Navigation

Швейцарцы унаследуют в 2019 году рекордные объемы активов

Дагоберт Дак и его сказочные богатства стали символом социальной несправедливости. И что? Отнять и поделить? Или здесь есть иные подходы? Keystone / Str

В Швейцарии объемы активов, переходящих по наследству, растут постоянно, и в уходящем году этот показатель может стать рекордно высокимВнешняя ссылка. И это в целом хорошо, проблема только в том, что тот, кто мало имеет, передает по наследству тоже мало, тем самым социальное неравенство переходит от одного поколения к следующему. Насколько справедливо наследование само по себе? Может быть, стоит всё отнять и поделить?

Этот контент был опубликован 19 декабря 2019 года - 11:00
Сибилла Бондольфи ( Сибилла Бондольфи), русскоязычная версия: Игорь Петров

Каждый второй франк в Швейцарии попадает к своему нынешнему владельцу в качестве наследуемого материального имущества / актива. И этот показатель постоянно растет: с 63 млрд. франков в 2015 годуВнешняя ссылка до почти 95 млрд к началу 2020 года (прогноз). Увеличился почти в два раза и объём в среднем наследуемой суммы. А произошло это за последние 20 летВнешняя ссылка. Факторами, приведшими к такого рода росту, являются, по данным экспертов, «экономико-исторический фактор» и «демографический эффект». 

В послевоенный период экономика Швейцарии находилась в стадии стабильного роста, что сопровождалось ростом населения и его соответственно благосостояния. Увеличение же продолжительности жизни привело к тому, что сегодня люди старше 85 лет составляют самую обеспеченнуюВнешняя ссылка возрастную группу в Швейцарии. Определенную роль, вероятно, играет здесь также рост стоимости объектов недвижимости и пакетов ценных бумаг (акций и проч.).

Внешний контент

Неравномерное распределение

Наследства в Швейцарии распределяются весьма неравномерно, поскольку и собственно наследуемые активы уже изначально распределены среди граждан так же неравномерно. По меньшей мере, одна треть населения Швейцарии вообще ничего не наследует. Еще в 35% случаев наследуемое имущество (активы) не достигают в стоимостном выражении и 50 тыс. швейцарских франков.

Такова рабочая гипотеза: в Швейцарии наследуются не только активы, но и социальное неравенство. По словам Петера Брайтшмида (Peter BreitschmidВнешняя ссылка), профессора (на пенсии) права и консультанта одной из швейцарских юридических фирм, специализирующихся на наследственном праве, само по себе наследование вовсе не усиливает социального неравенства в Швейцарии, особенно если исключить из числа рассматриваемых категорию супербогатых граждан. «Чрезмерный уровень благосостояния передается ведь по наследству, в том числе и в случае работы без оплаты, и даже в результате удачного брака», — отмечает он.

Мариус Брюльхарт (Marius BrülhartВнешняя ссылка), профессор экономики Лозаннского университета, также приходит к выводу о том, что «на данный момент у нас нет убедительных доказательств гипотезы о том, что наследование и дарения укрепляют или усиливают имущественное неравенство». Увеличение совокупного объема наследуемого имущества (активов) не означает автоматического увеличения степени концентрации таких активов в одних и тех же руках. Более того, недавно проведенное в Цюрихе исследование показало, что наследование оказывает скорее балансирующее и выравнивающее влияние на характер структуры распределения в обществе национального богатства.

Роберт Флюдер (Robert FluderВнешняя ссылка), профессор Бернского университета прикладных наук, кафедра Социальной работы (Berner Fachhochschule Soziale Arbeit), приходит к иному выводу. «Наследует у нас только небольшая группа тех, у кого денег и так много. Поэтому наследование как раз-таки приводит к еще большей концентрации ресурсов в одних руках, и в основном это руки богатых пожилых людей». В этом отношении наследование все-таки следует признать фактором, усиливающим социальное неравенство. «Наследование не будет негативно воздействовать на ситуацию в области социального равенства и будет вести к уравнению людей только в том случае, если все начнут наследовать одинаковый объём активов».

Насколько это справедливо  получать наследство?

Наследовать — это значит получить финансовые или иные активы, ничего для этого не сделав. В связи с этим возникает вопрос: насколько это справедливо — получать наследство? Петер Брайтшмид ставит вопрос иначе: «Насколько справедливо отказываться от наследства?» Ведь наличие состояний — особенно в богатых странах — является объективным фактом, который неизбежно требует от каждого ответа на вопрос о том, готов ли ты и способен ли управлять этими активами».

По мнению Петера Брайтшмида, равные возможности получения образования гораздо важнее прав наследования, притом что образовательные возможности тоже в какой-то степени «наследуются». «Возможности получения образования манипулируются не собственно актами наследования, но закрытой логикой сетей социальных контактов, возникающих между особенно состоятельными гражданами». 

Именно поэтому для реального обеспечения равных шансов и возможностей столь важна обычная начальная школа. По словам Роберта Флюдера, наследование уменьшает степень равенства шансов и возможностей. В этом отношении это, безусловно, вопрос социальной справедливости. Кроме того, в любом обществе существует еще и аккумуляция (накопление) факторов социального неравенства. 

«Тот, у кого возможности в области образования находятся на уровне ниже среднего, как правило, и наследует тоже очень мало». Уменьшить социальное неравенство и обеспечить большую степень социальной справедливости за счет трансферта средств тем, кто в них действительно нуждается, могло бы современное налогообложение наследуемых активов. «Собранные за счет такого налогообложения средства можно было бы инвестировать в проекты по поддержке семьи, образования или же их можно было бы перечислять в доход пенсионных фондов», — предлагает Роберт Флюдер.

Наследники ничего не платят

В Швейцарии действуют сравнительно низкие ставки налога на наследство. В последние годы в большинстве кантонов страны наследство по линии прямого родства вообще налогами больше не облагается. С другой стороны, довольно значительные налоги на наследуемое имущество в некоторых кантонах вынуждены платить лица, не являющиеся родственниками тех, кто хочет передать по наследству свои активы.

Из-за того, что в Швейцарии в отношениях между кантонами действует режим жесткой налоговой конкуренции, различия между субъектами федерации в области налогообложения наследуемого имущества могут быть временами просто огромными. По новым оценкам Мариуса Брюльхарта, в 1990 году один унаследованный франк облагался налогом по средней ставке 4,1%, сегодня этот показатель находится на уровне 1,4%. Иными словами, за последние три десятилетия налоги на наследство в Швейцарии снизились примерно на две трети.

Мариус Брюльхарт указывает, что с точки зрения кантонов это был совершенно убыточный процесс. «Мода на снижение ставок налогов на наследство была вызвана, якобы, налоговой конкуренцией кантонов и их борьбой за богатых жителей. В действительности же богатые люди если и принимают решение сменить кантон, то отнюдь не из-за более льготных условий наследования».

Цель и смысл налога на наследство

В Швейцарии регулярно возникают политические спорыВнешняя ссылка по поводу необходимости возвращения налога на наследство. Сторонники такого налога утверждают, что процесс наследования носит социально несправедливый характер, поскольку в соответствии с либеральными швейцарскими идеалами благосостояние должно быть результатом личных усилий и экономического успеха, а не «свалившихся ниоткуда денег». ПротивникиВнешняя ссылка налога на наследство утверждают, что с наследуемых денег уже были перечислены и налог на прибыль, и налог на личное состояниеВнешняя ссылка.

Петер Брайтшмид рассматривает проблему аналогично. «Участники политических дискуссий в Швейцарии постоянно прибегают к сравнениям с Германией, а между тем в этой стране нет налога на личное состояние и налоговые органы начинают работать только в связи с совершенным конкретным актом наследования. Швейцарский же налог на личное состояние, если рассмотреть его с точки зрения сразу нескольких поколений, по сути и по внутренней своей природе почти что эквивалентен немецкому налогу на наследство».

Мариус Брюльхарт, с другой стороны, приходит к выводу о том, что «можно было бы вполне себе представить решение, в соответствии с которым налоговая нагрузка была бы перераспределена в сторону от результатов труда по направлению к унаследованным активам. С экономической точки зрения у меня пока нет аргументов против такого рода перераспределения фискальных тягот. В отличие от подоходного налога, налог на наследство не ограничивает человека в плане его предпринимательской инициативы и результатов его личной трудовой деятельности. Так что с точки зрения социальной справедливости было бы куда более разумным облагать налогом наследуемые активы, нежели активы, заработанные собственными руками».

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.