Navigation

«Я сознательно выбрала этот путь»

Представим себе замужнюю женщину с двумя детьми, живущую в Цюрихе и работающую на полную ставку в... Церкви сайентологии. Как она умудряется совмещать размеренную жизнь и работу в организации, которая вызывает постоянные общественные дискуссии и в глазах многих является почти экстремистской?

Этот контент был опубликован 25 ноября 2014 года - 10:30
Габи Оксенбайн ( Gaby Ochsenbein), swissinfo.ch

Она прочитала 18 книг Рона Хаббарда и окончила 20 курсов при Церкви. Ю. В. 36 лет (имя редакции известно), она родилась в Германии в семье адептов Церкви сайентологииВнешняя ссылка. Вот уже 19 лет живет в Швейцарии, в кантоне Цюрих, вместе со своим мужем, тоже сайентологом, и двумя детьми. В ЦерквиВнешняя ссылка работает полную неделю, а дети ходят в частный детский сад, который так же имеет отношение к сайентологии.

«Мы ведем совершенно нормальную жизнь, ходим в выходные гулять или в кино, поддерживаем добрые отношения с соседями. У нас очень много друзей, которые тоже состоят в сайентологической Церкви, но дружим мы не только с ними», — рассказывает Ю. В. сдержанно, даже с некоторой робостью, но постоянно приветливо улыбаясь.

Мы встретились с Ю. в церкви сайентологов в одном из промышленных кварталов Цюриха. Приветливые девушки у стойки администратора, оживленное движение в коридорах, непринужденные разговоры в кафетерии, сосредоточенные обучающиеся разных возрастов на верхнем этаже. И везде книги и компакт-диски основателя. На стенах висят схемы организационной структуры церкви и диаграммы с данными об учебном процессе, которые призваны помочь учащимся шаг за шагом подниматься вверх, улучшая свою подготовку и добиваясь новых успехов.

В этих стенах она проводит очень много времени. Она так называемый «одитор», то есть в некотором роде духовный наставник. «Здесь я помогаю людям распутывать их проблемы и осознавать огорчения, которые отягощали их в прошлом и которые блокируют их сейчас. Цель – сделать так, чтобы они могли развиваться индивидуально, в том числе и духовно, и быть счастливыми здесь и сейчас».

Очень большую роль в достижении этой цели играет так называемый «одитинг» или общение один на один клиента («преклира») с его саентологическим консультантом («о́дитором»). Одновременно в рамках этой процедуры часто применяется так называемый «Е-метр» или «электропсихометр» («E-meter») — видоизменённый омметр, регистрирующий изменения электрического сопротивления человеческого тела постоянному электрическому току. Противники сайентологии часто называют его «детектором лжи» и считают, что применение этого прибора есть ни что иное как чистое шарлатанство, ведь когда стрелка «Е-метра» отклоняется, это должно, якобы, означать, что проверяемый человек эмоционально «заряжен».

Но Ю.В. считает этот прибор гениальным изобретением. «Хаббард ведь не с потолка всё это взял, а создал после исследований, которые длились десятилетия. В том, что всё это работает, я убедилась на собственном опыте. Да и речь идет в данном случае не о том, чтобы уличить людей во лжи, а чтобы, наоборот, улучшить их ситуацию».

Абсолютно нормальная семья

В Германии Ю. В. ходила в муниципальную школу. И хотя она была единственным приверженцем сайентологического учения в классе, это «никогда не было для меня проблемой, потому что я не отгораживалась от окружающего мира». Очень болезненным для нее оказался момент, когда мать ее близкой подруги запретила дочери общаться с ней из-за ее принадлежности к Церкви сайентологии. «Это было и остается пока единственным моим негативным опытом». Тогда ей едва исполнилось 10 лет.

«Мы вели обычную семейную жизнь, и порой моя мать сама применяла самые элементарные методы сайентологии с тем, чтобы уладить какие-то возникающие конфликты». В возрасте 11 лет она вместе с братом прошла свой первый сайентологический курс, который призван был помочь им в учебе и повысить степень уверенности в себе. Ее сестра тогда не интересовалась сайентологией, это произошло намного позже.

Свой путь она могла выбирать сама, подчеркивает Ю. В. «Если бы мои родители меня принуждали против моей воли, я бы взбунтовалась. Но у меня никогда не было ощущения, что меня куда-то заперли, а потому и потребности вырваться на волю тоже не было». Когда ей было 6 лет, родители развелись, и сейчас ее отец отошел от сайентологии. Некоторое время она посещала в Англии частную школу, которая работала по методам Хаббарда.

Свободу выбирать собственный путь она гарантирует теперь и своим детям. «Каждый человек должен определяться сам. Мои дети сами изберут свой путь, и я не будут им мешать в этом. Все равно они останутся моими сыновьями».

Что тут правда? Что неправда?

Когда слушаешь эту утонченную и вежливую женщину и одновременно вспоминаешь весь тот негатив о сайентологии, который крутится в СМИ, то всё это как-то не складывается в единую картинку. Всё ли здесь делается по собственной воле? Нет ли тут каких репрессий или промывания мозгов? И правда, что никто не вытягивает у этих людей последние гроши из кармана?

«Каждый раз, когда я читаю все эти статьи о „кошмарной сайентологии“, мне становится очевидно, что многое в них просто не соответствует действительности. Есть просто группа заинтересованных лиц, которым не нравится то, что мы говорим, например, что можно быть счастливым и без наркотиков. А промывание мозгов? Да я и сама считаю, что это ужасно. Я не позволила бы диктовать мне, что я должна думать и как», — говорит она.

Критиковать? Конечно можно. «Речь ведь идет не о том, чтобы подчиняться кому-то. Наоборот, цель состоит в том, чтобы стать самостоятельной личностью. Что же касается денег, то, например, мы предлагаем и очень дешевые курсы по 55 франков. Таков, например, курс, посвященный тому, как мы могли бы сделать свою жизнь лучше. То есть люди решают сами, чего они хотят. У нашей семьи, во всяком случае, долгов нет».

Напомним, Ю. В. работает в Церкви «одитором», поэтому за курсы она не платит. «Зарплата у меня маленькая, прожить на эти деньги нельзя. Но мой муж зарабатывает вполне нормально», — говорит она.

Рецепты для жизни

Кажется, что Ю. В. довольна своей жизнью. Сама себя она называет «уравновешенным» человеком, у которого относительно мало проблем. «А если они и возникают, я стараюсь их решать сразу, а не оставлять на потом. Мы ведь в Церкви всегда задаем себе, прежде всего, вопрос, как нам подойти к проблеме, чтобы найти для нее наилучшее решение».

Значит ли это, что сайентология предлагает рецепты, которые помогают ей жить лучше? «Абсолютно точно», — подтверждает она. «Мы все несовершенные люди, и я была бы, наверное, совсем другим человеком, если бы я не имела у себя в распоряжении возможностей, которые дала мне эта религия».

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.