Navigation

Почему в Швейцарии растёт стоимость ухода за престарелыми?

Обработка пролежней специалистом по уходу за лежачими больными в доме престарелых Langgrüt в городе Цюрих. © Keystone / Christian Beutler

Через 20 лет демографическая ситуация в Швейцарии изменится кардинально: поколение, рождённое сразу после Второй мировой войны, войдет в возраст глубокой старости, многие из представителей этого поколения окажутся в числе тех, кто будет нуждаться в постоянном присмотре и уходе. Расходы на эти цели, как ожидается, вырастут в разы по сравнению с современной ситуацией, притом что денег на уход за престарелыми и больными не хватает уже сейчас. Значит ли это, что в стране пора вводить обязательное страхование расходов по уходу за теми, кто не сможет по старости ухаживать за собой сам?

Этот контент был опубликован 09 мая 2019 года - 11:25
Сибилла Бондольфи ( Сибилла Бондольфи)

Вот типичная ситуация: 86-летняя фрау Мюллер ломает себе во время прогулки шейку бедра или тазовые кости. После необходимого пребывания в медицинском стационаре становится ясно, что фрау Мюллер больше не в состоянии ухаживать за собой самостоятельно, что она нуждается в ком-то, кто приглядывал бы за ней и помогал решать элементарные задачи повседневной жизни. Решение вроде бы ясное: госпоже Мюллер пора переезжать в «резиденцию для пенсионеров». Сама она в целом рада возможности вновь оказаться в обществе и наладить контакты с людьми общего с ней круга. 

Однако тут есть одна проблема финансового свойства: кто будет оплачивать пребывание фрау Мюллер в уютном «доме с контролируемым проживанием и постоянным уходом»? Ее совокупная пенсия по линии «первой» и «второй опор» системы швейцарского пенсионного обеспечения (какие еще бывают «опоры» см. пройдя по ссылкеВнешняя ссылка) составляет 4 800 франков в месяц. В Швейцарии на эти деньги давно уже овдовевшая госпожа Мюллер могла жить вполне себе хорошо. Однако стоимость пребывания в «доме престарелых» зашкаливает в Конфедерации далеко за 8 тыс. франков, приближаясь к 9 000 (если точно — 8 973 франка в месяц или 570 тыс. рублей или 250 тыс. гривенВнешняя ссылка). Кантон выплачивает из своего бюджета только 1 405 франков, компания обязательного медстрахования — 1 660. А кто оплатит остальную сумму?

swissinfo.ch

Разумеется, у нас еще вся пенсия госпожи Мюллер, но и ее не хватает, чтобы покрыть все расходы. Остаток в 1 108 франков в месяц она должна платить за счет свих накоплений. На данный момент у нее на счету лежат 107 тыс. франков. Кроме того, ей принадлежит недвижимость: односемейный дом, который она хотела бы передать по наследству своей дочери. 

Но если — на что мы очень надеемся — впереди у фрау Мюллер находятся еще долгие годы жизни, то тогда рано или поздно настанет момент, когда ей придется просто продать этот дом. И вместо того чтобы получить в наследство ценную недвижимость, госпожа Мюллер-младшая унаследует обязанность участвовать в покрытии расходов своей матери, возникающих в связи с ее пребыванием в «резиденции для пенсионеров», при условии, что она сама, Мюллер-младшая, зарабатывает более 120 тыс. франков в год.

Дополнительно питание в доме престарелых оплачивают сами постояльцы. © Keystone / Christian Beutler


Этот фиктивный пример — в рамках которого приведены вполне реальные цифры и расчеты — показывает, что траты на уход за престарелыми способны просто пожирать целые состояния. И в самом деле, 60% проживающих в таких «резиденциях» вынуждены тратить всю свою пенсию на покрытие текущих расходов — причем и этих денег для полной компенсации всех трат не хватает. «Проблема финансового обеспечения расходов на уход и присмотр за престарелыми и инвалидами в Швейцарии решена неудовлетворительно», — говорит Карло Кнёпфель (Carlo KnöpfelВнешняя ссылка), профессор кафедры социальной работы Высшей школы прикладных наук Северо-западной Швейцарии (Fachhochschule Nordwestschweiz). «Многие услуги, необходимые для достойной жизни в старости, приходится оплачивать за счет самих пациентов». 

Примерно такого же мнения придерживается и Томас Гехтер (Thomas GächterВнешняя ссылка), профессор кафедры пенсионного и социального права (Sozialversicherungsrecht) Университета Цюриха.  «Расходы на уход в старости лишают людей собственности. Все это похоже просто на насильственный отъём активов, на какую-то экспроприацию! Вы можете всю свою жизнь копить и экономитьВнешняя ссылка, а потом захотите передать детям свой капитал — и ничего у вас не выйдет, потому что все эти деньги окажутся в кармане дома престарелых. Сигнал получается весьма сомнительный — тот, кто копит, тот и оказывается в итоге в дураках. А когда у людей падает склонность к накоплению, то это негативно отражается на состоянии государственных финансов, ведь еще Бисмарк знал, что нам нужны граждане, которым есть что терять, потому что только такие люди становятся несущими опорами государства». 

Расходы вырастут в разы

И в самом деле, расходы на уход и присмотр за стариками суть проблема не только отдельных граждан, но и государства в целомВнешняя ссылка. По имеющимся данным, в следующие 10-25 лет число лиц, нуждающихся в уходе по старости, и одновременно объемы соответствующих расходов государства (бюджеты всех уровней) вырастут более чем в два раза. Многие эксперты даже образно говорят о «седом цунами», которое вот-вот уже обрушится на страну.

Дополнительные услуги по уходу, не включенные в стандартный пакет, оплачиваются постояльцами дома престарелых отдельно. © Keystone / Christian Beutler


Вопрос остаётся: кто будет за всё это платить? Во многих странах ставка сделана на страховую модель: граждане заключают договоры страхования на случай, если им понадобится дорогостоящий уход и присмотр в старости. Япония, например, ввелаВнешняя ссылка в 2010 году такую страховку в обязательном порядке для всех, причем стандартный страховой план покрывает 90% расходов. Формирование бюджета этой страховой схемы происходит на 50% за счет взносов застрахованных и на 50% за счет налоговых поступлений в федеральный бюджет.

Германия в 1995 году ввелаВнешняя ссылка в обязательном порядке нечто похожее, интегрировав страхование расходов на присмотр и уход по старости в общую систему ОМС. Такая страховка покрывает 50% реальных затрат в случае попадания застрахованного лица в стационар. Финансирование бюджета этой страховой схемы происходит за счет отчислений из зарплат работников и фондов заработной платы работодателя.

Богатая Швейцария ждёт

В Швейцарии обязательного страхования рисков, связанных с наступлением стойкой нетрудоспособности и необходимости переходить на режим стационарного ухода и присмотра, не существует. «Роль такой страховки в какой-то степени в Швейцарии играет так называемая „дополняющая социальная помощь“, или Ergänzungsleistungen», — говорит Карло Кнёпфель. Данный вид социальной поддержки (ELВнешняя ссылка) был введён в Швейцарии в 1966 году в качестве «пристяжного элемента» к «первой опоре» всей системы швейцарского пенсионного обеспечения (AHV). 

Она потому и называется «дополняющей», что как бы дополняет выплаты, которые человек получает по линии государственной пенсии, особенно если она совсем уже не способна покрыть все реально возникающие и объективно оправданные минимальные расходы пенсионера. В случае наступления стойкой длительной нетрудоспособности такие «дополняющие выплаты» быстро становятся неизбежным условием элементарного выживания. В 2017 году в Швейцарии «дополняющую социальную помощь» получали 322 800Внешняя ссылка человек, что составляет 16% от общего числа пенсионеров в стране. Среди тех, кто находится в «резиденциях для пенсионеров», доля получателей EL достигает 50%.

Как указывает Томас Гехтер, «швейцарский парламент сознательно решил несколько лет назад „разгрузить“ компании обязательного медицинского страхования и начать финансировать уход и присмотр по старости через систему „дополняющей социальной помощи“, отказавшись от введения обязательной страховки». Он опасается, что такое решение уже скоро перестанет быть адекватным ответом на вызов, с которым сталкивается Швейцария. «Стоит только многочисленному послевоенному поколению окончательно выйти на пенсию, как страну ожидает взрыв финансовой бомбы. Богатая Швейцария считает, что она может себе позволить чего-то ждать — это большая ошибка».

Можно ли найти идеальное решение?

Страховка — это неплохой вариант, считает Томас Гехтер, однако и тут возникает вопрос: кто будет платитьВнешняя ссылка и формировать её бюджет? Вариантов тьма, но у каждого есть своя «темная сторона». Взимаемая с каждого застрахованного лица страхования премия? Но адекватная страховка может оказаться просто неподъемной для нормального гражданина. «То есть ответа на вопрос „как“ у меня нет», — говорит Томас Гехтер, — «За то я точно знаю, что ответить на вопрос: „а надо ли“ вообще что-то делать в этой области? Конечно, надо!»

Карло Кнёпфель предлагает «двойное решение»: «Уход за лежачими больными и престарелыми можно и дальше финансировать за счет „дополняющей социальной помощи“, однако при условии предоставления в ее распоряжение более щедрых финансовых средств. А вот присмотр можно финансировать за счет уже существующего формата под названием «Возмещение расходов на присмотр за лицами в состоянии стойкой нетрудоспособности» (HilflosenentschädigungВнешняя ссылка), причем, так или иначе, государству придется брать на себя здесь значительную часть расходов и финансировать их за счет налоговых поступлений».

В области амбулаторного лечения и ухода многое, по его мнению, можно было бы взять из голландского опыта (Buurtzorg-ModellВнешняя ссылка). В рамках этого варианта решения проблемы уход за лежачими больными и престарелыми осуществляют небольшие самостоятельно организованные и автономно действующие группы специалистов из числа младшего и среднего медперсонала, в идеале же эти задачи должны брать на себя существующие сети социальных контактов, в рамках которых основная тяжесть ухода за престарелыми возлагается на соседей, друзей, родных и близких, включая детей и внуков.

В Швейцарии порой так уже и происходит, но, правда, еще не в достаточной степени. В отличие от многих европейских стран работа, которую делают родные и близкие в области ухода за престарелыми, в глазах государства не является деятельностью, достойной финансового вознаграждения или компенсации. Наверное, именно по этой причинеВнешняя ссылка старики часто из дома переселяются в «резиденции для пенсионеров». Тем самым частью решения этой проблемы могла бы стать финансовая поддержка детей и внуковВнешняя ссылка, осуществляющих систематический уход за своими престарелыми родителями, бабушками и дедушками. Такое решение было бы не только выгодным «по деньгам», оно бы еще соответствовало бы стремлению пожилых людей не покидать, по возможности, на старости лет родные домашние стены.

Абсурдная ситуация: по причине дороговизны — в дом престарелых

Вообще-то большинство швейцарцев хотели бы провести остаток дней своих домаВнешняя ссылка, тем более что в Швейцарии есть хорошо развитая система надомного патронажного ухода за лежачими больными Spitex, услугами которой пользуется все большее число граждан страны. Еще один вариант - переселение в специальные жилые дома, где пожилые люди живут как обычно, имея в своем распоряжении тот или иной пакет услуг в соответствии с выбранным и оплаченным режимом проживания. Классических домов престарелых в обычном понимании этого словам в Швейцарии нет, есть только специальные «хосписы», на базе которых помощь предоставляется совсем тяжелым больным в последние месяцы их жизни (паллиативная медицина). 

Парадокс ситуации заключается в том, что пожилые люди, не располагающие под конец жизни такими уж значительными финансами, просто вынуждены переезжать в дома с «контролируемым проживанием» даже в ситуации, когда объективных показаний к такому шагу нет и не предвидится. «У кого нет родственников, которые могли бы помочь в повседневной жизни, и у кого в распоряжении находится слишком мало средств, которых не хватает на оплату услуг по закупке продуктов, уборке квартиры или приготовлению пищи, тот просто вынужден переезжать в такого рода „жилые стационары“, пусть даже сама по себе данная личность вовсе не принадлежит к классу пациентов, нуждающихся в постоянном присмотре и уходе», — говорит Юдит Бухер (Judith Bucher) из организации защиты интересов пожилых людей Pro SenectuteВнешняя ссылка.

Свой интерес в этом имеют и организации ОМС, поскольку значительную часть расходовВнешняя ссылка на пребывание пожилых людей в стационарах оплачивают бюджеты кантонов (субъектов федерации). Такая ситуация не может быть удовлетворительной ни для пациентов, ни для федерального бюджета и государства в целом, потому что услуги системы Spitex и поддержка, оказываемая пожилым организациями волонтёров, обходятся в сумме куда дешевле даже самого скромного пребывания в домах с «контролируемым проживанием и уходом».

End of insertion

Свяжитесь с автором статьи @SibillaBondolfi в социальных сетях FacebookВнешняя ссылка или TwitterВнешняя ссылка.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.