Коронавирус: шанс для экологического туризма в Швейцарии?

Горные регионы Швейцарии особенно выигрывали летом 2020 года от роста объема внутреннего туристического спроса. Keystone / Laurent Gillieron

Пандемия нанесла удар по швейцарской туриндустрии. Способна ли она стать для отрасли причиной качественной «перезагрузки»?

Этот контент был опубликован 14 сентября 2020 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Швейцарская туриндустрия сталкивается с серьезными проблемами. Пандемия заметно изменила привычки швейцарцев в области путешествий, бронирования отелей, выбора предпочтительных маршрутов и т. д. 

Аурелия Коглер (Aurelia Kogler) является экспертом в области туризма и индустрии отдыха, а также профессором Центра исследований экономической политики (Zentrum für wirtschaftspolitische Forschung) Высшей школы прикладных наук кантона Граубюнден (Fachhochschule Graubünden). 

Выпускница Высшей школы делового администрирования в Париже (École des hautes études commerciales de Paris) и дипломированный инженер, она работает на стыке туризма, индустрии досуга и ландшафтной архитектуры. 

Аурелия Коглер рассматривает пандемию как шанс для перезагрузки и перевода индустрии туризма на рельсы устойчивого развития.

swissinfo.ch: Какие изменения в привычном поведении туристов вы заметили своим взглядом эксперта-профессионала?

Аурелия Коглер: Швейцарцы сейчас отдыхают основном в Швейцарии. Это то, к чему наша туриндустрия всегда целенаправленно стремилась. Но только теперь мы видим, как пандемия Ковид-19 и те ограничения, которые вирус принес с собой, привели к фундаментальному изменению структуры спроса.

Именно благодаря внутреннему спросу со сторону швейцарских туристов летний сезон в Швейцарии все-таки удалось более или менее спасти. Летний сезон для альпийских направлений оказался намного лучше, чем мы опасались. 

В тоже время крупные туристические компании в городах, делающие упор на заграничном туризме, ничего подобного не ощутили. Фирмы со специализацией в области ивент-менеджмента, зависящие от крупных массовых мероприятий, также продолжают страдать от последствий пандемии.

Что еще вам как эксперту бросилось в глаза?

Спрос на каникулярные и отпускные квартиры в туристических регионах, так же на дома-«дачи» вырос этим летом просто в разы. Это, вероятно, объясняется, с одной стороны, правилами социальной дистанции и гигиены, а с другой – стремлением туристов элементарно обеспечить собственную безопасность.

Также очень хорошо видно, как буквально рухнул весь рынок дальних путешествий. Есть страны, в которые мы в настоящее время не можем поехать, либо из-за запретов на въезд, либо потому, что туда просто нет рейсов. В какие-то страны мы ездить можем, но только с определенным риском и со множеством условий и ограничений, так что многие просто спросили себя: «Оно мне надо»?

Аурелия Коглер (Aurelia Kogler) zVg

Швейцарцы, как мы знаем, любят летать по свету, с их-то глобальным «безвизом»… 

Да, швейцарцы любят заграничные путешествия. Но теперь все полностью изменилось. И если мы попытаемся, несмотря на весь драматизм происходящего, все-таки извлечь из этой ситуации хоть что-то позитивное, то мы невольно придем к выводу о том, что наше потребительское поведение в области туризма стало куда ближе к модели, опирающейся на принципы устойчивого развития. 

Что будет после пандемии? Это еще предстоит выяснить, но на данный момент окружающая среда нагружена значительно меньшим количеством авиаперелетов на меньшие расстояния.

То есть именно кризис, а не что-то еще, и стал стартовым сигналом для процесса перевода туризма на рельсы устойчивого развития?

«Устойчивый туризм» на протяжении десятилетий был такой теневой, нишевой темой. Но в последние годы вопрос перевода вообще всего нашего потребительского поведения в режим устойчивого развития приобретает все большее значение. Он уже не только закреплен во многих законодательных актах, но стал еще и социально приемлемым. Пандемия Covid-19 фактически привела к переосмыслению и - по крайней мере, временному – изменению нашего туристического поведения.

Насколько жизнеспособной окажется эта тенденция?

Будучи экспертами в области туризма, нам, естественно, любопытно посмотреть, пропишется ли матрица такого поведения в генетическом коде нашего поведения в области путешествий. В будущем мы и в самом деле могли бы быть немного менее бездумными, особенно когда речь заходит о полетах на выходные в те или иные места просто потому, что у нас есть такая возможность.

Можно также надеяться, что летний отдых в горах будет теперь пользоваться постоянным и устойчивым спросом. Когда мы видим, сколько семей побывало в этом году в горах во время школьных каникул, то можно надеяться, что они на собственном опыте убедились, насколько привлекателен такой вид отдыха и что дети потом захотят опять отправиться в горы!

И это прекрасная возможность для альпийского туризма укрепить свои позиции. Конечно, мы не должны забывать, что человек склонен к быстрому вытеснению из сознания неприятных переживаний. Однако в случае с коронавирусом мы имеем дело с явлением куда более глубоким. Он почти везде в мире нанес сильный удар по всем областям и сферам нашей жизни, и вполне вероятно, что некоторые изменения в нашем поведении все-таки будут носить более длительный, а может быть, и постоянный, характер.

Как на всё это реагирует экспертная среда?

Самый насущный вопрос на данный момент для нас связан с перспективами на зимний сезон. Что мы можем сделать, чтобы завершить его на позитиве? Поэтому мы сейчас поддерживаем интенсивные контакты с ведущими чиновниками и менеджерами в области туризма. Пока, правда, создается впечатление, что процесс бронирования отелей и дач на зимний сезон хоть и начался, но пока идет так, ни шатко, ни валко. Люди пока предпочитают подождать и посмотреть, что произойдет в краткосрочной перспективе. Такое поведение, конечно же, нам чисто по-человечески вполне понятно.

Заметили ли вы какие-либо другие изменения, вызванные конкретно пандемией?

Еще одна тема, которая, вероятно, будет занимать нас в будущем: работа на удалёнке и домашний офис. С одной стороны, новые тенденции, вероятно, приведут к изменениям на рынке офисной недвижимости, оказав заметное влияние на характер всех базовых процессов в городских агломерациях. 

С другой стороны люди могли бы жить и работать даже в сельских, отдаленных и структурно более слабо развитых регионах, без необходимости постоянно ездить на работу и обратно домой. Вопрос здесь — если вернуться конкретно к туризму — заключается в следующем: является ли пандемия шансом для популярных туристических направлений и можно ли тут разработать какие-то новые туристические продукты и решения.

И если мы будем в меньшей степени, по причинам рабочим, профессиональным, привязаны к определенному месту, то тогда многие точно захотят жить поближе к природе или прямо в сельской местности. Именно здесь мы видим возможности для укрепления позиций традиционных туристических направлений, а также для структурно более слабо развитых сельских регионов, причем как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективах. Но пока мы еще находимся в самом начале.

Если подвести итоги: считаете ли Вы, что коронавирусный кризис действительно окажет на туриндустрию Швейцарии качественное, долгосрочное влияние?

Да. Кроме того, кризис повлияет на туроператоров, у которых собственные резервы и финансовые активы «про запас» всегда очень невелики. Вероятно, произойдет своего рода вымирание динозавров. Мы также пока еще слишком мало знаем о том, как конкретно будет развиваться общая экономическая ситуация в Европе, как пандемия отразится на показателях безработицы на основных туристических рынках. Ведь одной из основных угроз для туризма, причем не только в Швейцарии, является именно рост безработицы.

Поделиться этой историей