В космическом пространстве Швейцария играет в высшей лиге

Marie Emmermann

Нобелевская премия по физике, присужденная швейцарским ученым Мишелю Майору (Michel Mayor) и Дидье Кьело (Didier Queloz), напомнила Конфедерации, что она не только страна сыра и шоколада, но что еще ее астрофизики находятся в авангарде охоты за так называемыми экзопланетами. Впрочем, не отстает страна банков и часов с кукушкой и во многих других областях исследования и освоения космического пространства.

Марк-Андре Мизере ( Марк-Андре Мизере) и Мари Эммерманн (Marie Emmermann, иллюстрация)

В 1995 году это открытие еще не стало сенсацией и не привлекло к себе особого внимания общественности за пределами узкого круга учёных. Но с годами даже публика, не имеющая никакого отношения к астрофизике и ракетной технике, начала постепенно понимать: то, что когда-то считалось научной фантастикой, сегодня становится материальной реальностью. 

И в самом деле, оказалось, что наша галактика Млечный Путь — это не только «бездна, звезд полна», но еще и пространство, в котором вокруг своих звезд обращаются другие планеты, причем многие из них расположены в «жилых зонах» и на них могут быть созданы условия для зарождения органической жизни. Первыми, кто научно доказал это, были швейцарцы Мишель Майор и Дидье Кело. Через 24 года после своего открытия они были удостоены Нобелевской премии по физике.


Эта Нобелевская премия абсолютно заслужена и оправдана, ведь речь в данном случае идет об одном из самых важных открытий 20-го века в астрономии. Доказательство наличия экзопланет привело к созданию целых новых областей научного познания, оно расширило наш инструментарий, которым мы теперь можем пользоваться с целью получения ответа на извечные вопросы человечества: кто мы, откуда, каково наше место во Вселенной, а также одиноки ли мы в космическом пространстве, или где-то там далеко есть все-таки какие-то внеземные формы инопланетной жизни?

Однако поиски инопланетной жизни есть дело непростое, затратное, требующее знаний и терпения, ведь искать ее приходится на планетах, расположенных за сотни и даже тысячи световых лет от нас. И вот как раз здесь от ученых и требуется проявить недюжинную смекалку и изобретательность. Швейцарские ученые и исследователи внесли в копилку хитрых инженерных и научных решений весьма заметный вклад. 

Но, может быть, мы ищем то, чего нет в природе? Насколько мы вообще можем быть уверены, что обнаружим нет, не зеленых человечков, они-то как раз все обитают на Земле, а хотя бы присутствие бактерий, инфузорий или еще каких-то элементарных организмов? Послушаем, что нам расскажет в этом видео нобелевский лауреат из Швейцарии:

Сегодня речь уже идет о необходимости идти еще дальше. Необходимо понять, из чего состоят экзопланеты. Ответ на этот вопрос должна дать миссия космического телескопа CHEOPS, первого европейского спутника с лейблом «сделано в Швейцарии», выведенного на околоземную орбиту в декабре 2019 года.

Впрочем, репутацию «космической державы» Швейцария начала зарабатывать задолго до телескопа CHEOPS и задолго до своих лауреатов Нобелевской премии. Мы имеем в виду, конечно же, Клода Николье (Claude Nicollier), первого неамериканского астронавта, принявшего участие в космическом полете, организованном под эгидой НАСА.

Впрочем, при желании мы можем отправиться еще дальше в историю и вспомнить, как в 1969 году земляне Нил Армстронг и Баз Олдрин приземлились на Луне со швейцарскими часами на запястьях. И что они сделали там, еще до того, как развернули свое звездно-полосатое знамя? Правильно, установили солнечный парус, изготовленный экспертами Бернского университета. Это был единственный неамериканский научный эксперимент в рамках миссии «Аполлон-11».

В общем зачете следует подчеркнуть, что с первых дней освоения космического пространства вряд ли какая-то американская или европейская миссия обходилась без тех или иных технологических компонентов швейцарского производства. Все очень просто! Швейцария – это страна точной механики (часов, измерительных приборов). Она знает, как изготавливать технику, которая является одновременно очень точной и очень надежной, что и есть необходимые предпосылки для того, чтобы она была способна выдерживать нагрузки, возникающие во время вывода на орбиту.

Управление марсоходом в удаленном режиме? Спектрографический анализ газового хвоста кометы? Фотографирование планет солнечной системы в высоком разрешении? У швейцарских инженеров есть решения всех этих и многих других проблем. Самым последним примером на данный момент является рентгеновский телескоп STIX, разработанный экспертами Университета прикладных наук Северо-Западной Швейцарии (Fachhochschule Nordwestschweiz). 

Детектор STIX будет изучать Солнце и анализировать высокоэнергетические рентгеновские лучи, которые возникают при сильном ускорении заряженных частиц, либо при высокотемпературных переходах в электронных оболочках атомов или молекул. Планируется, что он подлетит к Солнцу на борту зонда Solar Orbiter на небывало короткую дистанцию.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей