Navigation

Skiplink navigation

Швейцария ищет ответ на китайский вопрос

Как приручить китайского дракона? На этот вопрос Швейцарии еще предстоит найти ответ. На самом деле это грозное с виду существо символизирует счастье и радость, оно обязательный атрибут празднования каждого китайского Нового года. Keystone

Китай стремительно превращается в одну из самых экономически мощных держав мира, что не может остаться без последствий для других государств, в том числе и таких маленьких, как Швейцария. Пока между Берном и Пекином отношения выстраиваются в дружественном ключе, но будет ли так всегда, с учетом разницы потенциалов и масштабов? Как быть с новым раскладом сил на мировой арене? 

Этот контент был опубликован 05 октября 2018 года - 11:00
Катрин Амманн ( Катрин Амманн)

В Швейцарии все громче звучат критические голоса в адрес официального Берна за его постоянную готовность к политическим компромиссам на китайском направлении, причем компромиссам, совершаемым как по вопросам внутренней политики и экономического курса, так и по проблемам внешнеполитического характера. Депутат Национального совета, большой палаты швейцарского парламента, от фракции социалистов Барбара Гизи (Barbara Gysi) своей обеспокоенности в этой связи даже не скрывает. 

Весной 2018 года она выдвинула депутатскую инициативу, в которой предлагала проверить состояние и перспективы диалога по вопросам прав человека, который Швейцария уже давно ведет с Китаем. Некоторые из ее коллег-парламентариев подписываться под инициативой не стали — из страха перед Китаем. «Они боялись, что им в ответ раздастся звонок из китайского посольства в Берне, или же они просто не хотели связываться с Пекином», — рассказывает Б. Гизи. А ведь в самом этом предложении не было ничего экстраординарного, так что здесь есть над чем задуматься.

Торговля

Летом 2014 года вступило в силу Соглашение о свободной торговле, подписанное Швейцарией и Китаем. Швейцария ратифицировала это соглашение, несмотря на то, что в нем не содержится каких-либо положений, защищающих права человека. 

Таким образом, нет и гарантий от того, что на швейцарский рынок не поступят товары — причем на льготных условиях импорта — сделанные в результате, например, принудительного труда заключённых. 

Все другие Соглашения о свободной торговле, подписанные Берном, содержат положение о приверженности стран-сигнатаров правам человека и Декларации ООН о правах человека, и только в Соглашении с Китаем такого положения нет (источник: humanrights.ch).

End of insertion

Диалог по правам человека, который Швейцария ведет с Китаем с 1991 года «в конфиденциальной форме», по ее мнению, просто пора проанализировать на предмет достигнутых результатов. Федеральному совету, правительству, следует затем суммировать итоги анализа и опубликовать отчёт на эту тему. В июне 2018 года как раз состоялся 16 раунд этого диалога. После каждого из таких раундов Министерство иностранных дел выпускает посвящённый этому пресс-релиз, в котором каждый раз можно прочесть по сути одно и то же, то есть что «данные переговоры дают возможность провести открытую и взаимовыгодную дискуссию по международным и национальным вопросам прав человека».

Жалобы из посольства

Насколько успешны и вообще осмысленны все эти раунды переговоров, об этом можно спорить долго. Неправительственные организации уже давно требуют предоставить им больше информации о содержании данных дискуссий. Официальные лица МИД Швейцарии и чиновники, со своей стороны, охотно ссылаются на этот диалог как на палочку-выручалочку всякий раз, когда факт отсутствия положений о правах человека в Соглашении о свободной торговле, заключённом Швейцарией и Китаем в 2013 году, становится предметом критики. Но насколько реально целенаправленное давление со стороны китайского посольства на швейцарских парламентариев?

«Такое вполне может произойти», — говорит Криста Марквальдер (Christa Markwalder), депутат Национального совета из партии либералов. Восемь лет назад она возглавляла в парламенте Комитет по внешней политике. Речь тогда зашла об одной рядовой депутатской инициативе. «Китайские „товарищи“ попросили меня по телефону не обсуждать данную инициативу и не выносить ее на повестку дня парламента, в ответ на что мне пришлось объяснять им, как работает в Швейцарии система принятия политических решений: здесь все действует на основе демократических принципов, то есть совершенно иначе, нежели в Китае», — говорит Криста Марквальдер.

Далай-Лама

В сентябре 2018 года состоялся уже в общей сложности 15-й визит Далай-ламы в Швейцарию. Поводом на сей раз послужило празднование 50-летия Тибетского института в местечке Рикон, в кантоне Цюрих. 

Это единственный монастырь за пределами Азии, основанный от имени духовного лидера тибетцев. С 2005 года Федеральный совет (правительство) больше не устраивает для 83-летнего Далай-ламы официальных приёмов, что служит поводом для постоянных обид в тибетской общине. 

Правительство же аргументирует свою позицию тем, что не хочет подпитывать полемику и излишне политизировать частые визиты.

End of insertion

Особенно болезненно Китай воспринимает попытки заговорить о проблемах, связанных с Тибетом. Это подтверждает и Швейцарская разведывательная служба NDB в своём годовом отчёте за 2016 год. Тогда в этом документе в качестве основной проблемы было указано «усиление Китая и его стремление занять в мире позиции одного из ведущих игроков». Сегодня основную тревогу у швейцарских контрразведчиков вызывает Россия, но тогда те обращали внимание на «уверенное и требовательное поведение» Китая, которое ощущается прежде всего в отношении тибетского сообщества эмигрантов в Швейцарии. 

«Официальный приём Далай-ламы на высшем уровне руководством Швейцарии стал категорически неприемлем для Китая, и если это все-таки происходит, то официальный Пекин позже, пусть и задним числом, но все-таки находит, где и как отыграться на швейцарской стороне», — говорится в этом документе.

Китай и швейцарское правовое государство

Усиление влияния Китая в Швейцарии ощущают не только политики. «Общество репрессированных народов» (Gesellschaft für bedrohte Völker — GfbVВ) и тибетские организации недавно подали петицию, в которой призвали правительство и парламент Швейцарии более эффективно защищать права тибетцев в Швейцарии. В докладе, опубликованном весной 2018 года, швейцарские неправительственные организации проанализировали влияние Соглашения о свободной торговле на тибетскую общину в Конфедерации, придя к выводу, что с момента его подписания тибетская община в Швейцарии все сильнее чувствует прямое воздействие китайских «властных притязаний».

В качестве показательного примера можно упомянуть события, имевшие место осенью 2014 года в Базеле на китайском праздник Чжунцю, который еще называют праздником Луны и Урожая. Китайский посол выступал там с приветственной речью, в то время как около десятка членов «Тибетской молодёжной ассоциации в Европе» (Verein Tibeter Jugend in Europa) попытались громко заявить протест в связи с оккупацией Тибета Китаем. Китайские силы безопасности вырвали плакаты из рук активистов, а одну женщину даже сбили с ног. Вот как это было:

Внешний контент

В отчёте GfbV говорится, что организаторы намеревались поначалу провести молчаливую акцию протеста, не желая портить праздник. Цель их состояла в том, чтобы «послать общественности чёткий сигнал: в то время как здесь празднуется китайская культура, тибетская систематически уничтожается». 

Ангела Маттли (Angela Mattli) из GfbV уверена: «Здесь имеют место явное нарушение свободы слова и дипломатический скандал, когда лица с дипстатусом подвергают атакам граждан Швейцарии, чего просто нельзя допускать в таком правовом государстве, как Швейцария». В этом отчёте также рассматриваются отдельные случаи ограничения свободы передвижения и права на неприкосновенность частной жизни в отношении тибетцев в Швейцарии со стороны китайских представителей.

Внешний контент

Китайский шоппинг на швейцарском рынке

Велико влияние Китая и на экономику Швейцарии. Более 80 швейцарских компаний уже находится в руках китайцев, их совместная рыночная стоимость составляет сегодня около 46 млрд швейцарских франков. Наиболее впечатляющим примером такого «китайского шоппинга» стала покупка агропромышленной компании Syngenta китайской государственной компанией ChemChina в 2016 году за сумму в почти 44 млрд франков.

Растущее государственное влияние Китая на швейцарскую экономику все чаще вызывает критику со стороны местных политических и промышленных кругов. В отличие от других стран, таких как Германия или США, Швейцария не имеет права накладывать вето на сделку, в результате которой в «чужую» собственность грозят перейти даже системообразующие и стратегически важные объекты, например из области энергоснабжения. В Швейцарии предпринимаются попытки изменить этот порядок, с каковой целью уже было выдвинуто несколько парламентских инициатив.

Контакты на высшем уровне: за последние пять лет министры швейцарского правительства посещали Китай намного чаще, чем прежде. В отдельные годы доходило даже до четырех-пяти официальных рабочих визитов. swissinfo.ch

Мягко говоря, недопонимание у политиков вызывает также тот факт, что швейцарские компании по-прежнему испытывают административные трудности с развёртыванием своего бизнеса в Китае. В то время как Швейцария двери распахивает двери перед китайскими «покупателями», Китай закрывает свой внутренний рынок для зарубежных инвесторов.

Швейцарская разведывательная служба в своём годовом отчёте за 2016 год указывала также, что «путём приобретения швейцарских компаний и все чаще — также и швейцарских отелей, Китай пытается получить желаемые технологии и приобрести швейцарские бренды вместе с их образцовой репутацией. Однако в основе сотрудничества с Китаем принцип взаимности не просматривается».

Китайские банки и вопрос об ответственности

Финансы

Гун Вэйюнь — директор цюрихского филиала China Construction Bank (CCB), государственного коммерческого банка Китая. В интервью китайской информационной платформе «Пэн Пай» в 2015 году сразу после открытия филиала он сказал, что ни один банк в Цюрихе никогда еще не обустраивался так быстро, как CCB: «Китайская скорость вызвала сенсацию в Швейцарии».

Он также заявил, что Соглашение о свободной торговле со Швейцарией является «прекрасной возможностью» для Китая. «Важная роль Швейцарии для нас очевидна: она служит нам мостом в мир». После заключения этого соглашения все больше китайских компаний и местных китайских органов власти вкладывают средства в швейцарские компании или даже приобретают их. Для того чтобы эти китайские и швейцарские МСП работали, очень важно развивать офшорный рынок юаня из Швейцарии».

End of insertion

Китайские инвесторы интересуются не только компаниями и отелями в Швейцарии, но и ее потенциалом в качестве мирового финансового центра. Так считает Паоло Бернаскони (Paolo Bernasconi), бывший прокурор кантона Тичино, который стал известен, кроме всего прочего, своей неустанной борьбой с отмыванием преступных и грязных денег. Особое внимание он уделяет банкам Китая, многие из которых уже открыли свои филиалы в Женеве и в Цюрихе. Швейцария представляет для них, по его словам, «особый интерес, поскольку, будучи западным государством, она не входит ни в ЕС, ни в НАТО, а значит, она не идет на поводу у президента Дональда Трампа».

+ Китайский дракон в швейцарской ловушке.

«Пекин нуждается в Швейцарии в качестве центра для своих банков, где те смогут заключать торговые сделки с Европой в китайской валюте», — разъясняет Паоло Бернаскони. Поэтому его очень волнует, как Швейцария собирается контролировать этих «крупнейших в мире динозавров». Еще один вопрос связан с тем обстоятельством, что все банки Китая принадлежат государству, а потому их руководители, с точки зрения Швейцарии, все как один являются так называемыми «политически значимыми лицами» (PEP). 

А ведь эффективность надзора за финансовыми делами таких лиц и шансы на успех их судебного преследования, например в случае обоснованных подозрений в отмывании денег, в значительной степени зависят от сотрудничества со страной происхождения, в данном случае с Пекином. Паоло Бернаскони убежден, что Швейцарию в этой области ожидают значительные проблемы.

Китайский «шёлковый путь» и швейцарские инвестиции

Осталось повнимательнее взглянуть на внешнюю политику. В парламенте Швейцарии раздаются голоса тех, кто выражает опасение, что Швейцария может начать приспосабливать свои интересы к повестке дня Китая, в частности в связи с реализацией проекта строительства участка «Нового Шёлкового пути» стоимостью почти в 1000 миллиардов франков под названием «One Belt, One Road» («Один пояс, Один путь»). Швейцарские фирмы очень бы хотели получить себе часть этого невероятного пирога.

Беженцы

Карло Соммаруга (Carlo Sommaruga) — швейцарский депутат-социалист, юрист по профессии, представляет интересы Наваб Мир Браммаг Хана Бугти (Nawab Mir Brahamdagh Khan Bugti), политика и борца за независимость Белуджистана. В 2010 году он попал в Швейцарию в качестве соискателя убежища по политическим мотивам и с тех пор безуспешно пытается получить официальный статус беженца.

End of insertion

С точки зрения Карло Соммаруги (Carlo Sommaruga), депутата от фракции социалистов и члена парламентского Комитета по международным делам, альтернатива тут вырисовывается очень простая: «Если Швейцария не хочет закрывать для своих компаний возможность поучаствовать проекте строительства «Шёлкового пути» и если она хочет обеспечить им благоприятный инвестиционный климат в странах-участницах этого проекта, то тогда ее правительству придется прекратить задавать неудобные вопросы о правах человека и демократии в этих странах».

+ Как швейцарский концерн Sika уже успешно развивает свой бизнес в Казахстане – подробности в этом материале.

В качестве одного из примеров Карло Соммаруга называет Пакистан. «Я задаюсь риторическим вопросом, а не оказывает ли Китай давление на Федеральный совет с тем, чтобы помешать Швейцарии принимать у себя просителей убежища из Белуджистана,» — говорит он. Он не верит, что в этом вопросе Швейцария поддаётся давлению со стороны Пакистана: «Я думаю, здесь правила игры диктует именно Китай».

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей