Аннемари фон Матт: феминистка и художница из Швейцарии в Париже

Annemarie von Matt

Утилизация как форма искусства? «Центр Швейцарской культуры в Париже» предлагает вспомнить художницу Аннемари фон Матт. 

Этот контент был опубликован 18 октября 2020 года - 07:00
Матьё ван Берхем (Mathieu van Berchem), Париж

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Аннемари фон Матт, художница из региона Центральной Швейцарии, сделала утилизацию и переработку предметов обихода отдельтным видом искусства. Сейчас Центр Швейцарской культуры в Париже (Centre Culturel Suisse de Paris CCSP) посвящает ей персональную выставку, поскольку - и это в наше время куда важнее - она была бунтарём и даже, как говорят, «феминисткой», ведь она имела любовника при живом муже. 

«Я ничего не делаю. И на это уходит всё мое время», — записала Аннемари фон Матт (1905-1967) в начале марта 1962 года на маленьком клочке бумаги. Еще раньше, в 1939 году, в своего рода личном дневнике она отметила: «Что ты пишешь? Письмо самому себе. О чем ты пишешь себе? Я не знаю, я еще не получала этого письма». Авангард и концептуальное искусство парадокса в одном флаконе!

Аннемари фон Матт (Annemarie von Matt), выставка Je ne m’ennuie jamais, on m’ennuie (Мне никогда не бывает скучно, когда мне бывает скучно). В Centre Culturel Suisse de Paris, до 15 ноября 2020 года.

End of insertion

Период с 1935 по 1967 годы занимает в жизни Аннемари фон Матт особенное место. Практически не покидая свой дом в городе Станс (кантон Нидвальден), она ведет интенсивную духовную жизнь, находясь в вечном поиске себя в мире и мира в себе Свои мысли она записывает на буквально всем, на чем возможно было писать: на бумаге, спичечных коробках, на своих же рисунках, на кусках дерева. Она всё хранит и ничего не выбрасывает. 

Она собирает предметы материального мира, словно это кости давно вымерших существ, суть и предназначение которых еще предстоит выяснить. Она помещает птичье гнездо в фондюшницу. Она чинит карандаши и хранит завитки стружки, как локоны или пряди волос - или как материализацию своих хитро закрученных мыслей? Уход в себя или открытие миру? Радость абсурда? В любом случае чувство юмора у нее было. Аннемари фон Матт занималась переработкой отходов и превращением их в предметы искусства задолго до того, как люди научились в период самоизоляции имитировать Сальвадора Дали при помощи только что испеченных блинов. 

А еще она была стихийной феминисткой, дерзко опередившей свое время. Нынешняя эпоха, насильно обращающая нас в новую моральную веру, нуждается в иконах и образцах. Ретроспективное переписывание истории, в том числе и истории культуры, становится инструментом формирования нового «правильного культурного нарратива», а социальные сети суть их пророк и провозвестник. Авангард и феминизм — и это в таком традиционном и консервативном горном швейцарском кантоне, как Нидвальден!

«Она прожила свою жизнь как произведение искусства еще до того, как в искусстве вообще появилась такого рода идея», — говорит цюрихский художник Сэм Порритт (Sam Porritt). На выставке в Центре Швейцарской культуры в Париже (CCSP), посвященной Аннемари фон Матт, представлены и современные работы, в том числе и артефакты самого Сэма Поррита. Они «придают творчеству художницы из швейцарской глубинки актуальный резонанс». 

Большинство художников, приглашенных CCSP поучаствовать в этой экспозиции, ранее ровным счетом ничего не знали о существовании этой женщины. Пока они сами не приехали в Станс на первую ее систематическую выставку. «Там, в тени высоких гор, можно было явственно ощутить клаустрофобию, от которой она, должно быть, страдала, особенно в 1930-х и 1940-х годах», — говорит Сэм Порритт. Сам он родился в Лондоне.

Одна! Одна!

В своем дневнике она прописными буквами (ОДНА, ОДНА!) фиксирует все те драгоценные моменты, когда ей приходилось «ничего не делать», находясь в полном одиночестве. Но значит ли это, что она сторонится мира и страдает агорафобией? Ничего подобного!

Аннемари фон Матт. Annemarie von Matt, Eva Henn Blutzger-Photo,1967

Она родилась в 1905 году в весьма скромных условиях в кантоне Люцерн, в 1935 году вышла замуж за нидвальденского художника и скульптора Ганса фон Матта (Hans von Matt).

В городе Станс он был чем-то вроде представителя региональной элиты: в его роду были поэты, судьи, депутаты местного кантонального парламента и даже сенаторы (члены Совета кантонов, малой палаты федерального парламента).

Первые работы Аннемари фон Матт, в основном гобелены и фигуры Мадонн, вырезанные из дерева, пользовались большим успехом. Её произведения находятся сейчас в федеральном запаснике в Берне и в городе Люцерн, правительство которого тоже приобрело ряд её артефактов. В 1940 году она даже создала эскиз почтовой марки в честь «Женского корпуса добровольных помощниц армии» (Frauenhilfsdienst).

Ее жизнь, ее роман, ее жизнь в романе

Начиная с 1940-х годов она постепенно дистанцируется от официальных политических кругов Швейцарии и традиционной жизни тогдашних художников. Она больше не выставляется и начинает пропагандировать «открытый подход к художественному производству: собирать, комбинировать, комментировать, писать, группировать, объединять объекты, изображения и тексты в коллажи, не концентрируясь на достижении какого-то законченного результата», — говорит Клер Хоффман (Claire Hoffmann) из CCSP. 

Annemarie von Matt

Своего рода искусство с открытым финалом! Вместе с Патрицией Келлер (Patrizia Keller) из Музея Винкельридхаус (Museum Winkelriedhaus) в кантоне Нидвальден Клер Хоффман выступила куратором персональной экспозиции Аннемари фон Матт. Выставка была представлена весной 2020 года на площадке музея «Дом Винкльрида», названного так в честь легендарного швейцарского военного героя эпохи раннего средневековья. 

Значительная часть выставки была посвящена личной истории художницы: семья ее мужа восприняла ведь Аннемари в качестве «городской сумасшедшей», которая к тому же еще оказалась и феминисткой. «Дамы — это и есть Господа ТВОРЕНИЯ и ТВОРЧЕСТВА», — писала она в 1948 году. «Они — художницы, которые восполняют то, что потеряно, восстанавливают (латают) то, что повреждено, и только Господь всемогущий превосходит их».

Неудивительно, что образ Аннемари фон Матт издавна вдохновлял швейцарских писателей. Их книги, разумеется, никому за рубежом неи звестны, равно как и сами они никому не знакомы, порой даже уже за пределами собственного кантона. Тем не менее стоило бы обратить внимание на текст швейцарского автора Отто Марки (Otto Marchi, 1942-2004) под названием Soviel ihr wollt («Сколько душе угодно»), который был опубликован в 1994 году, спустя почти 20 лет после смерти Аннемари фон Матт. 

Текст пытается проникнуть в спальню к художнице, с учетом того, что, будучи замужем, она имела еще и любовника - швейцарского философа, теолога и.… священника Йозефа Витала Коппа (Josef Vital Kopp, 1906-1966). Он является автором романа Der Forstmeister («Лесник»), в котором была зашифрована скрытая критика в адрес швейцарской католической церкви. В семье супруга художницы этот адюльтер вызвал бурю негодования. «Глупая девчонка, ее взяли в приличный дом, а она еще осмелилась изменять мужу»!

Концептуальное искусство

«Мечтаю о том, как увенчать дни Твои цветами и радостью, Ты - тот, кто все направляет, Ты - тот, кто все знает», — написала она на Рождество 1940 года своему мужу Гансу. Общаясь с мужем, она использовала не диалект и не язык Гёте и Шиллера, но язык Бальзака, который в то время считался «благородным» наречием. Французский она выучила, работая няней во франкоязычной части Швейцарии. 

Annemarie von Matt

А вот для своего любовника она использует немецкий, на котором пишет похожие витиеватые тексты-коллажи. Сложная личность, сложная любовь. Времена изменились. Любовниками сейчас никого не удивить. Потомки семьи фон Матт тоже были в «Доме Винкельрида» на открытии выставки, посвященной Аннемари фон Матт. «Они очень гордятся тем фактом, ее работы сейчас выставлены в Париже», — говорит куратор Патриция Келлер.

В отличие от романа, выставка на биографических фрагментах не концентрируется. «Слишком часто мы интересуемся частной жизнью художниц, как будто их художественной жизни нам недостаточно», — говорит Клер Хоффман. Но ведь если «она прожила свою жизнь как произведение искусства», значит, и ее любовная жизнь тоже перестает быть частным делом? Или как?

Поделиться этой историей