Navigation

Политическое волонтёрство, или «Милиционный принцип» в Швейцарии

«Милиционный принцип» остается мотивом и стимулом, прочно закрепленным в общественном сознании швейцарцев. Однако новые реалии ведут к тому, что идеалы «бескорыстного служения общественному благу» в своей традиционной форме постепенно сдают свои позиции. Keystone

Так называемый «милиционный принцип» в Швейцарии является одним из краеугольных камней партиципативной демократии, то есть системы, обеспечивающей привлечение к управлению государством и обществом как можно более широких народных масс. Но что стоит за этой концепцией, название которой у большинства людей, родившихся и выросших в СССР, скорее вызовет ассоциации «с моей милицией, которая меня бережёт»? Внимание — разрыв шаблона!

Этот контент был опубликован 21 ноября 2019 года - 09:00
Соня Фенацци ( Соня Фенацци)

Гражданские обязанности

End of insertion

Термином «милиционный» обычно называют организационно-политическую систему, теорию и практику, весьма распространенную в общественной жизни Швейцарии и образующую ее своего рода «операционную систему». В ее основе лежит по сути своей республиканская идея, в свое время перекочевавшая с советский лексикон в виде известной фразы «пионер, ты в ответе за всё».

Идеал этой максимы и ее адресат - это активный гражданин, который обязан неравнодушно относиться к судьбам общества (полиса), членом которого он является, и даже занимать государственные должности или выполнять соответствующие обязанности, если потребуется, на неполную ставку и на добровольной основе.

+ Один человек — один голос? Да, но не в Швейцарии!Внешняя ссылка

Собственно говоря, целью процессов, в ходе которых в будущем СССР «полиция» как карательный орган режима была заменена на «милицию» как вооруженную силу, защищающую «res publica», то есть общественно значимые «вещи» (res) силами самих граждан, и был гражданин, который непосредственно образует базис партиципативной демократии (или демократии участия), то есть такой системы, в рамках которой люди не просто имеют право голосовать и избирать своих представителей в парламент, но также могут и должны брать на себя некоторую политическую нагрузку. Что получилось из этой теории в СССР, мы знаем. Теперь посмотрим, как с этой задачей справилась Швейцария.

Каковы истоки «милиционного принципа»?

End of insertion

Термин происходит от латинского слова militiа, означающего солдат в узком значении слова и военную службу, воинство, войско, армию в широком смысле. В Швейцарии эта концепция зарождается в рамках средневековой политической практики, когда каждый член того или иного сообщества должен был быть еще и в состоянии это сообщество защищать. Позже она трансформировалась в идеал «солдат — это гражданин с оружием в руках», в соответствии с которым для защиты населения нужно вооружать самих граждан, а не нанимать постоянную армию со стороны.

Народ и армия едины. В Швейцарии — это не пустой пропагандистский лозунг. Берн, 1945 год. Schweizerisches Nationalmuseum

Отсюда особенное отношение швейцарцев к оружию, которое в глазах гражданина Конфедерации есть не выражение «Дикого запада» и не аргумент в споре, но часть целого набора естественным образом сложившихся в отсутствие какой-либо ярко выраженной центральной власти (будь то власть монарха или избранного президента) кодекса республиканских добродетелей, в составе которых, кроме права носить оружие, были еще права уплачивать налоги и принимать участие в политическом управлении, неся при этом всю ответственность за принятые решения.

+Права человека и гражданина в Швейцарии: что имеем, не храним?Внешняя ссылка

Впервые идеалы гражданского участия в политике в Швейцарии начинают формализоваться и законодательно закрепляться в эпоху Гельветической республики (1798 — 1803 гг.) под влиянием Кодекса Наполеона. После создания современного федеративного швейцарского государства (1848 год) принципы обязательной военной службы граждан страны в условиях отсутствия постоянной армии (ее роль выполняли кантональные «воинские контингенты», дань уважения принципу кантонального суверенитета) были закреплены в конституции 1848 года и в ее новой редакции 1874 года.

По итогам второго полного пересмотра конституции в 1999 году в Основном законе было прямо записано положение, в соответствии с которым «в основе организации Вооруженных сил страны должен лежать «милиционный принцип», а говоря современным языком — принцип всеобщей воинской обязанности, которая в Швейцарии была и остаётся действительно «почетным правом». Тот факт, что это «право» не является пустой пропагандистской фразой, в Швейцарии подтверждается правом каждого военнослужащего забрать свое штатное оружие с собой «на гражданку».


Применение в политике

End of insertion

Принцип «милиционного» (добровольного, волонтёрского) участия граждан в стране начал закрепляться в некоторых швейцарских кантонах в 1830-х годах, в период так называемой «Регенерации», когда после эпохи «Реставрации» (1815-1830) в стране на кантональном уровне начинают вырабатываться принципы демократического самоуправления, многие из которых, например милиционный принцип, были потом использованы при создании уже единых федеральных органов власти в середине 19-го века.

+ Почему 25% населения Швейцарии не имеют политических прав?Внешняя ссылка

До 1848 года теория и практика, в рамках которых граждане были обязаны брать на себя государственные управленческие обязанности, складывались и укреплялись в условиях ресурсной бедности кантонов. У них не было средств на поддержание современного бюрократического рационального (Макс Вебер) управленческого аппарата. Поэтому граждане рассматривали получаемые ими должности и обязанности, даже важные и ответственные, не как способ «монетизировать» в свою пользу «административный ресурс», но как возложенный на них на определенный период времени груз гражданской ответственности за свою общину, свой муниципалитет.

Народный законодательный сход в кантоне Гларус, 1941 год. Schweizerisches Nationalmuseum

Граждане выполняли эти поручения на добровольной основе или за символическую плату. Платой было осознание того, что ты как гражданин вносишь вклад в выживание общества. После 1848 года принцип «милиционности» был использован при создании федерального парламента. Кантоны не хотели, чтобы в Берне возникал оторванный от реалий жизни «политический класс». Поэтому они делегировали своих депутатов в политический центр лишь на короткие парламентские сессии. Значимость гражданского участия особенно стала заметной в Швейцарии в середине второй половины 19-го века, когда в стране на пересечении экономических и политических интересов стала складываться классическая олигархия, олицетворением которой стал Альфред Эшер.

+ «Система Эшера»: швейцарская олигархия и ее демонтаж в 19-м веке

В ходе кантональных народных либеральных движений «система Эшера» была разрушена при помощи вновь введенных (в новой редакции конституции от 1874 года) современных народных прав прямой демократии (факультативный референдум). Так народ получил право и возможность контролировать политиков не только на своем локальном уровне, но и, что очень важно, на федеральном уровне тоже.


Всё труднее найти добровольцев

End of insertion

Но в течение 20-го века степень готовности граждан брать на себя добровольные политические обязанности, а значит и ответственность за принятые решения, начала заметно снижаться. Причиной этого стало объективное усложнение и повышение степени масштабности задач, которые возникали перед швейцарским обществом. Государство как сумма усилий граждан там, где частной инициативы уже не хватало, начинает играет все более значимую роль. 

В 21 веке к процессу профессионализации политики добавилась индивидуализация общества, повышение степени его мобильности и императивы нового, постиндустриального экономического уклада, требующего от людей куда больше усилий и больших затрат времени, чем раньше. Воплощением этой тенденции стала неуклонно снижающаяся явка граждан на выборы и референдумы. А зачем, говорят швейцарцы? Все и так хорошо! Таким образом, «милиционный принцип» остается мотивом и стимулом, прочно закрепленным в общественном сознании. 


Однако новые реалии, в том числе массовое распространение социальных сетей, внушающих гражданину иллюзию постоянного присутствия и участия в политике, ведут к тому, что идеалы «бескорыстного служения общественному благу» в своей традиционной форме постепенно сдают свои позиции. Малым и средним общинам и муниципалитетам всё труднее находить добровольцев, которые были бы готовы выполнять обязанности мэра или работать в профильных комитетах и комиссиях.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.