Navigation

Skiplink navigation

Переболевший ковидом художник нарисовал пандемию

В своем комиксе Шаппатт нарисовал «маленьких людей», которые отвечают за уборку больниц, таких незаметных и таких незаменимых. «Их руки не дрожат от страха, когда по нескольку раз в день нужно входить в грязную зону, палаты больных с коронавирусом», – пишет автор. Chappatte

В разгар второй волны пандемии Ковид-19 и на фоне потрясений, которые вирус уже вызвал по всему миру на локальном и глобальном уровнях, швейцарский художник выпустил книгу рисунков под названием Au cœur de la vague («В самом сердце волны»), которые помогают осознать размах катастрофы и связанные с ней человеческие переживания.

Этот контент был опубликован 07 ноября 2020 года - 07:00

Русскоязычную версию подготовила Людмила Клот. 

Патрик Шаппатт (Patrick Chappatte), 53-летний всемирно известный художник-карикатурист из Женевы, с 1990-х годов работает для прессы, буквально каждый день публикуя ироничные рисунки на актуальные темы. Кроме того, он создает комиксы, став одним из первопроходцев этого нового журналистского жанра, который сейчас уже полностью признан печатными и онлайн-сми.

Патрик Шаппатт, январь 2019. © Keystone / Laurent Gillieron

В прошлом месяце П. Шаппатт был удостоен ежегодной премии Фонда во имя Женевы (Fondation pour Genève), он возглавляет объединение Freedom Cartoonists Foundation  в защиту прав и свободы таких, как он, художников, родившееся на базе ассоциации Cartooning for Peace («Карикатура во имя мира»), которую он основал в 2010 году вместе с Кофи Аннаном, бывшим Генеральным секретарем ООН.

swissinfo.ch: Вы пережили первую фазу пандемии и как ее хроникер, и как пациент с диагнозом Ковид-19. Как этот трудный опыт повлиял на Вашу историю в рисунках?

Патрик Шаппатт: Эта книга стремится отразить пандемию на макро- и микроуровнях, показав все-все вплоть до микроба, который меня заразил. Я пытался нарисовать весь масштаб пережитого, включив в нее и личный опыт рассказчика, который чуть ли не из любви к искусству подхватил болезнь (тут он улыбается), но и весь наш коллективный опыт, особенно полученный в больнице.

Во всем мире уже наработан такой беспрецедентный коллективный и личный опыт, он носит локальный и универсальный характер. Его я изобразил в комиксе, где рассказывается о первой фазе пандемии.

Руководитель отделения интенсивной терапии в Университетском больничном комплексе Женевы Жером Пюжен (Jérôme Pugin) является одним из главных героев альбома «В самом сердце волны». Доктор говорит: "Если мы поторопимся выйти из карантина, будут следующие вспышки… и у врачей не будет команды поддержки, как сейчас. - Экономический спад приведет почти к таким же трудностям, как и начало кризиса. - Начнется социальная и политическая напряженность". Chappatte

swissinfo.ch: А личный опыт у Вас откуда?

П.Ш.: В начале марта я начал работать над этим комиксом. Время для этого появилось, потому что я отправился в 10-дневный карантин из-за лихорадки: как я узнал в конце июня, это действительно была коронавирусная инфекция, которой я заразился.

То, что произошло с нами всеми в начале года, как-то быстро улетучивается из памяти. Все это обрушилось так внезапно, так неслыханно и проходило так травматично. Наши правительства приняли где менее, где более сильные меры для сдерживания распространения инфекции – меры, в каком-то смысле отбросившие нас во времена Средневековья.

В нашем суперсовременном теологическом обществе на бич предков ответили по старинке: изолируйте себя, мойте руки! Я быстро понял, что эту историю просто необходимо рассказать и запечатлеть, объединив синхронность локального и глобального.

Перед лицом коронавируса мы, как и люди прошлого, готовы были делать бессмысленные пассы и заклинания. Сопротивляясь страху, все цеплялись за то, что могли, реагируя либо отрицанием, либо ужасом и паникой, слепо слушаясь тех или иных авторитетов, словно те священники или гуру. Такой была первая волна, и все ее составляющие никуда не делись, потому что кризис продолжается.

swissinfo.ch: В начале пандемии в Швейцарии рекомендации правительства в подавляющем большинстве случаев четко выполнялись, так как оно пользовалось доверием граждан. Сегодня этот священный союз, кажется, исчерпывает себя, поскольку нас накрывает второй страшной волной. Удастся ли нам извлечь уроки из истории?

П.Ш.: Сначала власти говорили нам, что маски не так уж и важны, потому что масок-то и не было. То же самое – с тестами. Надеюсь, мы не наступим на те же грабли снова.

Тем не менее каждый раз вирус идет на опережение. Вначале для всех это стало неожиданностью. Я подхватил его в тот момент, когда вирус еще казался чем-то далеким и нереальным, в то время как в начале марта он уже вовсю летал меж ресторанными столиками в Женеве, как незваный гость к ужину.

И вот нас снова накрыло волной заражений, причем ее предсказывали, но в более поздний срок. А сроки имеют решающее значение, учитывая экспоненциальный уровень распространения инфекции.

Но, как я уже упоминал в комиксе, Дидье Питте (Didier Pittet, главный врач HUG) в середине апреля прекрасно понимал, что осень будет сложной как с политической точки зрения, так и с медицинской.

swissinfo.ch: Даже больницы сейчас, кажется, оказались застигнуты врасплох и не имеют предусмотренного плана действий.

П.Ш.: Но и ситуация сейчас совсем не весенняя. Людей охватывает усталость и уныние. В этой книге я описал невинность человечества до появления вируса и потрясения, вызванного его первой волной. И я не собираюсь писать ее вторую часть, потому что это действительно не смешно.

Все вместе мы уже прошли через ряд чрезвычайно трудных жизненных испытаний. По-человечески больницы, отделения интенсивной терапии еще не оправились от первой волны. И на этот груз пережитого и растерянность накладывается вторая волна. Технически все готово. Но больницы не собираются снова расчищать большую часть своего пространства для пациентов с коронавирусом. Потому что переход на экстренную систему реагирования заморозит всю остальную налаженную больничную систему работы. И на этот раз больницам, возможно, придется вести отбор пациентов, и это будет невиданное прежде испытание для Швейцарии.

Это урок, который уже усвоен. Невозможно оставаться в состоянии повышенной боевой готовности на протяжении нескольких месяцев или даже лет, так как Ковид-19, кажется, останется здесь в течение долгого времени. Вот что удручает многих из нас, как я думаю.

swissinfo.ch: Ваш новый альбом сочетает два жанра: сама история рассказывается через рисунки, а каждая глава завершается карикатурой для прессы, которые Вы выпускали регулярно на протяжении всей первой волны пандемии. С чем связана такая форма?

П.Ш.: В ней я лучше всего смог реализоваться как рассказчик. Я карикатурист для прессы и делаю комиксы с 1995 года. Как художник я использую два разных стиля. Для комикса, то есть истории в рисунках, прибегаю к реалистичному изображению сцен и героев, без зашкаливающего цинизма газетной карикатуры.

Эта книга дала возможность свести воедино два взаимодополняющих подхода. Карикатуры на злобу дня в прессе позволили мне открыть поле деятельности, например чтобы показать катастрофический подход к коронавирусному кризису Дональда Трампа или более широкие последствий пандемии для общества в целом. Газетные карикатуры добавляют добрую дозу юмора в историю, которая в основном разворачивается в отделениях реанимации и интенсивной терапии.

Рисование как форма повествования также позволило мне изобразить эти места между жизнью и смертью, избегая ловушки вуайеризма, отдалив самые душераздирающие изображения на некое расстояние. Это позволяет читателю ощутить эмпатию, а не пережить шок.

Икрам, уборщица в отделении интенсивной терапии, стала одной из героинь книги рисунков Шаппатта. Икрам говорит: «Я должна позаботиться о планете, как мы все должны позаботиться друг о друге. Этому учит нас жизнь». Chappatte

swissinfo.ch: В связи с Вашей книгой встает вопрос о карикатуре, о рисунках в прессе, которые в очередной раз стали источником конфликта. Что Вы думаете об этом?

Здесь мы говорим о двух разных вещах, почти противоположных друг другу. В дебатах о карикатурах на пророка Мухаммеда его изображение становится единственной точкой, вокруг которой вращаются все дебаты о свободе слова, о богохульстве и о взаимоотношениях между культурами.

Вот почему я удаляю эту фигуру из уравнения. Я нахожу, что фиксация на такой точке не приводит ни к чему интересному. Мы ходим вокруг нее с 2006 года, и это весьма отвратительно. Я предпочитаю двигаться по моей собственной траектории, чтобы продолжать делать и защищать свою работу в качестве карикатуриста в прессе.

swissinfo.ch: Какой Вы видите профессию карикатуриста и ее будущее?

Репортажи в жанре комиксов сделались художественным жанром с начала моего прихода в эту профессию в 1990-х годах и прорывного творчества Джо Сакко. Комиксы – это бесконечный рисованный мир, отражающий реальность. А для журналистики они – новая перспектива, отличная от аудиовизуальной и письменной.

Мы привыкли опираться на реальность, которую фиксируют фотография и видеосъемка. Но рисунок – это чистый образ, без подглядывания, в котором есть что-то детское. Нарисованное позволяет отобразить ужасные ситуации, например мертвых детей, которых я видел в больнице в Газе, так, чтобы читатели смотрели на них без страха и стыда, которые могут быть вызваны фотографией или фильмом.

Что касается карикатуры для прессы, которая представляет собой комментарий к текущим событиям, рисунок на злобу дня, то на нее сейчас все растет давление и со стороны властей, и со стороны убийц и мафиозных группировок, и это касается журналистов-карикатуристов во всем мире.

Причем к нему еще добавляется морализаторское осуждение из социальных сетей – знак эпохи, граждане которой стали очень уж чувствительными. Жанр карикатуры в СМИ испытывает большое давление со всех этих сторон. Заниматься им становится борьбой столь горькой, сколь и необходимой для защиты юмора – этого источника жизненной энергии, помогающего нам пройти через все испытания.


Поделиться этой историей