Navigation

Переживет ли пандемию швейцарская сфера культуры?

Силду Мейрелиш (Cildo Meireles; род. 1948) — бразильский художник-концептуалист, инсталлятор и скульптор. Инсталляция Zero Dollar, 1978-84 гг. Cildo Meireles

Закрытые театры и кино, отменённые фестивали, запрет хоровых выступлений - государство в Швейцарии поддерживает деятелей культуры в эти сложные времена, стремясь сохранить «культурное разнообразие страны», многие кантоны даже приступили к осуществлению бюджетных программ ежемесячной поддержки творческих работников. Но достаточно ли этой поддержки для выживания? И какова будет в будущем роль государства вообще в сфере культуры?

Этот контент был опубликован 31 марта 2021 года - 07:00
Беньямин фон Виль (Benjamin von Wyl)

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Для многих, а особенно «независимых» деятелей искусства и организаторов культурных мероприятий в Швейцарии сейчас наступил почти апокалипсис. Все они в один голос жалуются на то, как трудно им выжить в одной из самых дорогих стран мира в условиях массовых отмены или переноса культурных мероприятий и проектов из-за ограничений, связанных с коронавирусом. Швейцария для своих размеров имеет очень богатую сферу культуры. Она раздроблена по кантонам и регионам, так что в каждом уголке страны есть свои культурные традиции и свои «герои труда» в области культуры. 

Поэтому говорить вообще о «швейцарской культуре» очень сложно, если вообще возможно, скорее следует говорить «культуре из Швейцарии». Но до тех пор, пока театральные и концертные залы остаются закрытыми, неважно, в каком регионе, все деятели искусства находятся в одинаковом положении фактического запрета на профессию. Попадая в вынужденную зависимость от господдержки, они, к сожалению, вынуждены еще и продираться через густые джунгли бюрократии.

Ханна фон Гёлер (Hanna von Goeler), My Money, My Currency (2012). Hanna von Goeler

Кроме того, каждый из 26 кантонов Швейцарии (а в стране именно субъекты федерации официально заведуют культурой, федерального Минкульта, равно как и Минздрава, в Швейцарии нет) имеет свои собственные ориентиры и практику оказания помощи деятелям культуры, испытывающим финансовые трудности. Есть и федеральные фонды помощи. Тем не менее ассоциации и объединения работников сферы культуры и искусства буквально завалены сейчас призывами и просьбами о помощи.

«Очень трудно разобраться, как работает этот механизм, с учетом того, что правила меняются чуть ли не каждые несколько недель», — говорит Сандра Кюнци (Sandra Künzi), президент Союза независимых театральных деятелей (Theaterschaffende SchweizВнешняя ссылка). Чиновники, которые «изобретают» эти меры и потом реализуют их, сами порой не в состоянии дать исчерпывающий обзор всех норм, правил, программ и возможностей получить помощь, не говоря уже о том, чтобы «объяснить элементарный процесс подачи соответствующих заявок». Некоторые заявки отклоняются только из-за того, что власти не имеют четкого представления о характере работы артистов. Попросту говоря, они опасаются бездельников под видом служителей Мельпомены.

Разные страны, разные меры поддержки

Эта проблема характерна не только для Швейцарии: например, в странах ОЭСР сфера культуры и искусства очень сильно пострадала от пандемии. В июне 2020 г. эксперты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) заявили, что они ожидают снижения объема потребления культуры на 75%. По имеющися данным, к концу 2020 года более половины всех театральных актеров и танцоров в Соединенных Штатах вынуждены были не работать. Многие американские артисты, как и в Швейцарии и Европейском Союзе, работают либо на условиях самозанятости, либо по краткосрочным контрактам.

Поэтому в условиях пандемии им пришлось начинать поиск альтернативных решений, тем более что государственная помощь или поступала с опозданием или вовсе не поступала. На постсоветском пространстве культура находится в иной ситуации. Там она всегда была делом государства, которое рассматривало культуру и ее деятелей в качестве своего идеологического обслуживающего персонала. В последние годы, однако, с учетом экономической стагнации, государство утратило возможности финансирования культуры в прежних объемах. От нее потребовали переходить на самоокупаемость. 

«Если семь лет назад театры в России зарабатывали в среднем по стране до 20% от своего совокупного бюджета, то сегодня уже — 30%, а самые успешные зарабатывают даже больше, чем получают от государства», — говорит в интервью Российской ГазетеВнешняя ссылка Валентина Музычук, замдиректора по научной работе Института экономики РАН и участник Совета при Президенте России по культуре и искусству. И вот как раз такие самые успешные учреждения культуры в России и пострадали от коронавируса больше всего. 

Февраль 2021 года: балерина на репетиции во время пандемии. Westend61 / Ezequiel Giménez

А что в Швейцарии? В начале пандемии независимые швейцарские творческие работники (а таких в Швейцарии большинство) либо не получали вообще никакой поддержки, либо им выделялась финансовая компенсация в размере всего лишь 1,60 шв. фр. (43 гривны или 128 рублей) в день. Многие из них были вынуждены даже возвращать полученную ими бюджетную поддержку из средств налогоплательщиков по мере введения новых форм бюджетной помощи сфере культуры. Вся система поддержки культуры вообще оказалась с учетом швейцарского федерализма крайне запутанной. 

Чтобы хоть как-то информировать творческих работников о том, на что они могут претендовать в плане поддержки, некоторые ассоциации работников культуры вынуждены были прибегать к самым нестандартным методам, вплоть до выпуска информационных анимационных роликов. А ситуация не становится проще. В прошлом 2020 году многие проекты и мероприятия (литературные чтения, спектакли и концерты) были отменены или - в некоторых случаях - перенесены на 2021 год. В текущем году, однако, конца пандемии так и не видно, поэтому старые проекты опять переносятся, а новых было запланировано гораздо меньше. 

Что делают кантоны?

Большинство же кантонов продолжает выплачивать бюджетные компенсации предполагаемых упущенных доходов артистов исходя из их среднего дохода, который они получали в месяцы накануне пандемии. И тут же, с учетом их политической ориентации, начинается смычка левой творческой элиты с левым политическим истеблишментом, который хочет «ковать железо, пока горячо» и вновь, в частности, начинает пропагандировать идею безусловного гарантированного базового дохода, уже однажды отвергнутого гражданами на референдуме.

Снова звучат аргументы о том, что в соответствии с такой схемой артисты и художники будут иметь право на фиксированный ежемесячный доход без необходимости декларировать свои финансовые убытки или уточнять свои профессиональные обстоятельства. Теоретически, но только теоретически, у властей-де будет меньше работы, а художники будут получать поддержку гораздо быстрее.

Похожие попытки делаются уже в «зеленом и красном» кантоне Цюрих. Министр культуры Цюриха социалистка Жаклин Фер (Jacquelin Fehr) объявила в январе 2021 г. о намерении ввести временный «замещающий доход» для творческих работников. Кантон Цюрих теперь хочет рассчитывать свои компенсационные выплаты не на основе (порой фиктивных) заказов или проектов. Вместо этого он намерен гарантировать фиксированный ежемесячный доход в размере 3 840 швейцарских франков (307 000 рублей или 115 00 гривен при средней зарплате в Швейцарии на уровне 5 400 франков в месяц, 1 франк = 80 рублей или 30 гривен). Иными словами, добро пожаловать на госслужбу, инженеры человеческих душ!

С этим, однако, был не согласен федеральный центр: между кантоном Цюрих и федеральными властями разгорелся конфликт насчет того, в какой мере в данном проекте должен участвовать федеральный бюджет, поэтому в Цюрихе пока введение такого рода мер отложено. Кроме того, протаскивание идеи базового дохода в социальную практику в обход мнения народа всей страны мало того что подрывает основы прямой демократии, так еще и очень резко меняет формат отношений между творческим человеком и государством, заставляя эти отношения развиваться в сторону (пост)советского пространства и опыта. 

А вот куда меньший по размерам и финансовому потенциалу кантон Базель-городской ввел аналогичный пакет бюджетной государственной помощи своей властью, отказавшись от федеральной поддержки. Помощь эта, правда, весьма скромна, она едва достигает 3 000 швейцарских франков в месяц, что чуть выше официальной черты бедности, при этом заявители должны декларировать каждый свой франк, заработанный из других источников, а общая сумма таких заработков потом вычитается из вышеупомянутой суммы ежемесячного государственного вспомоществования. Исключения делаются только для лиц с детьми. В Цюрихе в принципе из бюджетной поддержки должны вычитаться все независимые заработки. А если эти заработки успешны и велики и превышают сумму госпомощи? Тогда таким работникам культуры поддержки вообще не полагается. 

Левая идея в помощь культуре?

В период до пандемии все эти финансовые тонкости не имели никакого значения. Получает ли артист зарплату в театре или в ином бюджетном учреждении, или же он зарабатывает сам — это не играло ровным счетом никакой роли. Но сейчас неожиданно все эти вопросы приобрели просто-таки экзистенциальное значение. Кантон Базель-городской сообщил, что через две с половиной недели после начала пандемии на его адрес поступило сразу более 130 заявок на получение материальной помощи на общую сумму в 2,5 млн швейцарских франков. 

В принципе такие деньги у кантонов есть. Так, Базель-городской завершил 2020 год с финансовым профицитом в 300 млн франков, кантон Цюрих прогнозирует себе бюджетный профицит в 500 млн. По мнению Федерального совета (кабмин), меры поддержки творческих работников направлены на то, чтобы «предотвратить нанесение долговременного ущерба швейцарской культурной жизни и сохранить культурное разнообразие страны». Согласно недавнему опросу, проведенному во франкоязычной Швейцарии, 43% творческих работников региона опасаются, что им, возможно, придется отказаться от творческой деятельности по финансовым причинам. 

По этой же причине кантон Женева в настоящее время также рассматривает вопрос о системе финансовых компенсаций по образцу Цюриха. Сможет ли левая идея безусловного базового дохода, реализуемая явочным порядком Цюрихом и Базелем-городским, стать основой для более быстрой и менее бюрократической помощи работникам культуры? «Я не могу сказать наверняка», — говорит Сандра Кюнци. «Еще рано делать выводы, кантонам нужно накопить больше опыта. Но я остаюсь оптимисткой, потому что это будет беспроигрышная ситуация».

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.