Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

За кулисами Как делается политическая карьера в Швейцарии?

собрание

Муниципальный фильтр по-швейцарски: любой политик по пути на самый верх должен зарекомендовать себя сначала на общинном уровне, решая совершенно конкретные дела и проблемы. Его риторические таланты и партийная ориентация не играют на данном уровне никакой роли.

(Keystone)

Человеку со стороны порой бывает очень непросто понять логику швейцарского политического процесса. Как и кем избираются кандидаты на пост министра (федерального советника)? «Who is мистер Кассис», победивший недавно в гонке «преемников» ушедшего в отставку министра иностранных дел Швейцарии Дидье Буркхальтера? Как вообще делается политическая карьера в Швейцарии? Попытка аналитического наблюдения.

Напомним, что члены Федерального совета в Швейцарии, то есть правительства страны, не избираются народом. Не формируется правительство и по результатам парламентских выборов по принципу «сильнейшая партия назначает главу кабинета». Члены правительства избираются парламентом на совместном заседании обеих палат, при этом учитывается неписаное правило «общенационального политического конкорданса», то есть «согласия».

За кулисами власти Откуда берется «швейцарская нефть»?

Откуда берется стабильность — эта «швейцарская нефть»? Чтобы ответить на данный вопрос, нужно знать, как работает швейцарский политический механизм.

Состав Федсовета должен учитывать не только, и не столько, «рейтинг партий», определяемый на выборах, но также и «неформальные» факторы языкового, регионального, религиозного и гендерного характера. При этом в правительстве должны быть представлены все потенциально оппозиционные силы, и это особенно важно, поскольку наличие в стране инструментов прямой демократии (референдум) теоретически может позволить оппозиции блокировать весь политический процесс в стране.

Народ — оппозиционер

Впрочем, это только в теории, поскольку политическая реальность в Швейцарии такова, что главным оппозиционером, как правило, выступает сам народ. Если в странах обычной представительской демократии партии могут «почивать на лаврах» от одной предвыборной компании до другой, то в Швейцарии это не проходит.

Партия, еще вчера победившая на выборах, может на следующий день выступить перед народом со своими инициативами и... потерпеть полное поражение. Тип политика-звезды в Швейцарии не приживается. Народ здесь не падок на слова. Для него на первом месте — конкретные дела и собственные интересы.

Поэтому на самый политический верх, как правило, пробиваются «нудные» политики-«технари», не обладающие харизмой и не интересные до поры до времени широкой прессе (швейцарской, не говоря уже о международной). В последние четверть века, правда, ситуация несколько изменилась, ярким примером чему является Кристоф Блохер, сумевший в Швейцарии стать первой и пока последней политической звездой классического типа. Но как можно в Швейцарии стать такой «политической звездой»?

Как стать звездой?

По большому счету, в мире есть только две модели, условно говоря «либеральная» и «авторитарная». Первая модель опирается на развитую и мощную партийную систему. Когда партии являются главным проводником политической воли народа и основным инструментом ее формирования, карьера политика начинается, как правило, в какой-либо организации, близкой к той или иной партии. В США это может быть работа в предвыборном штабе кандидата в президенты, в Конгресс или в Сенат от той или иной партии, а в Германии трамплином для прыжка на самый верх может стать работа в молодежной партийной организации.

В авторитарных и полуавторитарных политических системах аппаратная, бюрократическая политика доминирует над публичной. Партии и выборы отсутствуют, а потому политический кадровый резерв выводится путем прицельного «культивирования» в закрытых резервуарах, формируется на основе личной преданности, по знакомству, либо политический или административный пост просто покупается за взятку.

Прямая демократия Общинное собрание

Пять регионов, пять общин — чем живет муниципальная политика в Швейцарии?

В Швейцарии роль партий в политической жизни не столь велика, одновременно открытое продавливание кандидатов в обход мнения народа невозможно (не говоря уже о взятках). Поэтому здесь возник своего рода «третий путь», состоящий из трех этапов.

Этапы большого пути

На первом этапе будущие политики набираются реального опыта политической деятельности на самых низовых, базовых, этажах общества — в коммунах, муниципалитетах и городских округах (прочитайте здесь наш лонгрид о том, как реально функционирует этот низовой муниципальный политический уровень). Самый популярный путь — работа даже не правлении общины или муниципалитета, а в инициативных группах, готовящих той или иной референдум или законодательную инициативу, а так же (но это гораздо реже) резкое и заметное высказывание по тому или иному актуальному вопросу.

На этом уровне партийно-политическая ориентация того или иного деятеля зачастую находится на втором плане, а на первом — способность решать конкретные проблемы, внятно объясняя народу суть этих проблем и выгоды предлагаемых решений в непосредственном контакте с ним. Партии же внимательно отслеживают процессы в этом «политическом гумусе», при этом на данном уровне могут возникать своего рода отношения ведущего-ведомого, когда деятель той или иной партии пытается завербовать в свои ряды перспективного кандидата.

Так, кстати, было и с К. Блохером. Наработав определенный политический вес на самом низовом уровне, он в свое время едва не стал членом партии швейцарских либералов (FDP), но в дело вмешался случай — его «куратор» из либерального стана трагически погиб. Поэтому в целом классические партии в Швейцарии, прежде всего на кантональном уровне, — это, скорее, своего рода легитимированные народом инкубаторы для продвинутых политических деятелей, покинувших низовой уровень, но еще не созревших для уровня федерального. Это — второй уровень или этап.

Дальнейшая же политическая карьера в Швейцарии находится в зависимости от кантона, региона, языка, религии, пола, заслуг по военной линии, общей экономической и политической ситуации в стране, ну и, конечно, от партийной принадлежности. Переход того или иного политика (третий этап) с кантонального на федеральный уровень происходит всякий раз иначе. При этом практически обязательным условием является наличие депутатского мандата. Достаточно продолжительная и эффективная парламентская деятельность кантонального и федерального уровня — это «королевский путь» любого политика, стремящегося попасть в Федеральный совет, в правительство.

Он родом не из франкофонной Швейцарии...

Являясь безусловной демократией, Швейцария носит на себе множество «деревенских» и «общинных», домодерных, родовых пятен. Комбинация формальных и неформальных факторов, рациональных и иррациональных мотивов — в этом-то и состоит особенность швейцарской политической жизни. Поэтому часто до самого последнего момента бывает не ясно, какие обстоятельства и как отразятся на карьере того или иного кандидата, стремящегося занять кресло в правительстве.

Швейцарское многоязычие Школьные обмены как залог национального единства

Как укрепить национальное единство в стране с четырьмя языками? Один из возможных инструментов — межшкольные лингвистические обмены.

Так, например, в свое время по всей Швейцарии прогремел популярный политик из Фрибура Урс Шваллер, тогдашний председатель фракции демохристиан в парламенте. Он был почти идеальным кандидатом на то, чтобы занять кресло в правительстве, но в итоге он потерпел поражение, по сути, из-за своей слишком «немецкой» фамилии. «Господин Шваллер родом не из франкофонной Швейцарии», — прозвучало над Швейцарией из уст председателя FDP Фульвио Пелли, и на карьере Шваллера как федерального советника фактически был поставлен крест. В любой другой стране это был бы «обыкновенный расизм», но в Швейцарии это, как ни странно, чистая политика, без каких-либо расистских коннотаций.

А вот пример нынешнего министра иностранных дел Швейцарии Игнацио Кассиса. Он 10 лет входил в состав муниципального совета города Монтаньола (Montagnola), в котором он жил в то время, но на кантональный уровень ему долгое время выйти не удавалось. Это было связано с тем, что, будучи врачом на зарплате у кантона, он не имел право занимать политические посты в кантональных органах законодательной и исполнительной власти. И. Кассис изучал медицину в университетах Цюриха и Лозанны, что вполне объясняет, почему он, наряду с родным итальянским языком, прекрасно владеет и двумя другими официальными языками Швейцарии, немецким и французским.

По возвращении в Тичино он стал работать в области профилактической медицины. Так, в 1989 году именно он открыл в кантоне первую консультацию по вопросам профилактики ВИЧ. В 2003 году тичинские либералы (FDP) искали кандидата — по возможности врача — для участия в национальных выборах. И. Кассис согласился выдвинуть свою кандидатуру. Выборы он, правда, проиграл. Но когда потом в Берне освободилось место в федеральной фракции либералов, — депутат Лаура Садис (Laura Sadis) предпочла в 2007 году вернуться на работу в правительство кантона Тичино, — И. Кассис не стал упускать возможность и попал-таки под своды Федерального дворца в качестве депутата.

А потом сработал механизм обеспечения адекватного регионального представительства в кабинете, а последний представитель Тичино работал в правительстве уже 19 лет назад — это обстоятельство в итоге и проложило ему дорогу на вершину политической пирамиды страны. Игнацио Кассис не то чтобы бесцветен или незаметен, но он деловит, уравновешен, харизматическим лидером он не является, то есть он... правильно: идеальный швейцарский политик!

На галерах

После своего избрания в правительство политик теоретически может работать, не обращая внимания на мнение народа! Сместить федерального советника нельзя, его можно только переизбрать — или не переизбрать на очередных выборах, проходящих раз в четыре года. Впрочем, за время с 1848 г. такое неизбрание случилось всего пять раз — правительственная стабильность очень важна для Швейцарии. Казалось бы — полное раздолье.

Народ и партии Игнацио Кассис: мы хотим знать этого человека!

Игнацио Кассис стал членом Федерального правительства, заняв место Дидье Буркхальтера, который осенью уходит в отставку. Кто он?

Однако на самом деле работа федеральных советников находится под пристальным контролем и народа (который регулярно голосует на референдумах по инициативам Федсовета, ставя ему, таким образом, «зачет» или «незачет» за проделанную работу), и прессы, и парламента (перед которым Федсовет регулярно отчитывается по текущим делам в форме вопрос-ответ), и партий.

Не удивительно, поэтому, что каждый из федсоветников считает, что он работает «как на галерах», и что его единственная свобода — это самому обозначить время своей отставки. Отставка является не только показателем политической зрелости и ответственности политика (засиделся — надо дать дорогу молодым), но и тонким политическим инструментом.

Ведь, уходя в отставку, федеральный советник смешивает все карты и инициирует процесс определения кандидатуры «преемника», процесс, который, как мы уже увидели, является сложным, но очень важным в смысле уточнения расстановки партийно-политических сил в стране в период между выборами. Умело, в «нужный момент», запустить такой процесс очень непросто.

Сейчас в Швейцарии в кулуарах обсуждается возможная отставка двух министров: Дорис Лойтхард (коммуникации и транспорт) и Иоганна Шнайдера-Амманна (экономика). Когда они объявят о своем уходе — никому не известно. Но это делает для знатоков швейцарскую политику федерального уровня напряженной историей с почти детективным сюжетом.

Вовсе не трагедия

Поскольку власть и собственность в Швейцарии не зависят друг от друга (и все вместе они, что немаловажно, зависят от одинакового для всех права), пост федерального советника (а значит и президента) или депутата парламента вовсе не является мечтой всей жизни среднего швейцарского гражданина.

Добиться заметного благосостояния и уважения сограждан можно занимаясь не только политикой, но и бизнесом, военной карьерой, гражданской карьерой общинного или кантонального уровня, искусством, наукой, преподаванием, дипломатией, трудясь в неправительственных организациях и отраслевых объединениях, наконец, просто работая на заводе, на ферме или в магазине за кассой.

Любая кассирша в «Migros», конечно же, скажет, что ей платят мало, но кто из нас в принципе доволен своим доходом? Так что не избрание в Федеральный совет ни для кого в Швейцарии трагедией не является. Скорее — наоборот, примером чему является поучительная история единственного швейцарского олигарха Альфреда Эшера (о нем подробнее читайте по ссылке). 

Возникает только вопрос: как бывший врач может управлять МИД? В Швейцарии для руководства дипломатией (да и любым другим федеральным министерством) не обязательно заканчивать профильный вуз, достаточно быть человеком с головой и иметь талант перспективного планирования. А уж бумажки министру оформят специально обученные люди. Что касается И. Кассиса — пока у него, вроде бы, все получается как надо

Neuer Inhalt

Horizontal Line


swissinfo.ch

Тизер

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта