Navigation

Skiplink navigation

Кто должен финансировать «домашний офис»?

Работа в «домашнем офисе» имеет как плюсы, так и минусы: с одной стороны, не надо толкаться в транспорте по дороге в офис, с другой стороны, готовить сложные проекты под крик детей тоже не сахар. Keystone / Jean-christophe Bott

Вы работаете дома и распечатываете кучу бумаг. Кто оплатит вам чернила для принтера?

Этот контент был опубликован 22 октября 2020 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

И снова «хоум офис»: число новых заражений коронавирусом в Швейцарии растет быстрыми темпами, правительство рекомендует по возможности опять работать из дома. Однако работа в «домашнем офисе» связана с целым рядом юридических и практических вопросов.

С этой недели швейцарское правительство снова рекомендует всем по возможности работать из дома. Современные технологии это позволяют, да и опыт уже есть: «домашний офис», или так называемая «удалёнка», как в Швейцарии, так и во всем мире стал уже весной этого пандемического года новой реальностью, «мемом», явлением культуры повседневности, которое еще предстоит осмыслить. 

По данным Федерального статистического ведомства Швейцарии (Bundesamt für Statistik), за время, прошедшее с начала коронавирусного кризиса, доля швейцарских сотрудников, перешедших на «удалёнку», удвоилась с 25 до 50 процентов.

Экспертные оценки, проведенные Немецким институтом экономических исследований (Institut für Wirtschaftsforschung Ifo), показывают, что режим «домашнего офиса» является эффективным средством борьбы с распространением вируса. 

Экономисты сравнили данные по степени распространённости «домашнего офиса» с «вирусными» данными германского Института Роберта Коха (Robert-Koch-Institut), и оказалось, что чем в большей степени в данном регионе распространён «хоум офис», тем медленнее здесь распространяется вирус. Но что будет с феноменом «телетруда» после (хочется надеяться) завершения пандемии? 

В той же Германии «удаленная работа» еще в конце 1990-х годов, на первом этапе массовой «интернетизации», рассматривалась в качестве перспективного формата трудовой занятости. Но затем «кризис доткомов» начала 2000 годов на время поставил крест на такого рода формате, тем более что и пропускная способность сетей была тогда еще не столь впечатляющей, как сейчас. 

И вот будущее наступило - на подходе интернет 5-го поколения со всеми его невероятными перспективами. По данным расположенной в Женеве (Швейцария) Международной организации труда (МОТ), пандемия стала сильным толчком в сторону массового внедрения форматов «телеработы» в повседневную производственную практику, а нынешний опыт работы на дому окажет долгосрочное влияние на то, как и где мы будем трудиться в будущем.

Прогноз МОТ подтверждается и многочисленными опросами, проводимыми, например, на деловой интернет-платформе Xing. Там 85% опрошенных весной 2020 года HR-экспертов заявили, что работа на дому и дистанционная работа (Homeoffice / Remote Working) будут востребованы и после коронавирусного кризиса.

Право на Homeoffice?

Тем не менее все эти заманчивые перспективы связаны с практическими и юридическими вопросами. У меня есть возможность работать дома, но есть ли у меня на это право в смысле положений КЗОТ? Может ли работодатель заставить своих сотрудников работать из дома? Что такое «обеденный перерыв» как юридическое понятие дома, когда работать можно без отрыва от чашки кофе и тарелки с супом? 

Ассоциация работодателей Швейцарии (Schweizerischer Arbeitgeberverband) недавно подготовила специальное разъяснение. Прежде всего: в Швейцарии нет юридического права на домашний офис. Любой, кто работает на дому без согласия работодателя, рискует стать «прогульщиком» в соответствии с трудовым законодательством. Даже лица, входящие в группы риска, могут быть теоретически принуждены работать лично в офисе. 

Однако работодатель обязан, с другой  стороны, реализовывать и свой долг в плане заботы и адекватной защиты интересов и здоровья своих работников. И если на фирме объективно невозможно ни обеспечить адекватную защиту здоровья, ни организовать домашний офис, то тогда, в крайнем случае, работник имеет право вообще оставаться дома и ничего не делать, получая свою полную зарплату. 

На это указывает швейцарская юридическая компания MME. Следует также учитывать, что в Конфедерации, как подчеркивает Ассоциация работодателей Швейцарии, компании вовсе не обязаны обеспечивать сотрудникам наличие домашнего офиса, с чем не согласны опять же юристы из компании MME. По их мнению, «во время пандемии ситуация, вероятно, должна выглядеть как-то иначе». Но как? 

По всей видимости, практика будет и далее исходить из того, что сотрудники, скорее всего, будут обязаны следовать указаниям работодателей и переходить на работу в домашнем офисе «на основании обязанности лояльно поддерживать собственную компанию в сложные времена».

При этом понятно, что все положения трудового законодательства действуют и применительно к ситуации «домашнего офиса», например, право на обеденный перерыв продолжает действовать и дома, равно как остаются действительными и положения КЗОТ, регулирующие ночную и воскресную работу.

Трудный вопрос расходов и компенсаций

Одним из камней преткновения являются траты и их компенсации. Должен ли работодатель оплачивать расходы или участвовать в оплате расходов на электричество, воду и отопление, возникающих во время работы на дому? Согласно опросу, проведенному швейцарским научно-исследовательским социологическим институтом GFS, почти две трети опрошенных сотрудников считают, что это именно так.

У ассоциации работодателей совершенно другое мнение. В своих руководящих документах она предусматривает положение, в соответствии с которым все текущие расходы по дому должны нести сами сотрудники. Исключением являются расходы, которые непосредственно связаны с работой и в отношении которых имеются официальные оправдательные документы, например, квитанции или чеки на покупку картриджа для принтера.

Профсоюзная ассоциация Travail Suisse указывает, что многие компании могут открыть для себя «домашний офис» в качестве формата экономии накладных расходов. Для того чтобы предотвратить это, необходимо будет, например, предусмотреть здесь какие-то формы компенсации, а любая экономия должна также справедливо распределяться между всеми сторонами, то есть между работниками и работодателями.

Ассоциация Travail Suisse также опасается, что повышение степени «гибкости» труда, имеющее место в рамках, в том числе, введения формата «домашнего офиса», пойдет полностью за счет личных (материальных и психологических) ресурсов сотрудников. 

В самом деле, опрос, проведенный недавно немецкой медицинской страховой компанией AOK, показал, что «домашние офисы» приносят как большую удовлетворенность работой, так и становятся источником повышенных стрессовых нагрузок. И остается только утешаться тем, что в Швейцарии расходы на домашний офис можно попытаться списать с налогов во время заполнения очередной ежегодной налоговой декларации.

Особый случай: трансграничные работники

Швейцария находится в центре Европы, тут низкая безработица и высокие зарплаты, а потому многие немцы, австрийцы, итальянцы и французы предпочитают ездить каждый день через границу работать в Базель, Санкт-Галлен, кантон Тичино или в Женеву. И как быть тут? 

Можно ли, сидя в стране ЕС, официально работать «на удалёнке» для швейцарской компании, находящейся за пределами таможенной зоны Евросоюза? Уточним, что в отношениях ЕС и Швейцарии действует (подтвержденный на референдуме 27 сентября 2020 года) режим свободы передвижения и трудоустройства. 

И тем не менее, как указывает в своем разъяснении швейцарская Ассоциация работодателей, тут тоже есть тонкости. Если человек выполняет 25 и более процентов своей работы в европейском зарубежье, то он автоматически попадает под действие положений европейской системы социального обеспечения. 

То есть он должен будет тогда платить соответствующие взносы в пенсионные фонды. Если же человек работает из дома на 50 и более процентов, то тогда на него будут распространяться еще и положения местного трудового законодательства. Тут есть плюсы и минусы. 

Если бы, например, сотрудник жил в Германии, а работал удаленно в Швейцарии, то тогда он 3 октября, то есть в день воссоединения Германии, имел бы право взять себе выходной день. И это плюс. Но при этом заметно изменилась бы и его налоговая ситуация в целом, то есть режим взимания НДФЛ мог бы измениться, и необязательно в его пользу. И это минус.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей