Navigation

Теракт в Клотене: шок для мирной Швейцарии

Более полувека назад, 18 февраля 1969 года, в аэропорту Цюриха боевики Народного фронта освобождения Палестины открыли огонь по израильскому самолету авиакомпании «Эль-Аль», вылетавшему из аэропорта Цюрих/Клотен.

Этот контент был опубликован 20 февраля 2019 года - 08:00

Русскоязычную версию материала подготовила Людмила Клот.

Для Швейцарии это стало настоящим шоком: нейтральная страна внезапно оказалась на линии огня и почувствовала всю свою уязвимость перед лицом глобального терроризма.

Выжившие участники теракта в Клотене Мохамед Абу-эль-Хейга (справа), Амена Дахбор и Ибрагим Тауфик Юсеф (второй слева) незадолго до того, как 1 октября 1970 года они авиатранспортом покинули Швейцарию. dodis.ch

«Федеральный совет [...] со всей решительностью осуждает действия преступников, которые, в нарушение принципов швейцарского законодательства, регулирующего условия нахождения на швейцарской территории иностранных граждан, равно как и порядок защиты их законных прав и интересов, противоправно превратили территорию нейтральной страны в место разбойного нападения [...]

Еще большее разочарование и возмущение испытал Федеральный совет, правительство страны, вот уже многие годы, в соответствии с духом своих гуманитарных традиций, участвующей в работе международных структур, которые оказывают помощь палестинским беженцам, приняв к сведению информацию о том, что ответственность за совершенный в аэропорту Клотен теракт взял на себя Народный фронт освобождения Палестины».

Из пресс-релиза Федерального совета, правительства Швейцарии, от 19 февраля 1969 года.Внешняя ссылка

End of insertion

В тот день, 18 февраля 1969 года, в Цюрихе лежал снег. Еще днем белый «Фольксваген» припарковался на автостоянке на окраине аэропорта Клотен. Внутри него были трое мужчин и женщина. Около 5:30 вечера перед автомобилем вырулил и остановился, ожидая разрешения на взлет, Boeing 720-B израильской компании El Al, следовавший транзитом через Цюрих из Амстердама в Тель-Авив. Двое сидевших в машине террористов вышли из машины и открыли огонь из автоматического оружия по самолету. Шесть пассажиров получили ранения разной степени тяжести, раненный в живот второй пилот Иорам Перес (Yoram Perez) скончался две недели спустя в одной из клиник Цюриха.

Место совершения теракта, зафиксированное на фотоснимке 18-го февраля 1969 года. Самолет на этой фотографии находится точно в том же положении, в котором он был в момент, когда преступники открыли по нему огонь с расположенной на переднем плане автостоянки. Dodis.ch

На борту самолета находился вооруженный офицер израильской службы безопасности Мордехай Рахамим (Mordechai Rachamim). Он был вооружен пистолетом, который, кстати, агентам разрешалось иметь и использовать на борту, но который нельзя было выносить из самолета. Выбив один из иллюминаторов, он выпрыгнул на землю и перелез через забор, который отделял парковку от территории взлетно-посадочной полосы.

Открыв ответный огонь, он ликвидировал одного из нападавших, Абделя Мохсена Хасана. В этот момент на место перестрелки прибыли автомашины пожарной службы аэропорта, чуть позже подоспела полиция. Израильский агент и оставшиеся в живых палестинские террористы были арестованы и взяты под стражу. К месту заключения их везли в одной машине, швейцарские полицейские не успели еще к тому моменту понять, кто из арестованных есть кто.

Фотография Амены Дахбор (Amena Dahbor) из уголовного дела, 19-го февраля 1969 года. dodis.ch

Мирная Швейцария в шоке

На следующее утро Вилли Шпюлер (Willy SpühlerВнешняя ссылка, 1902-1990), тогдашний глава Федерального политического департамента (DPF), нынешнего Федерального Департамента/Министерства иностранных дел (ФДИД), проинформировал Внешняя ссылкао произошедшем своих коллег по Федеральному совету. В пресс-релизе, который был вскоре после завершения очередного своего заседания выпущен кабинетом, говорилось, что «особенную степень тяжести этому преступлению придает то обстоятельство, что в результате его совершения наша страна, придерживающаяся нейтральных позиций, была превращена в театр военных действий».

Этот материал выходит в серии публикаций, посвященных самым резонансным и знаковым сюжетам в истории швейцарской дипломатии. Публикация подготовлена в сотрудничестве со «Швейцарским архивом дипломатических документов» (Dodis). Dodis

«Террористический акт на швейцарской земле стал шоком», — говорит Саша Зала (Sacha ZalaВнешняя ссылка), директор «Швейцарского архива дипломатических документов» (Forschungsstelle Diplomatische Dokumente der Schweiz / Dodis). «Вплоть до этого момента Швейцарии удавалось избегать прямого вовлечения в вооруженные столкновения благодаря своей политике нейтралитета. И вдруг израильско-палестинский конфликт из абстракции превратился в нечто, что происходит буквально у нас под носом. Это был крайне травматичный опыт. В обществе так или иначе начали осознавать, что Швейцария больше не отвечает идиллическим представлениям об островке мира и спокойствия, каковым она считалась в период до и после Второй мировой войны». Теракт, кроме того, поставил перед правительством Швейцарии дипломатические вопросы ранее небывалой сложности. 

Десять дней спустя после стрельбы в аэропорту Клотен Федеральный политический департамент (МИД) передал ноты протестаВнешняя ссылка диппредставительствам Ливана, Иордании, Сирии и Израиля. Тексты нот, особенно тех, что были адресованы арабским странам, отличались непривычной жесткостью тона. Так, в адрес первых трёх стран из указанного перечня были обращены обвинения в том, что они закрывают глаза на действия террористических организаций, базирующихся на их территориях. «Обычно в рамках дипломатических отношений такого рода обвинения в формате нот не озвучиваются, однако на тот момент у такого шага были очевидные причины внутриполитического характера», — уточняет Саша Зала. Ответные ноты из арабских посольств отличались, правда, не меньшей жесткостьюВнешняя ссылка.

Расследование теракта в Клотене и последовавшее за ним судебное разбирательство в Окружном суде города Винтертур (кантон Цюрих) привели к возникновению серьёзной напряженности в отношениях Швейцарии с арабским миромВнешняя ссылка. А в декабре 1969 года был вынесен приговор: трое выживших палестинцев, участников теракта, были приговорены к 12 годам лишения свободы. Обвиненный в «убийстве при смягчающих обстоятельствах и в противоправных действиях на территории иностранного государства» израильтянин Мордехай Рахамим был оправдан. В ответ перед швейцарскими дипломатическими миссиями в различных арабских странах прошли митинги и демонстрации протеста. Швейцария, которую обвиняли в том, что она встала на сторону Израиля, серьёзно опасалась новых терактов, уже  из местиВнешняя ссылка.

Мохамед Абу-эль-Хейга под конвоем, 1 октября 1970 года. Dodis.ch

Год террора

Следующие месяцы, казалось, полностью доказали обоснованность такой тревоги: 21 февраля 1970 года взорвался в воздухе и упал в районе города ВюренлингенВнешняя ссылка самолет авиакомпании Swissair. Все 47 человек, находившиеся на борту самолета, погибли. В действительности целью террористов была вовсе не Швейцария, взрывное устройство предназначалось для самолета компании «Эль-Аль» и лишь по ошибке оказалось на борту швейцарского воздушного судна, направлявшегося в Тель-Авив.

Но легче от этого никому не стало, Швейцария ощущала себя на прицеле у террористов. В сентябре 1970 года еще один самолет компании Swissair был захвачен угонщиками и вместе с двумя другими самолетами других компаний направлен в аэропорт города Зерка (Zerqa)Внешняя ссылка в Иордании. Цель, которую ставили перед собой преступники, была достигнута: находившиеся в швейцарских тюрьмах участники стрельбы в аэропорту Клотен Амена Дахбор, Ибрагим Тауфик Юсеф и Мухаммед Абу-эль-Хейга были отпущены на свободу и покинули ШвейцариюВнешняя ссылка на британском военном самолете, направлявшемся в Каир.

На этом серия терактов с палестинским «подтекстом» в Швейцарии подошла к концу, оказав, тем не менее, серьёзное влияние на процесс формирования приоритетов Швейцарии на внешнеполитической арене. «Прямое столкновение с палестинским терроризмом привело в последующие годы к более дифференцированной оценке швейцарской дипломатией политической реальности на Ближнем Востоке. В результате же нефтяного кризиса 1973 года швейцарская дипломатия окончательно переориентировалась на арабские страны», — указывает Ив Штайнер (Yves Steiner), научный сотрудник центра Dodis.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.