Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

100 лет Национальному парку Швейцарии Огромная лаборатория под открытым небом

Первый заповедник в Альпах, Швейцарский национальный парк, в момент своего основания был уникальным явлением в Центральной Европе. Сегодня принципы, на которых строится его работа, актуальны как никогда, но насколько они реализуемы в современную эпоху?

«Вопрос, на который нам предстоит ответить, имеет на самом деле фундаментальный характер: хотим ли мы создать для животных и растений некое пристанище, любое человеческое воздействие на которое было бы по возможности исключено, где не раздавался бы стук топора дровосека, не звучали бы выстрелы охотников и где больше не будет пастись скот»?

Этот вопрос депутат швейцарского парламента Вальтер Биссэггер (Walter Bissegger) задал своим коллегам утром 25-го марта 1914 года. Парламент ответил утвердительно и тем самым одобрил появление первого и пока единственного в стране биосферного заповедника, «Швейцарского национального парка» («Schweizerischer Nationalpark» — «SNP»). Официальное открытие парка состоялось чуть позже, 1 августа 1914 года в регионе Нижний Энгадин (Unterengadin), что в кантоне Граубюнден.

Особенностью созданного «Национального парка» было огромное значение, которое придавалось научным исследованиям. Тогда именно они, а не собственно охрана природы, считались наивысшим приоритетом проекта. Учредители Парка все были учеными-естественниками, а потому заповедник в Нижнем Энгадине стал, по сути, самой большой в Швейцарии лабораторией под открытым небом. Ее уникальным «ноу хау» были так называемые «участки длительных экспериментов», на которых ученые в течение десятилетий изучали изменения, которые происходили с природой, предоставленной самой себе.

«Особенно важны для нас долгосрочные исследования, которые вносят существенный вклад в понимание природных процессов», — указывает «Национальный парк» на своем сайте. Для историка Патрика Куппера (Patrick Kupper) он является «идеальным типом научного национального биосферного заповедника». Эта идея находится в центре его книги «Воссоздавая дикую природу», посвященной истории создания и развития Национального парка.

«Тогда парк называли экспериментом, в ходе которого можно было наблюдать, как природа будет развиваться без влияния хозяйственной деятельности человека», - подчеркивает П. Куппер.

«Флагман»

«Парк является образцом для всей Европы. С одной стороны, из-за своего бескомпромиссного стремления оградить все природные процессы от влияния человека, а с другой стороны из-за последовательного сохранения и защиты разнообразия существующих в парке видов растений и животных», — говорит Гидо Плассманн (Guido Plassmann), директор «Объединения природоохранных зон альпийского региона» («ALPARC»).

По его мнению, в Альпах и в целом по Европе таких заповедников все еще слишком мало. «Флагманом в ряду швейцарских парков» называет «Национальный парк» и Маттиас Штремлов (Matthias Stremlow), отвечающий в швейцарском Федеральном ведомстве по охране окружающей среды (BAFU) за реализацию государственной политики в области заповедников и национальных парков.

Швейцарский пример «сыграл решающую роль в формировании общеевропейского движения за создание национальных парков. Похожие инициативы, возникшие в соседних странах, например, во Франции, Германии, Австрии и Италии, были бы немыслимы без Швейцарского национального парка в Граубюндене», — подчеркивает П. Куппер. А потому не случайно, что делегации из самых разных стран и континентов постоянно приезжают в Нижний Энгадин с тем, чтобы воочию увидеть это знаменитое швейцарское чудо возрожденной дикой природы.

Атлас Национального парка

В честь столетнего юбилея Парка был издан «Атлас Швейцарского национального парка. Первые 100 лет».

Подробные карты объясняют результаты научных исследований, проводившихся на базе парка, иллюстрируют ход территориального развития парка и прилегающих территорий.

У атласа есть расширенная версия в интернете (www.atlasnationalpark.ch), где упомянутые в книге темы рассматриваются более углубленно, и где можно получить больше информации в интерактивном режиме.

В ноябре 2013 года «Швейцарское общество картографии» («SGK») отметило данное издание престижной картографической премией «Prix Carto».

Конец инфобокса

По высшей категории

Особенно большое значение основатели парка придавали тотальной изоляции заповедника от воздействия со стороны хозяйственной и иной деятельности человека.

Поэтому сегодня в рейтинге «Международного союза охраны природы» (IUCN ) «Швейцарский Национальный парк» имеет высшую категорию «Iа» как «заповедник с самыми строгими стандартами». Для посетителей и гостей парка это означает огромное количество запретов.

Здесь запрещено, как в рассказе Рэя Бредбери про раздавленную бабочку, покидать специально проложенные прогулочные тропы, нельзя брать с собой ничего лишнего и уж конечно нельзя что-либо выбрасывать. Запрещено брать с собой собак, разжигать огонь, купаться и устраиваться на ночлег. Работники парка уполномочены выписывать за любые нарушения солидные штрафы.

«Принятое сто лет назад решение строго охранять всю территорию нынешнего парка напрямую связано с проходившей в то время быстрой индустриализацией и с соответствующими социальными изменениями в обществе Швейцарии, а также с развитием туризма в Альпах», — рассказывает историк П. Куппер.

«Вероятно, у людей тогда было ощущение, что девственные, нетронутые участки живой природы скоро бесследно исчезнут. Свою роль сыграл и страх, что человек в этом быстро меняющемся на рубеже веков мире утратит свои корни и станет манкуртом без роду и племени», — поясняет П. Куппер. Поэтому ученые и энтузиасты-экологи и хотели во что бы то ни стало сохранить свидетельства прошлого, к которым причислили и природу.

Первый и единственный

Сто лет назад необитаемая часть долины Валь Клуоцца (Val Cluozza) сразу обратила на себя внимание ученых. Они поняли, что именно здесь в Нижнем Энгадине им удалось-таки найти свою «землю обетованную». Но на пути к созданию Парка им пришлось преодолеть немалые препятствия.

Например, очень жестко было раскритиковано положение долины, которая почти непосредственно граничит с Италией. Критики исходили тогда как из чисто националистических соображений, Национальный парк, де, должен находиться в самом сердце Швейцарии, так и из опасения, что эта местность станет «эльдорадо» для итальянских браконьеров. Да и местных жителей пришлось долго убеждать в нужности и пользе данного проекта.

Однако Национальному парку «повезло». Жителей удалось убедить, да и открыли Парк точно в день, когда началась Первая мировая война и когда соседи, французы и немцы, объявили всеобщую мобилизацию. «Я полагаю, что начнись война раньше, парламент не стал бы даже обсуждать выделение денег на обустройство заповедника», — говорит П. Куппер.

За первым Национальным парком в Швейцарии должны были последовать и другие, но, увы, все эти проекты заглохли. «С началом войны и потом позже, в межвоенный период, вопрос биосферных заповедников свою актуальность утратил», — поясняет историк. «Поэтому-то первый Национальный парк в стране так и остается пока единственным Национальным парком Швейцарии».

Историческая справка

В 1872 году в штате Вайоминг, США, был открыт Йеллоустонский национальный парк (Yellowstone National Park) — международный биосферный заповедник, объект Всемирного Наследия ЮНЕСКО, первый в мире национальный парк.

Затем национальные парки начали создаваться в регионах расселения англоязычных мигрантов в Канаде, Австралии, Новой Зеландии и Южной Африке, там, где еще оставались значительные территории, незатронутые хозяйственной деятельностью человека.

В 1906 году на ежегодном собрании «Швейцарского Общества естественных наук» («Schweizerische Naturforschende Gesellschaft» — «SNG» ) впервые обсуждалась идея создания Швейцарского национального парка.

В 1908 году во время поездки по альпийским перевалам несколько членов созданной по инициативе «SNG» швейцарской «Комиссии по сохранению природы» во главе с Паулем Саразином (Paul Benedict Sarasin, 1856 - 1929) обратили внимание на почти необитаемую долину Клуоцца (Val Сluozza).

В 1909 году девять областей были объявлены национальными парками в Швеции — это были первые заповедники в Европе. В том же году П. Саразин доводит дело до конца. В декабре 1909 года вместе с другими энтузиастами он арендует «под заповедник» у общины Цернец (Zernez) долину Клуоцца.

В 1911 году Саразин направляет в Федеральный совет ходатайство на субсидирование проекта. В 1911 — 1912 годах было заключено еще несколько договоров об аренде территории с различными общинами региона Нижний Энгадин (кантон Граубюнден).

Но лишь в марте 1914 года вопрос создания национального парка, после согласования на уровне федеральных министерств и ведомств, становится предметом обсуждения в парламенте. 1 августа 1914 года Швейцарский национальный парк становится официально первым заповедником в Альпах.

Источник: Патрик Куппер / Patrick Kupper: «Воссоздавая дикую природу» / «Wildnis schaffen».

Конец инфобокса

Второй Национальный парк

«Идея создания Национальных парков себя не исчерпала, она актуальна и сейчас», — убежден М. Штремлов. «Поддержка существования регионов с природой, незатронутой деятельностью человека, по-прежнему является одним из самых действенных способов сохранения биологического разнообразия в природе», — считает чиновник.

При этом он имеет в виду два проекта, а именно — создание природного заповедника «Адула» (Adula, расположен на территории кантонов Граубюнден и Тичино) и парка «Locarnese» в кантоне Тичино. Оба они имеют сейчас полученный от федерального правительства статус «кандидата на звание природного национального парка», что обеспечивает им финансовую поддержку как на федеральном уровне, так и на уровне кантонов и муниципалитетов.

«Мировое сообщество, конечно, только бы приветствовало создание второго Национального парка в Швейцарии», — убежден Гидо Плассманн из «Объединения природоохранных зон альпийского региона». По мнению М. Штремлова, хорошо было бы, если бы оба проекта получили хотя бы категорию «II». В отличие от заповедников высшей категории, на территории таких парков разрешен активный туризм. На их базе так же можно было бы реализовывать учебные программы в сфере природоохранного менеджмента.

«Сегодня получение Национальным парком высшей категории „Ia“ является очень трудным делом, пусть даже у страны уже есть один такой парк. В этом смысле планка требований, действительно, установлена довольно высоко», — говорит Г. Плассманн.

Мыслить локально

Настоящей проблемой для создателей природного парка является получение согласия на это местных жителей. По мнению П. Куппера, проект «Швейцарского национального парка» является «типичным примером того, как такие вопросы решаются в формате „сверху вниз“, то есть когда центр навязывает свою волю периферии».

Сегодня такой подход невозможен, и это в корне отличает тот проект от нынешних. «Нужно вовлекать людей в процесс», — подчеркивает Г. Плассманн. М. Штремлов с этим согласен. «Федеральное законодательство в области развития природоохранных зон придает особое значение именно работе с местным населением. Создание парков и заповедников должно строго базироваться на принципе „снизу вверх“, а не наоборот».

Вполне возможно, поэтому, что второй Национальный парк в Швейцарии все-таки будет когда-нибудь открыт, на что сейчас многие всё еще надеются. Так, М. Штремлов считает, что «на это есть все шансы».


Перевод на русский и адаптация: Надежда Капоне., swissinfo.ch


Гиперссылки

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×