Navigation

Skiplink navigation

Швейцарские аукционы: до пандемии и сейчас

Если та или иная вещь продается на аукционе Christie's или Sotheby's в Женеве на вечерних торгах, то это уже ценно само по себе. Keystone / Magali Girardin

Во время пандемии все больше коллекционеров находят смысл в том, чтобы покупать вещи от известных ювелиров на аукционах.

Этот контент был опубликован 24 октября 2020 года - 07:00
Полина Соснова, специально для SWI swissinfo

Коронавирусный карантин вызвал нетерпение, скуку и повышенную тревожность, но он явно не приглушил любовь коллекционеров к драгоценностям: все больше людей находят смысл в том, чтобы покупать вещи от известных ювелиров на аукционах.

Энергия инвесторов направлена на поиски украшений еще и потому, что во многом покупатели лишены привычного образа жизни: ведь и они были заперты в стенах своих домов. Женевские аукционы этим летом обеспечили не только ощущение уверенности в том, что покупатели получат изделия «с родословной», но и комфорт, предоставив больше рекомендаций онлайн.

Летние аукционы

Сто вторая неделя продаж Christie’s в Женеве прошла в необычных условиях с социальной дистанцией и в соответствии со строгими санитарными нормами, включая снижение посещаемости аукционного зала до 100 человек не только на предпродажной выставке, но и на всех трех «живых» аукционах.

При этом активное участие приняли покупатели из 42 стран по телефону и через интернет, а просмотры осуществлялись из более чем 150 стран мира. Кроме того, было зафиксировано беспрецедентное количество онлайн-продаж с 70-процентным увеличением числа ежедневных посетителей страницы аукциона по сравнению с онлайн-продажей ювелирных изделий, прошедшей в июне 2019 года.

Отметим, что общий объем продаж Christie's Jewels Online (16-30 июня 2020 года) составил более 4 млн франков, а июльских «живых» продаж Christie's в Женеве Magnificent Jewels в общей сложности 54.6 млн франков за 195 ювелирных изделий, 226 часов и 819 изысканных вин.

Сотрудница аукционного дома Christie's демонстрирует диадему с девятью аквамаринами грушевидной формы и старинными бриллиантами, созданную фирмой Фаберже. Произведение искусства выставлялось на тематическом аукционе Christie's «Великолепные драгоценности» в Женеве. Май, 2019 года. © Keystone/ Valentin Flauraud

Воодушевленная рекордным участием в онлайн-сделках и возросшим уровнем транзакций, Christie's Jewels расширила свой календарь онлайн-продаж, предлагая новый лот каждый месяц. Рауль Кадакия (Rahul Kadakia), международный руководитель отдела ювелирных изделий Christie's, отмечает:

«В этом году сложились беспрецедентные обстоятельства, позволившие Christie's воспользоваться новыми возможностями, открывающимися благодаря нашей усовершенствованной цифровой платформе. Из года в год мы наблюдаем рост участия в онлайн-деятельности и ценностного порога для проведения онлайн-транзакций».

В 2020 году бриллиант изумрудной огранки цвета D (D, E, F – высшая группа цвета, к ней относятся очень редкие и инвестиционные бриллианты) весом 28,86 карат стал самым дорогим лотом, когда-либо предложенным на онлайн-аукционе: он был продан более чем за 2 млн долларов. Этот бриллиант относится к чрезвычайно редкой категории Type IIa, которая составляет менее 2% всех бриллиантов на Земле.

Алмазы такого типа происходят лишь из ограниченного числа источников по всему миру, являются наиболее химически чистыми и характеризуются исключительной прозрачностью, не имеющей следов красящего азота. Отсутствие этого элемента придает камню чистоту цвета, которая наблюдается только в лучших алмазах, происходящих из легендарных шахт индийской Голконды, Бразилии и ЮАР.

Редкие камни и их цена на аукционе

Спрос на редкие камни имел место и до пандемии, сейчас же чтобы получить редкие ювелирные украшения и инвестиционные камни в свои руки, многие готовы отдать чуть ли не состояния. Так, на «живом» аукционе Christie’s, состоявшемся летом, звездой продаж стало кольцо с двумя бриллиантами - голубым и белым (каждый весом более 5 карат), - выполненное парижским ювелиром Reza, заработавшее 9,2 млн долларов после ожесточенных торгов между несколькими клиентами, которые были на связи по телефону.

В который раз знаменитые коллекционеры Moussaieff продемонстрировали свой характерный селективный метод, приобретя редкий и необычный бриллиант весом почти 101 карат и с цветом D за 5,6 млн франков. Кроме того, важной частью продаж тогда стала пара серег с аквамарином и бриллиантом с автографом Margaret Jewels, частного ювелира из Женевы, проданная в пользу швейцарского фонда Children's Action, работа которого направлена на оказание помощи детям и подросткам по всему миру.

Что касается Sotheby's, то несколько фантазийных цветных бриллиантов на аукционе Sotheby's Magnificent Jewellery превысили отметку оценочного потолка, в том числе и заметное кольцо с насыщенным розовым бриллиантом, ушедшее с молотка за 3 млн долларов. Кстати, в тему розовых бриллиантов: в понедельник 11 ноября на аукционе Sotheby’s в Женеве будет выставлен на продажу крупнейший из когда-либо представленных на мировых торгах бриллиант насыщенного ярко-розового цвета.

Серьги с голубым бриллиантом Apollo и розовым бриллиантом Artemis во время предварительного просмотра на аукционе Sotheby's, прошедшем в мае 2017 года в Женеве. Знамениты серьги не только редкими цветными бриллиантами, но и тем, что стали самыми ценными из всех, когда-либо выставлявшихся на аукционе. Стартовая цена составила 50 млн долларов. © Keystone / Martial Trezzini

У камня российское происхождение, он имеет безупречное качество и ему присвоена категория Type IIa. К тому же это сокровище весит рекордные 14.8 карата, а называется «Видение Розы» (The Spirit of the Rose) - в честь прославленного одноименного балета, поставленного Михаилом Фокиным в рамках первого Дягилевского сезона в Монте-Карло в 1911 году. Предварительная оценка бриллианта от 23 до 38 млн долларов.

Так что же покупать?

Однако, зачастую всё же совершенно непонятно, куда бежать и что покупать. Swissinfo приводит разбор по итогам ювелирных торгов в Женеве первой половины 2020 года в формате двух интервью. Какие камни проникли в высокие коллекции не только по эстетическим, но и по экономическим соображениям? Стоит ли вопрос на аукционных покупках в большей степени в богемности самого процесса или в конечном итоге речь идет только о цене и инвестициях? Эти и другие вопросы мы задали экспертам, интервью перед вами:

Ольга Бровчук, компания GemProject

В 2020 году в ювелирной индустрии Швейцарии этот проект был одним из самых заметных. Компания GemProject была создана Ольгой Бровчук с целью организации ювелирных мероприятий для коллекционеров украшений и для тех, кому интересна тема драгоценностей.

Для большинства коллекционеров аукцион – одно из немногих мест, где они могут приобрести ювелирное украшение с провенансом, прошедшее тщательную проверку специалистов аукционных домов. Если ювелирное украшение продается на аукционе Christie's или Sotheby's в Женеве на вечерних торгах, то это уже само по себе ценность для такого украшения.

Для специалистов это означает, что вещь прошла проверку временем, его стоимость при дальнейшей перепродаже может возрасти, ну и конечно, такое украшение нельзя купить в обычном магазине. Задача GemProject заключается в том, чтобы рассказать людям, которые бы хотели приобрести или продать украшение на аукционе, как это сделать.

swissinfo.ch: Произошли ли какие-либо кардинальные изменения в ювелирных лотах в Швейцарии (в Женеве) и в мире в целом за последнее время? Что нового Вы заметили внутри ювелирной «аукционной» отрасли?

Ольга Бровчук: Глобальных изменений не произошло, но поменялось отношение к покупке: эмоции отошли на второй план и остался осознанный выбор. Что касается онлайн-аукционов, то в последнее время они продемонстрировали повышенную активность и интерес со стороны покупателей, но другое дело, что для продажи сейчас не лучшее время, поэтому дилеры и коллекционеры заняли выжидательную позицию, и действительно достойных украшений для покупки немного.

swissinfo.ch: В чем заключается основная конкуренция между аукционами Christie's и Sotheby's?

О. Б.: Разница между аукционами Christie's и Sotheby's состоит в подходах к процессу, в отношениях с клиентами, в отборе лотов аукциона и в степени влияния в ювелирном мире, но все это заметно скорее профессионалам. Для людей извне важна конечная стоимость покупки или продажи. Здесь тоже есть свои нюансы, поэтому всегда нужно сравнивать условия участия в торгах.

Помимо «акул» аукционного мира нам интересно работать и с другими аукционными домами, где можно найти интересные украшения с историей, например с Цюрихским аукционным домом Ineichen, - совместно мы провели запуск продаж русских александритов в Швейцарии.

swissinfo.ch: На Ваш взгляд, устаревает ли традиция дарения украшений?

О. Б.: Думаю, что традиция дарения украшений претерпевает изменения. Например, покупатели стали больше вкладывать в смысл помолвочного кольца, больше интересоваться качеством и пропорциями камня, им важно, как и где был добыт этот камень, из каких материалов сделано само кольцо.

Вслед за изменениями в fashion-индустрии изменилась и мода на ювелирные украшения: они стали изящнее и легче, появились новые материалы, а также набирает обороты тема искусственно выращенных и синтетических камней. Людям интересно все необычное, и ювелирный мир не остается в стороне, старается идти в ногу со временем и предлагает новые формы, иные подходы к продажам, индивидуальный подход в изготовлении украшений и многое другое.

swissinfo.ch: Почему Швейцария останется одним из очагов притяжения в ювелирной отрасли, несмотря на закрытие Baselworld?

О. Б.: Швейцария является главным, с точки зрения репутации, производителем механических наручных часов в мире. Ювелирные украшения часто представлены в магазинах рядом с часами, и выставки ювелирам логичнее проводить совместно с часовщиками. На Женевских аукционных торгах всегда представляют самые крупные камни и важные коллекции, поскольку именно в Швейцарию приезжают коллекционеры со «старыми европейскими деньгами».

Аукционы в Гонконге ориентированы на покупателей из Азии, и лоты, представленные там, отвечают их вкусам. То же происходит с аукционами в Нью-Йорке. Ну и конечно, множество крупнейших ювелирных домов имеют штаб-квартиры в Швейцарии.

swissinfo.ch: Формат аукциона привлекает покупателей уникальностью продаваемых украшений и анонимностью или чем-то еще?

О. Б.: Помимо уникальности лотов и анонимности приобретения, играют роль такие факторы, как репутация аукционных домов, а также проверка провенанса и качества ювелирных украшений. Что касается влияния факта анонимности, как в случае с криптовалютами, на спрос и инвестиции в ювелирные украшения, то я думаю, что в краткосрочной перспективе возможен всплеск интереса со стороны инвесторов.

swissinfo.ch: В чем преимущество присутствия на аукционе?

О. Б.: Преимущество присутствия не очевидно для покупки, поскольку приобрести украшение можно посредством онлайн-ставок, по телефону или доверив это сложное дело профессионалам. Присутствие важно для понимания процесса покупок на аукционных торгах. Среди присутствующих в зале можно найти именитых ювелиров, крупных дилеров и владельцев галерей, известных журналистов.

Но главный аргумент присутствия на торгах - это возможность насладиться игрой главных действующих лиц - руководителей ювелирных подразделений Sothebey’s и Christie’s Дэвида Беннетта (David Bennett) и Рауля Кадакия (Rahul Kadakia). Торги с их участием вызывают неподдельный интерес публики, многочасовой марафон с цифрами на нескольких языках и без единой запинки, лотами,  темпом и накалом страстей, который под силу только истинным гениям, к числу которых они и относятся.

End of insertion


Елена Веселая, главный редактор ежегодного каталога Jewellery

Она также автор романа «Бриллианты Forever, или Кто не носит Tiffany», член жюри международных конкурсов ювелиров Jewellery Design Excellence Awards, Tahiti Pearl Trophy, АЛРОСА, консультант отечественных и иностранных ювелирных компаний по российскому рынку.

swissinfo.ch: Существует ли конкуренция между двумя основными аукционными домами и есть ли известные в этой среде способы «добывания» вещей для торгов?

Елена Веселая: Добыть выдающиеся лоты можно только одним способом - силой личного убеждения. Во главе обоих аукционных домов стоят поистине великие люди - Рауль Кадакия в Christie's и Дэвид Беннетт в Sotheby's. К кому обратятся владельцы уникальных украшений, желающие их продать, зависит только от личных симпатий и дара убеждения. Конкуренция, конечно, существует - в целом Christie's более коммерческий аукцион, но и более холодный и рациональный.

swissinfo.ch: Что будет с GemGeneve, и останется ли, на Ваш взгляд, Швейцария одним из очагов притяжения в ювелирной отрасли?

Е. В.: Я могу только надеяться, что GemGeneve удержится на плаву - сегодня это самая вменяемая выставка в Европе, поднимающая именно ювелирное искусство прошлого и настоящего. Хотелось бы, чтобы пандемия закончилась, и выставка не ушла в виртуальный режим, как многие выставки с начала 2020 года.

swissinfo.ch: Наблюдаются ли экстраординарные продажи во время коронавирусного кризиса?

Е. В.: На онлайн-аукционах хорошо продаются крупные бриллианты и по-настоящему красивые вещи. Все остальное продается достаточно спокойно.

swissinfo.ch: Кто из швейцарских ювелиров или ювелирных мастерских сейчас на особом счету и пользуется вниманием и высоким спросом?

Е. В.: Швейцария традиционно славится именно мастерскими - здесь делаются самые сложные ювелирные работы. Бренд сегодня - чистый маркетинг, и истинную цену вещей легко понять по аукционному эстимейту. То, что в магазине стоит десятки тысяч, в аукционном каталоге оценивается значительно ниже.

Швейцарские мастерские работают на весь мир и не выпячивают свое имя, оставаясь безымянными. При этом в профессиональной среде их все знают. Назову лишь мастерскую P. Lancon, в течение 20 лет выставлявшуюся на выставке в Базеле и теперь - на GemGeneve. Их работы можно видеть в коллекциях многих известных брендов. Что касается швейцарских марок, то они в основном придерживаются классического направления, отдавая предпочтение крупным драгоценным камням. Выделяется, пожалуй, лишь Boghossian, где дизайнерское направление возглавляет Эдмонд Чин, гениальный ювелир из Гонконга.

swissinfo.ch: Почему, на Ваш взгляд, продолжительное время бессменными лотами являются предметы Art Deco и Belle Epoque? Меняется ли вкус и возраст покупателей?

Е. В.: Ардеко - единственный стиль, который прожил 100 лет и остается актуальным и сегодня. Изобретательность и мастерство ювелиров 20-х годов прошлого века остаются непревзойденными. Поэтому идет охота на предметы той поры. Belle Epoque пользуется таким спросом далеко не всегда - разве что, когда у вещи есть серьезный провенанс из аристократической семьи.

Вкус и возраст покупателей - понятие очень расплывчатое. На аукционах сидят и те, кто покупает вещи для своих магазинов и галерей, и те, кто интересуется только камнями, и те, кто покупает для себя. Средний возраст сидящих в зале 60 лет и выше. Боюсь, единственными, кого мы не увидим на аукционе, будут представители музеев.

swissinfo.ch: Чем отличаются швейцарские аукционы?

Е. В.: Аукционы, проводимые в разных странах, отличаются по направленности и составу лотов. Если в Европе это вещи с историческим провенансом, то в Америке - украшения голливудских звезд и прочих знаменитостей. Гонконг предлагает цветные бриллианты и, как ни странно, произведения современных ювелиров (в целом аукционы не любят современных мастеров, поскольку их задача - продавать, а не продвигать имена).

swissinfo.ch: Вы наблюдаете какую-либо цикличность появления уже узнаваемых предметов ювелирного искусства, которые появляются на аукционах? Не берем в расчет жемчужину Марии-Антуанетты, пролежавшую 200 лет у одной семьи...

Е. В.: Да, многие вещи уже прошли перед моими глазами по два-три раза. Они появляются раз в три-четыре года, и далеко не всегда повторная продажа успешнее первой. Повторяю, основа аукционов - это дилерская торговля. Дилеры знают, когда и зачем они покупают и продают те или иные вещи. Здесь, конечно, нужно выдающееся чутье - опытный дилер может предсказать успех или провал той или иной вещи. Но сюрпризы все-таки бывают.

swissinfo.ch: Кто присутствует на аукционах лично и кто пользуется услугой анонимности ставок?

Е. В.: В зале обычно сидят дилеры - они же выполняют функцию агентов для коллекционеров. Если знаменитый коллекционер, например Казуми Арикава, будет сам «биться» за лоты, то цены взлетят неимоверно, и ему самому это будет невыгодно. Аукционы - дело тайное. Лишь спустя какое-то время можно встретить эти вещи в собраниях галерей. Некоторые из них пропадают из поля зрения надолго, если не навсегда.

Люди, сидящие в зале, обычно крайне непрезентабельны - немолодые, некрасивые, в плохих костюмах (я их называю «пыльными мешками»). Зато их все знают, с ними здороваются за руку, за ними внимательно следят. От чьего имени они бьются за тот или иной лот, - тайна, покрытая мраком. Еще большая тайна окружает тех, кто торгуется по телефону. Обращает внимание на себя тот факт, что первые ряды в зале обычно свободны - знающие люди располагаются сзади, чтобы видеть, кто и как торгуется за лот. Они готовы простоять несколько часов на ногах, но быть в курсе хода торгов.

End of insertion

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей