих женщин уже через несколько недель после родов приходилось снова возвращаться на работу, прекращая грудное вскармливание. 

Скоро Фрида отметила, что и в Доме малютки многие из детей больны, что они продолжают страдать от тех же самых рвоты с поносом, которые она уже прежде наблюдала в кантональной больнице. В чем причина? Необходимо было докопаться до сути, но для этого ей нужны были цифры, реально отражавшие объективную ситуацию. В период с 1910 по 1912 годы она вместе с сотней добровольцев посетила в городе почти 1 800 семей с новорожденными, с тем чтобы собрать информацию об условиях их жизни и о питании младенцев.

Оказалось, что только 45% матерей в городе кормили своих детей грудью, да и то нередко всего лишь на протяжении нескольких недель после родов. Многих детей вместо материнского молока кормили смесью из коровьего молока и муки. Не исключено, думает Фрида, что при изготовлении этого «бутылочного молока» не соблюдались должным образом правила гигиены, что и причина рвоты с поносом, приводящих порой к гибели новорожденных.

Фрида Имбоден-Кайзер, предположительно в 1942 году. Staatsarchiv St. Gallen

То, что начала делать потом Фрида, сама она называла «кампанией за грудное вскармливание» (Feldzug für das Stillen). Она активно пыталась убедить матерей кормить детей грудью не две недели, а дольше, доказывая, что грудное молоко защищает детей от болезней лучше всяких лекарств. С этой целью она писала статьи, организовала выставку и выступала с докладами. Особую ставку она делала на силу рациональных цифр. «Из ста детей, которых кормят бутылочным молоком, умирают 14, а из сотни грудничков — только 7». Хедвиг Шерер даже перенесла потом этот тезис на красочный агитационный плакат. 

Сама Фрида позже выпустила книгу под названием «Как я забочусь о своем ребенке» (Wie ich mein Kindlein pflege) и начала проводить специализированные курсы для акушерок и воспитательниц яслей. Не забывает Фрида и о политике. В то время в Швейцарии кормящим матерям выплачивались специальные пособия, так называемые Stillprämie. Это была своего рода зарплата для женщин, кормящих грудью детей и поэтому сидящих без работы дома. Фрида Кайзер смогла добиться увеличения тарифа таких пособий с 20 франков на 10 недель грудного вскармливания до 70 франков за шесть месяцев.

Фрида Кайзер продолжала действовать. «Невольно, ибо голь на выдумки хитра (...), превратился наш Дом малютки (...) в детскую больницу, в которую свозили детей со всей Восточной Швейцарии. Сама же я тоже невольно стала своего рода главврачом (...)», — рассказывает она в своей автобиографии. К началу 1910 годов при этой больнице появились консультация для матерей и молочная кухня, где женщины, которые не кормили грудью, могли централизованно получать молоко для грудничков в чистой посуде. 

Параллельно Фрида создавала что-то вроде пансионатов для рабочих Санкт-Галлена, оказывала помощь Вооруженным силам и стала одной из основательниц (1912 год) общественной организации защиты интересов детей и молодежи Pro Juventute, активно работающей и сегодня. Фрида была человеком дела. Она и выглядела соответствующим образом в своих застегнутых доверху платьях и с волосами, тщательно собранными в строгую прическу. Со старых фотографий она серьезно глядит на нас сквозь очки, которые носила всю свою жизнь.

Внешний контент

Она умела настоять на своем, добиваясь поставленных целей: когда пособие женщинам за кормление грудью однажды решили отменить, она лично явилась к тогдашнему федеральному министру экономики (занимал эту должность с 1940 по 1947 годы) Вальтеру Штемпфли (Walther Stämpfli, 1884-1965) и отговорила его от этого решения. Жила она при этом экономно и аскетично: не употребляла алкоголя и не курила, штопала дыры на своих старых платьях вместо того, чтобы покупать новые, она работала даже в выходные и не ходила в парикмахерскую, чтобы «не тратить на рассиживание перед зеркалом драгоценное дневное время».

И все-таки она вышла замуж

В возрасте 34 лет Фрида совершила еще один неожиданный поступок. Нарушив собственную юношескую клятву, она вышла замуж за Карла Имбодена (Karl Imboden), психиатра по профессии. Они познакомились во время совместной работы в одной из общественных организаций. У Фриды и Карла родилось трое детей, последний появился на свет, когда ей было 43 года. Второй из ее детей, сын Макс, стал отцом Дитера Имбодена. Сейчас Дитеру 76 лет, он профессор Высшей технической школы Цюриха на пенсии, а прежде занимался естественными науками. 

Плакат Хедвиг Шерер агитирует в пользу грудного вскармливания. Ostschweizer Kinderspital St. Gallen, zVg

Дитер Имбоден вырос в богатом городе Кюснахт (Küsnacht) на берегу Цюрихского озера, и он хорошо помнит свою бабушку, которую он посещал наездами в Санкт-Галлене. С нею он также проводил летние каникулы в горах кантона Граубюндена, где в 1920-е годы Фрида купила себе дом. «Если мы, дети, не делали в точности то, чего хотела наша бабушка, тогда она просто начинала буйствовать. Я не припоминаю, чтобы она когда-нибудь смеялась или обнимала нас», — рассказывает Дитер Имбоден, который сейчас активно занимается составлением истории свой семьи. А чем все-таки было мотивировано ее решение выйти замуж и родить детей? 

Дитер Имбоден говорит, что, скорее всего, «ей было важно показать, что она владеет не только теорией, но и практикой. Материнство требовалось ей в качестве подтверждения обоснованности всего того, что она делала на протяжении своей жизни». Она была ярким примером независимой образованной женщины, которая работает и самостоятельно содержит себя, но при этом она продолжала отстаивать традиционную роль женщины в обществе прежде всего как супруги и матери. В своем докладе, сделанном в 1930 году, она указывала: «Молодым девушкам прежде всего в наши дни снова нужен правильный идеал матери. У девушки должны быть воля и желание однажды стать женщиной и матерью, в своей собственной семье, в своем браке».

При этом собственный брак Фриды развивался от одного кризиса к другому. Дитер Имбоден вспоминает: «И моя бабушка, и я, мы были очень вспыльчивыми людьми. Когда мы с ней начинали жутко ругаться, отец призывал нас успокоиться. «Прекратите уже! Вы даже не представляете себе, насколько вам хорошо живется». Ведь детство самого Макса Имбодена было омрачено постоянными ссорами родителей. «Мой дед был немного мечтательным человеком, а что касается финансовой и материальной стороны дела, то даже и не совсем приспособленным к жизни», — говорит Дитер Имбоден. 

Возможно, такой характер действительно не подходил к строгой и прагматичной личности Фриды. Так или иначе, в 1928 году Карл и Фрида развелись. Из текста судебного решения о расторжении брака видно, что их супружеские отношения к тому моменту практически распались и брак прекратил функционировать. По словам Фриды, у ее мужа «отсутствует всякое чувство реальности» и он «не способен поддерживать дружеские отношения». А Карл заявлял, что Фрида «тщеславна» и «часто впадает в аффективное возбуждение, которое нередко переходит в буйство». Более того, в этом документе зафиксировано, что Карл и Фрида обвиняли друг друга даже в рукоприкладстве. 

Отвергнут и лишен наследства

На суде Фрида была намерена добиться, чтобы все её дети остались с ней. Тем не менее Макса присудили отцу Карлу. И вот тут Фрида, которая сама спасла жизнь сотням и даже тысячам детей, совершает жесткий поступок и отвергает своего собственного сына. Всё наследство она оформляет в пользу одного из семейных фондов, а ее собственному ребенку не досталось при этом ни гроша. Тринадцатилетний Макс переезжает к отцу и с тех пор почти не видится с матерью. 

«Разумеется, в Санкт-Галлене никто не должен был об этом знать, все сохранялось в тайне», — рассказывает Дитер Имбоден. Было ли у Фриды чувство, что она потерпела по жизни полное фиаско? Точно узнать об этом невозможно, так как в своей автобиографии она практически не упоминает ни о муже, ни о детях, ни о своей семейной жизни. Тем не менее Фриде, переехавшей на закате жизни в свой дом в Граубюндене, все-таки удалось пожать кое-какие из своих плодов. В 1953 году, когда Фриде было уже 76 лет, была опубликована статистика, из которой следовало, что детская смертность в кантоне Санкт-Галлен снизилась до двух процентов. Для сравнения: когда Фрида в 1907 году только начинала свою деятельность, эта цифра составляла 16%. 

То самое «пособие за грудное вскармливание», выплату которого Фриде удалось отстоять на высшем правительственном уровне, существовало до 1996 года, и даже в наши дни некоторые кассы ОМС все еще выплачивают эти деньги. А на основе ее Дома малютки позже была создана современная «Восточно-швейцарская детская клиника кантона Санкт-Галлен» (Ostschweizer Kinderspital St. Gallen.).

Данный материал был впервые опубликован 23 января 2020 г. на сайте швейцарского научно-популярного журнала Higgs.chВнешняя ссылка. SWI swissinfo.ch публикует его в русском переводе в рамках партнерского сотрудничества с данным ресурсом. 

End of insertion

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.