Navigation

Прямая Демократия

Глобальный стресс-тест для свободы слова

Несущая пора любой демократии, свобода слова, пошатнулась! Кто защитит свободу слова? Наш обзор.

Этот контент был опубликован 16 мая 2021 года - 11:12

Русскоязычную оригинальную версию материала подготовил Игорь Петров.

В принципе, тут все вроде бы должно быть ясно и понятно. Как во Всеобщей декларации прав человека (1948 год), так и в Пакте ООН о гражданских и политических правах (1966 год) говорится: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати, художественных или любых других средств по своему выбору».

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950 год) также утверждает свободу выражения мнений как юридически обязательное право любого человека (Статья 10). Швейцария закрепила эту фундаментальную свободу в Статье 16 своей федеральной Конституции (редакция 1999 года). Однако на практике многое тут остается спорным, неопределенным. Правительства многих стран мира не защищают право на свободу слова, а, напротив, разными способами все больше подрывают его. 

Недавно даже в Швейцарии на первых страницах прессы сообщалось о преследовании властями России портала «Медуза», объявленного «иностранным агентом». В последние дни под давлением властей оказались в России журналисты, освещавшие недавние протестные акции. Журналист Дмитрий Скоробутов, работавший 15 лет на ВГТРК и теперь вынужденный получить в Швейцарии политическое убежище, потому что он довольно очевидно вскрыл механизмы, которые используются Кремлем для получения полного контроля над СМИ и для введения режима тотальной цензуры, рассказывает нам в уникальном интервью, что бывает с тем, кто решит перестать быть колесиком и винтиком машины лжи. 

С другой стороны, отдельные лица и группы на Западе используют «свободу слова» для распространения и оправдания дискриминационных и ненавистнических высказываний. Многие при этом берут на себя неизвестно кем данное им право определять, что есть мораль и нравственность и навязывать свое мнение другим. Частные «социальные медиа-платформы» стали сегодня незаменимыми каналами для формирования общественного мнения, проведения демократических дебатов и политических кампаний. Однако сегодня благом для демократии они отнюдь не являются. Напротив, их всё чаще воспринимают как канал распространения фальшивых новостей, теорий заговора и ненависти к тем, кто думает иначе. 

Опасения, что частные технологические компании сегодня могут уже иметь слишком большую власть над «социальными сетями», подавляя «неудобные голоса» и подыгрывая тоталитарным режимам, только чтобы не терять доли рынка, перестали быть теорией. Переизбыток информации отнюдь не стал гарантией просвещенного общества. Что можно было бы сделать, чтобы обмен мнениями в Интернете снова стал благом для демократии, а не инструментом взаимного шельмования и охоты на «цифровых ведьм»? 

Различные страны мира пытаются решить эту проблему по-разному, но прежде всего методом повышения степени государственного вмешательства в экономику на основе принятия все новых и новых законов и нормативных актов. Германия взяла тут на себя роль первопроходца, приняв «Закон о сетевом правоприменении» (NetzDG), который затрагивает все социальные коммуникационные платформы с более чем двумя миллионами пользователей, и это в стране с населением около 80 миллионов человек. Такие платформы должны, в частности, обеспечивать наличие обратной связи с пользователями, гарантировать тщательное рассмотрение всех жалоб и удаление незаконного контента в течение 24 часов. 

Так, на основании этого закона 2019 году сеть Facebook была в Германии оштрафована на 2 млн евро (2,2 млн швейцарских франков) за нарушение этих требований. Немецкий закон был успешно экспортирован по всему миру. В октябре 2020 года датский аналитический центр Justitia подсчитал, что сейчас по меньшей мере 25 стран либо обсуждают целесообразность введения аналогичного регулирования, либо уже приняли законодательство, скроенное по лекалам немецкого NetzDG. Но есть тут одна загвоздка. Концепция, лежащая в основе немецкой модели, легко может быть использована недемократичными режимами и правительствами для введения элементарной цензуры.

Как отмечает центр Justitia в своем отчете, NetzDG содержит, конечно, правовые гарантии и положения, защищающие свободу слова, в одинаковой степени всеми указанными странами как раз эти положения имплементированы не были. Индия, например, в соответствии с новыми правилами, стремится блокировать контент, воспринимаемый властями в качестве угрожающего «единству, целостности, обороне, безопасности и суверенитету страны». Понятно, что такая расплывчатая формулировка очень удобна для того, чтобы внешне законными методами заткнуть рот нежелательным структурам и лицам. Россия пошла по этому пути еще дальше. 

Она прямо ссылается на модель NetzDG, однако 2020 году она уже создала правовую базу, позволяющую Кремлю полностью отрезать Рунет от мировой сети в случае некоей «чрезвычайной ситуации». Ясно, что это есть ни что иное, как возможность осуществлять прямую цензуру интернета, который остается в России последним свободным каналом распространения информации. Пока этот закон лежит в «запаснике», однако массовые судебные репрессии, например, за перепост видеоклипа группы «Раммштайн», говорят о том, что сейчас идет обкатка механизма, направленного пока только на активирование в гражданах механизмов самоцензуры.

Ясно одно, «свободна слова» есть право универсальное, но не абсолютное. Речь идет не о поиске некоего «источника морали», откуда эту мораль можно черпать, но о каждодневном процессе принятия решений на основании двух принципов: 1. Считаю ли я этот мир здесь и сейчас идеальным? 2. Хочу ли я, чтобы законы этого мира стали универсальным законом для меня, для окружающих, для вообще человека и его социума? Отвечать на этот вопрос следует каждый день и в каждой ситуации заново, причем ответы могут быть очень разными. Но для этого нам нужна культура дебатов, которая строится не на принципе «у кого громче голос, тот и прав», но на идеалах обмена рациональными аргументами в совместном стремлении найти истину. 

Но при этом и Швейцарии, и в остальной Европе, включая постсоветское пространство, равно как и в Соединенных Штатах, экономическое положение СМИ ухудшается постоянно в связи с оттоком рекламы в социальные сети. Следствием этой ситуации даже в западных демократических странах зачастую становятся судебное давление на масс-медиа и откровенные попытки цензуры при помощи такого инструмента, как судебный иск. Дени Масмежан, глава швейцарского отделения «Репортёров без границ», считает, что швейцарской системе правосудия необходимо более внимательно и тщательно учитывать значимость такой базовой ценности демократии, как свобода прессы. 

«Правоприменительная практика должна развиваться дальше, и прежде всего с оглядкой на опасность возможных актов цензуры. Судьи должны применять закон таким образом, чтобы он был благоприятным для журналистов и прежде всего уважал свободу прессы», — говорит он. Демократические страны по всему миру пытаются найти ответ на острую проблему пропаганды, дезинформации, «гибридных войн», хакерских атак, нетерпимости к иному мнению и ненависти, ставшим привычным фоном функционирования социальных сетей и глобальной сети Интернет в целом. 

Одри Танг, министр цифровых технологий Тайваня, рассказывает нам в эксклюзивном интервью, как демократия и цифровые информационные инструменты сумели в этом островном государстве прекратить конкурировать и начать поддерживать друг друга с целью укрепления структур и институтов демократии. Она представляет нам свою стратегию «Юмор побеждает троллинг». «Ждать нельзя, потому что если вы подождете неделю, да даже если вы подождете всего одну ночь, то „токсичные мемы“ уже прочно войдут в долгосрочную память пользователей. 

А когда мы распространяем какой-то смешной ответ на откровенную „дезу“, то это мотивирует людей делиться в сетях чем-то приятным и смешным, а не чем-то дискриминационным, и тогда пользователи чувствуют себя намного лучше. Еще раз, главное — быстрая реакция. У вас может быть в распоряжении самый лучший план действий, но он не сработает, если вы протянете даже пару дней», — говорит Одри Танг. 

Итак, вопросов перед нами больше, чем ответов. В новой серии публикаций портал SWI swissinfo.ch намерен рассмотреть и обсудить самые различные аспекты, проблемы, мнения и события, связанные со свободой слова, причем как в Швейцарии, так и во всем мире. Мы предоставляем всем желающим свободную платформу для выражения своих взглядов по данному вопросу, мы предлагаем аналитические материалы известных ученых и экспертов, журналистов и политиков, мы проливаем свет на события, происходящие на локальном и глобальном уровне. 

Свобода прессы в Швейцарии

Швейцария относится с точки зрения свободы прессы к самым свободным странам мира: здесь не блокируют СМИ, а цензура запрещена. Статус «иностранного агента» законодательством Швейцарии вообще не предусмотрен.

В стране в результате последних процессов консолидации и реорганизации пресс-рынка сложилось несколько ведущих медиахолдингов, издания которых представляют все точки зрения: от правой (журнал «Вельтвохе») и правоцентристской (NZZ) до леволиберальной (Tages-Anzeiger, Blick, общественная телерадиокомпания SRG, независимым подразделением которой является наш портал) и крайне левой (WOZ).

Государственных СМИ в Швейцарии нет. 

По оценкам организации «Репортёры без границ», Швейцария по степени свободы прессы занимает 6-е место из 180. Есть ли проблемы с прессой в Швейцарии? Есть. В частности, эксперты указывают, что власти не очень охотно делятся с прессой информацией, которую они обязаны предоставлять в соответствии с Федеральным законом «О доступе к информации и о принципах информационной прозрачности органов исполнительной власти» (Das Bundesgesetz über das Öffentlichkeitsprinzip der VerwaltungВнешняя ссылка).

End of insertion

И, конечно же, все наши читатели приглашаются присоединиться к дискуссии и высказать свое мнение при помощи вот этого специального нами для этих целей придуманного формата. Присоединяйтесь к дебатам у нас на сайте, ведь комментарии в соцсетях уже завтра исчезнут, или вы просто не увидите самые значимые мнения, потому что алгоритмы соцсетей решат за вас, что они вам не интересны. Разве это честно? А у нас ваш комментарий (сделанный с соблюдением правил сообщества и прошедший премодерацию) станет настоящим журналистским контентом!

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.