Кино в  Швейцарии  - тоже важнейшее из  искусств

История женщины-наркоманки и её дочери в фильме Platzspitzbaby

Чтобы справиться со своей сложной семейной ситуацией, Миа постоянно сбегает в воображаемые миры. © Ascot Elite Entertainment Group. All Rights Reserved.

Впервые в истории швейцарского кинематографа в прокат вышел художественный фильм, посвященный теме почти наркотической катастрофы, в которой пребывала Швейцария в начале 1990-х годов. В основе картины лежит реальная история девочки, чья мать была тяжелой наркозависимой. А еще картина посвящена борьбе ребенка за любовь родного человека.

Мари Вюймье ( Мари Вюймье)

Platzspitzbaby («Малышка из парка Плацшпиц»)

Полнометражный художественный фильм режиссера Пьера Моннара (Pierre Monnard). Главные роли в нем играют цюрихская школьница Луна Мвези (Luna Mwezi) и актриса из Базеля Сара Шпале (Sarah Spale). 

Фильм вышел на экраны в немецкоязычной части страны в середине января 2020 года и сразу же стал лидером проката по кассовым сборам. Фильм вошел в программу Золотурнского кинофестиваля, после окончания которого 29 января начались его показы по всей Швейцарии.

End of insertion

Надев наушники, Миа пытается сосредоточиться на музыке, чтобы не видеть всей этой нищеты и всего этого ужаса, чтобы не слышать всего происходящего вокруг неё. Она не хочет видеть людей, которые вопят, шатаются, ползают по земле и впрыскивают себе в вены героин. Здесь, в парке Плацшпиц, на небольшой треугольной площади в самом центре Цюриха, среди тысяч других наркоманов, Миа отчаянно пытается найти свою мать.

Первая же сцена фильма Platzspitzbaby окунает зрителя в отвратительную и жестокую атмосферу, почти в катастрофу, с которой столкнулась Швейцария в области борьбы с наркоманией. У швейцарцев еще вполне сохранились воспоминания о тех «лихих» годах: да, представьте себе, здесь тоже были свои бурные 1990-е. Именно в этот период открытое потребление наркотиков на улицах было делом привычным и почти неизбежным.

«Для меня важно было сразу же, начиная фильм, буквально ткнуть зрителя вот во „всё это“, чтобы люди, не пережившие ту эпоху, сразу могли увидеть, как это было в реальности», — говорит режиссёр Пьер Моннар. По счастью для зрителя ад парка Платцшпиц продолжается на экране всего на несколько минут, потому что главное в фильме — это все то, что случилось потом. Как сложилась судьба маленькой девочки после того, как власти Цюриха приняли решительные меры и закрыли все «наркотические» места в городе, прогнав наркоманов с улиц и отправив их обратно в их родные общины, которые по законы обязаны в Швейцарии оказывать помощь «своим» оступившимся гражданам?

Вначале Миа надеется, что теперь-то у неё с матерью начнется новая жизнь, гораздо лучше прежней, но вскоре она понимает, что её мать просто не в состоянии избавиться от наркотической зависимости. Так в возрасте 11 лет девочка оказывается наедине со взрослой безответственной наркоманкой, она в одиночку ведет домашнее хозяйство, учится в школе, падая от усталости, притом что одноклассники травят ее и обзывают «наркоманским отродьем». 

«Совершенно невозможно рассказать историю каждого из трёх тысяч наркоманов, ошивавшихся тогда в парке Плацшпиц. Вот почему мы концентрируемся только на одном персонаже, на одном ребенке. В этом сильная сторона этого фильма», — говорит П. Моннар. 

Реальный сюжет

Фильм основан на подлинной истории молодой швейцарки Мишель Хальбхеер (Michelle Halbheer), которая в 2013 году опубликовала автобиографию под названием Platzspitzbaby («Малышка из парка «Плацшпиц»). Книга стала бестселлером, режиссер Пьер Моннар прочитал её сразу же после ее выхода и моментально подумал, что из нее получился бы отличный фильм.

Сам он в 1990-х годах был подростком и тоже сохранил самые живые воспоминания об открытых наркопритонах в Цюрихе и в Берне, хотя сам он вырос во франкоязычной Швейцарии, в местечке Шатель-Сен-Дени (Châtel-St-Denis) в кантоне Фрибур. «У меня был друг, который регулярно наведывался на Плацшпиц. Однажды он ушел туда и не вернулся», — признается он.

В первой сцене фильма было занято около 250 статистов. © Ascot Elite Entertainment Group. All Rights Reserved.

Вместе с автором сценария Андре Кюттелем (André Küttel) режиссер лично встретился с Мишель Хальбхеер. Вдохновившись идеей кинокартины, та пересказала им свою собственную историю, дополнив не вошедшими в книгу подробностями, воспоминаниями и информацией о других детях, оказавшихся в такой же ситуации. «Эти истории еще больше вдохновили нас и послужили основой для работы над текстом сценария», — рассказывает Пьер Моннар. Однако понятно, что перенести автобиографический материал на киноэкран оказалось не так-то и просто.

Чтобы спастись от жуткой повседневной жизни, Мишель Хальбхеер постоянно сбегала в воображаемые миры, туда, где мечты причудливо перемешивались с реальностью. Переносить повествование в сказочную плоскость было сложно, да и дорого, поэтому создатели фильма обратились к другому приему, введя в сюжет воображаемого друга Мии, который сопровождает девочку в трудные времена, играя на гитаре и исполняя собственные песни. Его появления не так часты, но этот образ привносит в картину неожиданный и свежий элемент.

Потрясающая актерская работа

В ходе создания фильма Пьер Моннар встречался и работал со многими наркозависимыми, в том числе и с людьми из числа выживших «ветеранов» парка Платцшпиц. Их, кстати, сняли и в самой первой сцене, среди 250 статистов — участников массовой съемки, проходившей в самые темные ночные часы в цюрихском парке.

Тогда-то Луна Мвези, играющая Мию, сама впервые столкнулась с этой реальностью. Она так прониклась этим, что подошла к Пьеру Моннару и твердо заявила: «Теперь я понимаю, мы обязательно должны найти ее. Она (мать главной героини) не может оставаться в этом месте, я очень боюсь за неё».

Съемочный момент: режиссер Пьер Моннар и юная актриса Луна Мвези. © Aliocha Merker

Юная актриса в роли Мии производит исключительно яркое впечатление. «Она обладает замечательной способностью полного внутреннего раскрепощения, она идет до конца в демонстрации своих эмоций», — восхищается Пьер Моннар. Между Луной Мвези и актрисой Сарой Шпале, которая играет ее мать, быстро возникло взаимопонимание так, словно они и вправду были друг другу родными. И зритель это чувствует: почти в каждый момент фильма между двумя главными героинями, несмотря на всю их сложность, царят искренние и неподдельные отношения.

Дети и зависимость

В Швейцарии около 100 тыс. детей живут по меньшей мере с одним родителем, страдающим от алкогольной или наркотической зависимости. Шанс этих детей так же стать зависимыми или столкнуться с психологическими проблемами гораздо выше, чем у их «нормальных» сверстников.

Часто они просто не осмеливаются говорить о тех трудностях, с которыми им приходится сталкиваться в жизни. Раз в год швейцарская неправительственная и некоммерческая организация по предупреждению зависимостей и по борьбе с ними Sucht Schweiz проводит специальную неделю мероприятий, чтобы дать этим детям возможность высказаться и привлечь к их проблемам внимание общественности и специалистов.

End of insertion

Стоит отметить и актерскую работу самой Сары Шпале, которой идеально удалось воплотить персонаж матери-наркоманки. «Она очень тщательно изучила характер этой женщины и вжилась в него: начала курить, носить вставные зубы, соответственно вести себя на улице и даже научилась „наезжать“ на прохожих», — рассказывает Пьер Моннар. По его словам, она погрузилась в роль до столь полного перевоплощения, что он сам её порой не узнавал.

При этом Саре Шпале удалось, несмотря на все недостатки своей героини, показать и ее очарование, вдохнув жизнь в образ. «Она никогда не осуждала свою героиню как плохую мать, она просто поставила себя на ее место и начала мыслить и действовать так, как это сделала бы сама героиня в реальной жизни», — говорит режиссер. Но роль ей досталась нелегкая, и Сара была настолько ею увлечена, что, как она призналась мне, даже сны ей начали сниться наркотические, например, про то, как у нее выпадают зубы!"

Игра обеих актрис, сценарий и музыка делают Platzspitzbaby поистине исключительным фильмом. На зрителя обрушиваются яркие эмоции, и он выходит из зала потрясенным, но с маленьким проблеском надежды. История, показанная глазами маленькой девочки, позволяет не скатываться в полную грязь и ужас и не сталкивает в депрессию. Из всего, что с нею происходит, Миа неустанно пытается извлечь максимум пользы, найти что-то положительное, преодолеть все сложности. «Мы хотели тем самым дать голос детям, которые были раньше или оказываются в подобной ситуации сейчас и проходят через то, через что прошла Миа в своем взрослении», — говорит Пьер Моннар. «Даже в благополучной Швейцарии подобные проблемы по-прежнему существуют, и нам есть ещё к чему стремиться».

Отношения между Мией и ее матерью колеблются между любовью и фрустрацией. © Ascot Elite Entertainment Group. All Rights Reserved.

Наркопритоны под открытым небом

Широкое распространение таких наркотиков, как героин и кокаин, привело к тому, что в середине 1980-х годов Швейцария оказалась в самом настоящем наркотическом кризисе. Во многих швейцарских общественных парках начали возникать открытые площадки, на которых продавались наркотики и собирались наркоманы. Особенно пострадали от этого города Цюрих и Берн. Одним из таких мест был парк Плацшпиц — небольшая площадь треугольной формы, расположенная в непосредственной близости от железнодорожного вокзала Цюриха.

Из-за ежедневно собиравшихся там более трёх тысяч наркоманов парк стал в итоге громадным наркопритоном под открытым небом. Разумеется, собирались там не одни только швейцарцы: из-за либерального швейцарского законодательства в сфере регулирования оборота наркотических и психотропных средств сюда съезжалась почти вся европейская наркозависимая молодежь. В 1992 году власти разогнали Плацшпиц, но проблему наркотиков это не решило: наркоманы и дилеры перебрались теперь к заброшенной железнодорожной станции Леттен (Letten).

Та, в свою очередь, была «зачищена» в 1995 году. После этого швейцарские власти начали высылать наркоманов из крупных городов обратно в их родные общины деревни. Спрятав, таким образом, проблему «под ковёр», власти не задумывались о том, что в регионах просто не готовы принять этих людей, там нет знаний и умений в области противодействия наркозависимости, а, кроме того, наркозависимые взрослые просто не умеют позаботиться о своих детях.

Уничтожив наркопритоны под открытым небом, власти Швейцарии перейти к более прогрессивной политике, основанной на четырех «опорах»: профилактике, терапии, ограничении ущерба и только потом наказании. Швейцария стала первой страной в мире, которая ввела контролируемую раздачу героина, открыв безопасные кабинеты для инъекций.

End of insertion

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей