Швейцарская деревня меняет кантон — и это никого не волнует

Вести переговоры, анализировать, убеждать: у него, похоже, настоящая страсть к общественной деятельности. Benjamin von Wyl

На протяжении 200 лет маленькая деревня Клавалер (Clavaleyres) представляла собой бернский анклав, окруженный территориями кантонов Фрибур и Во. И вот теперь Клавалер желает войти в состав кантона Фрибур. Это будет «развод» по обоюдному согласию.

Этот контент был опубликован 27 января 2020 года - 11:09
Беньямин фон Виль (Benjamin von Wyl)

На фасаде здания видна надпись крупным шрифтом: «Мэрия Клавалера». Выше можно разглядеть гербы деревни и собственно кантона Берн. Муниципальной администрации много места не нужно: вся она помещается в одной комнате под крышей здания. Если всё пройдет нормально, вскоре она покинет и это помещение.

Клавалер – бернский анклав в католическом кантоне Фрибур. srf

Но Юрг Труог (Jürg Truog) — возможно, последний мэр Клавалера — пока еще принимает тут посетителей. «Я взглянул окрест себя и задал себе вопрос, хватит ли у меня сил возможностей взять в свои руки процесс управлениy процедурой слияния с соседней общиной». Было это уже восемь лет назад, в самом начале этого «грандиозного» политического проекта, а Юрг Труог помнит всё, как будто это было вчера.

Ни магазина, ни школы, ни почты

И вот решающая дата уже близка: в начале 2022 года, по всей вероятности, Клавалер уже не будет независимой общиной, выйдя из состава кантона Берн и став частью муниципалитета Муртен (Мора), что в кантоне Фрибур. Тот факт, что деревню Клавалера и этот город на берегу Муртенского связывают только пять километров извилистой дороги, судя по всему, проблемой не станет.

Население Клавалера — 50 человек. Большинство ферм здесь по-прежнему остаются фермами: лишь один крестьянский дом был переделан в многоквартирный жилой дом. Несмотря на то, что региональная автодорога проходит поблизости, до нее еще нужно как-то добраться, подъездных путей к ней нет. В Клавалере также нет ни магазина, ни школы, ни почтового отделения. Отделения ЗАГС здесь тоже нет: желающие вступить в брак должны ехать в Берн, куда можно добраться на автомобиле примерно за полчаса.

Общественного транспорта здесь нет и никогда не было. Benjamin von Wyl

Альтернативы нет, поскольку общественный транспорт в Клавалере отсутствует. «Дети ездят на велосипеде. А вообще, тут у всех есть автомобиль. Так было всегда, — объясняет мэр деревни Юрг Труог. — Клавалер хочет расти, но только очень медленно и осторожно», — добавляет он. Он считает, что автобусная линия тут никому особенно не нужна.

«Они не любят говорить по-французски»

Совершая свой обычный маршрут по центру поселка, Юрг Труог встречает почтальона. «Здравствуйте, как поживаете?» — кричит ему мэр по-французски. Почтальон приезжает сюда с письмами из кантона Во. Пожарная команда — она, случись что, приедет сюда из фрибургского Муртена, а дети из начальной школы ездят на учебу в ближайшую бернскую деревню.

Поселок представляет собой бернский анклав площадью 101 га, расположенный на границе кантонов между Фрибуром и Во, однако жители Клавалера говорят, разумеется, на местном бернском диалекте немецкого языка. «Жизнь здешних фермеров тесно связана с франкоязычной Швейцарией, но говорить по-французски они не любят», — улыбается Юрг Труог.

Ему 76 лет, он жил во многих местах в Швейцарии и много колесил по стране в рамках своей работы в области телекоммуникаций. Иногда он проезжал до 600 километров за один рабочий день. После выхода на пенсию он переехал в Клавалер.

Смена территориальной принадлежности была неизбежна

Прожив в деревне лишь шесть месяцев, он был избран в общинный исполнительный совет (муниципальное правительство). До этого политика его не слишком интересовала. Но он сказал себе: «В Швейцарии наладить контакты и стать социально интегрированным, особенно в небольшом поселке, можно тремя путями: через пожарную команду, спортивный клуб или же посредством занятий политикой». Но в Клавалере нет ни спортклубов, ни пожарной команды, а значит, оставалась только политика.

Юрг Труог: «На моём предприятии я был известен тем, что эффективно решал имеющиеся проблемы». Keystone / Alessandro Della Valle

Юрг Труог очень быстро понял, что это занятие вполне ему подходит. Разрабатывать стратегии, оценивать, убеждать, решать проблемы – это было его дело. А проблема Клавалера была очевидна: поиск путей и способов слияния с более крупной территориальной единицей. После своего избрания мэром Юрг Труог вознамерился решить эту проблему в приоритетном порядке. А между тем само по себе слияние и поглощение одной общиной другой в Швейцарии процесс очень непростой и противоречивый.

Деревня Клавалер уже испытала это на себе: 125 лет назад деревня уже однажды отказалась от слияния с бернским муниципалитетом Мюнхенвилер (Villars-les-Moines). А впоследствии уже жители самой этой бернской деревни отказались объединиться с Клавалером. Рассматривались и другие возможности, но в итоге выяснилось, что смена кантона для деревни неизбежна.

В 2012 году Юрг Труог получил единогласное одобрение предложенного слияния со стороны муниципального собрания. Благословить этот союз должны были не только жители Муртена и Клавалера, но и парламенты Берна и Фрибура. Решение о слиянии должно быть принято в феврале 2020 года всенародным голосованием в двух кантонах, после чего свою санкцию должен дать еще федеральный парламент.

Перспектива снижения издержек

С первого же взгляда видно, что история эта очень долгая. В процесс, который медленно, но «пошёл», вовлечено политиков всех уровней почти в десять раз больше, чем жителей деревни. Послушав некоторое время Юрга Труога, можно непосредственно ощутить тот энтузиазм, с которым он «взвалил» на свои плечи этот груз. Консультации и встречи, беседы с политиками, контакты с юристами — работы непочатый край. Вести переговоры, анализировать, убеждать — у него, похоже, настоящая страсть к общественной деятельности.

Идентичность? Это вопрос почти никогда не затрагивался. Мэр беседует с жителем деревни. Keystone / Alessandro Della Valle


Нередка была и бессонница. Настоящее облегчение, однако, он испытал после (тайного) голосования. Явка была очень высока, в итоге 26 голосов было отдано за слияние и только восемь голосов высказались против. Опасался ли Юрг Труог, что местные жители с ярко выраженной бернской региональной идентичностью станут преградой на пути процесса смены кантона? В ответ тот лишь пожимает плечами и говорит, что вопрос идентичности практически не поднимался.

Центр деревни Клавалер: 26 жителей проголосовали за слияние, и только 8 – против. Benjamin von Wyl

По его словам, самый спорный вопрос заключался в том, сможет ли Клавалер, будучи деревней в составе муниципалитета Муртен, продолжать осуществлять свою автономию в практических областях, таких как, например сдача в аренду фермерам муниципальной земли. И он рад, что решение этого вопроса было в итоге найдено.

По мнению мэра, для жителей Клавалера смена кантона имеет вполне конкретные преимущества: налоги и страховые взносы должны снизиться. Но это второстепенные вопросы. Слияние стало неизбежным по другой причине: «Мы просто не нашли никого, кто был бы готов работать в муниципальном совете».

Язык важнее конфессии

Как и у Юрга Труога, первая реакция Пауля Херрена, местного фермера, когда swissinfo.ch спросил его мнение о слиянии и проблеме идентичности, — пожимание плечами. «Смена кантона – разумное решение. В кантоне Берн я был всем доволен. Думаю, что буду также всем доволен и во Фрибуре». Пауль Херрен говорит на глубоком бернском диалекте немецкого языка, но, похоже, он не боится потерять свою идентичность из-за смены кантона. Однако он сказал, что свой автомобильный номерной знак он, разумеется, оставит бернским.

Фермер Пауль Херрен: «В кантоне Берн я был всем доволен. Думаю, что буду также всем доволен и во Фрибуре». Benjamin von Wyl

Фрибур — двуязычный католический кантон. Однако вопрос о присоединении к кантону Во, протестантскому, как и Берн, в деревне Клавалера даже не возникал. Сегодня язык кажется важнее конфессии. Да и вообще, случаи смены кантональной принадлежности в Швейцарии очень редки. В большинстве своем кантоны, которым грозит потеря части своей территории, пытаются ее предотвратить. В случае же с деревней Клавалера многие сожалеют об «уходе» коммуны, но почти все демонстрируют понимание.

Что думает правительство?

Почему федеральное правительство поддерживает план Клавалера по выходу из кантона Берн? Эта деревня является «совершенно особенным и исключительным случаем», — объяснила в начале января 2020 года депутат федерального парламента от партии социалистов Эви Аллеман (Evi Allemann).

Многие считают, что ситуация с этой деревней напоминает «вечный вопрос» города Мутье, который относится к кантону Берн, но хочет перейти в кантон Юра, и в котором следующим летом граждане снова будут голосовать по этой теме. 

Однако Эви Аллеманн, отвечая на вопрос swissinfo.ch, указывает что ситуация в бернском эксклаве несопоставима с ситуацией вокруг Мутье «ни с политической, ни с географической точки зрения, ни с точки зрения размера населенного пункта».

End of insertion

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей