Navigation

Что значит быть переводчиком в Швейцарии?

Родом из Германии, Диана Линдер (Diana Linder), принадлежит к многочисленному цеху переводчиков, работающих в Женеве. Bill Harby

Что это значит — работать переводчиком в Швейцарии, стране, в которой говорят на четырех национальных языках? Наши невыдуманные истории.

Этот контент был опубликован 30 сентября 2019 года - 12:17
Билл Харби (Bill Harby)

Перевод с английского: Нина Шулякова, при участии Игоря Петрова.

Есть ли такая страна, которая испытывала бы большую потребность в переводчиках, чем Швейцария? Если честно, я другой такой страны не знаю! Напомню, что в этой альпийской республике с населением в 8,3 млн человек официально признаны национальными четыре языка: немецкий, французский, итальянский и ретороманский. При этом Швейцария в качестве пятого неофициального национального языка вынуждена скрепя сердце терпеть еще и английский язык. 

Доля иностранцев в стране достигает в настоящее время 25% от общего числа жителей. Швейцария стала местом размещения Европейского отделения ООН, целого ряда мировых и европейских неправительственных организаций, различных частных коммерческих компаний и структур из сферы искусства, и всем им необходимо как-то в буквальном смысле находить общий язык. Без переводчиков, как мы видим, тут просто не обойтись.

Так что таки да! Швейцария — это страна, предоставляющая весьма широкие возможности для профессиональных устных и письменных переводчиков. В немецком языке эти две профессии даже обозначаются двумя разными понятиями: «толмач» — это переводчик устный, а собственно «переводчик» — это тот, кто занимается переводом письменным. Но кто эти люди, с какими проблемами они сталкиваются и что дает им занятие непростым и часто неблагодарным ремеслом перевода в Швейцарии? Знакомьтесь: четыре переводчика из Женевы.

«Присяжный переводчик»

Патрик Ленер (Patrick Lehner). Bill Harby

Патрик Ленер, француз по происхождению, начал изучать английский и немецкий языки еще в школе в Париже. Он не очень любил языки как предмет, но в целом обожал английский. «На уроках немецкого я был худшим в классе», — вспоминает он. Позже, поехав по программе студенческого обмена в Великобританию, он услышал хит группы Rolling Stones — Brown Sugar и с тех пор остается убежденным англофилом.

В Швейцарию Патрик приезжал во время своей службы во французской армии по программе обмена. С 1982 года он живет здесь постоянно. Как и многие переводчики в Швейцарии, Патрик Ленер фрилансер, работающий по контракту с крупными фирмами, корпорациями, юридическими и бухгалтерскими компаниями, банками, правительственными органами и международными бюро переводов. Он переводит с немецкого или английского на французский. Как почти все его коллеги, он обычно переводит только на свой родной язык, чтобы как можно точно передать тончайшие нюансы текста.

У него есть сертификат «присяжного переводчика», что означает, что его переводы официально принимаются в большинстве судов Швейцарии и Европы. Кроме того, он помогает с устными переводами женевской полиции. Патрик Ленер с радостью признается, что предпочитает письменные переводы устным отчасти потому, что их можно делать «в шортах и не бреясь. Но мне нравятся вызовы, которые переводчику бросает процесс устного перевода. Он ведь связан со стрессом и адреналином, на который под конец просто подсаживаешься».

Квалификация позволяет Патрику Ленеру запрашивать более высокие гонорары, хотя некоторые потенциальные клиенты и считают, что предоставляемые им услуги «слишком высокого качества и стоят слишком дорого». В этом наш собеседник признался нам в своем домашнем офисе в Женеве. И так происходит в последнее время все чаще и чаще, из-за, как он выразился, «гуглоизации переводов», имея в виду дешевые и доступные онлайн-инструменты машинного перевода. «Мы, переводчики, просто товар, и нас уже не ценят, как прежде».

Человек из мира маркетинга

У Найджела Кейва нет официального сертификата переводчика, зато есть целых три паспорта: британский, швейцарский и новозеландский. Он родился в Великобритании. Папа — англичанин, мама — из Новой Зеландии. В его активе — степени бакалавра и магистра современных языков Оксфордского университета. «У меня хороший слух, и мне повезло с прекрасными преподавателями французского и немецкого, которые очень меня вдохновили», — говорит он.

Найджел Кейв (Nigel Cave). Bill Harby

Французским и немецким языками он владеет свободно, испанский знает на уровне «читаю и перевожу со словарем». Чудо, но Найджел Кейв также понимает один из вариантов швейцарского немецкого, отчасти благодаря своему многолетнему роману с девушкой, которая помогала ему разобраться в языке, напоминающем ему «забавное заболевание уха, горла и носа одновременно». За свою долгую карьеру — а ему зачастую приходилось совмещать несколько работ в области маркетинга, обучения и переводов — у него, по его собственным словам, проблем с поиском работы в качестве переводчика никогда не было.

Он иногда даже вынужден заключать субподрядные контракты со своими коллегами, если бывал слишком занят работой по контракту, или если это мешало его «страстной влюбленности в теннис». «Периодически случается, что заказчик спрашивает, а сертифицирован ли я официально», — говорит он. «Но большинству клиентов это не важно. Если вы хорошо делаете свою работу, люди будут обращаться к вам вновь и вновь». Один из его любимых и постоянных клиентов — Швейцарский совет по культуре «Про Гельвеция», для которого он делает переводы с немецкого и французского на английский язык. 

Он также с иронией вспоминает «незабываемого» клиента, который попросил его однажды перевести сценарий порнофильма — да, бывает и такое! А вот за что наш собеседник никогда не брался, так это за перевод поэтических текстов. Ему неоднократно предлагали такую работу, но он всегда отказывался. Почему? Он неожиданно переходит на французский: «Это слишком сложно». При этом он произносит просто «богохульную» фразу: «Шекспир, кстати, лучше звучит на немецком». А что, в этом что-то есть!

Не меньшей крамолой для некоторых может быть тот факт, что этот переводчик выступает за большее распространение английского языка в жизни Швейцарии. «Мне кажется, английский расширяет ментальные горизонты, делает людей более открытыми». Тем не менее, он признается, что любит традиции и его беспокоит возможность исчезновения ретороманского языка, на котором сейчас говорит менее 1% населения Швейцарии. «Но это — демократия. Если людям этого хочется, так им самим и решать!»

Переводчик и музыковед

Ричард Коул (Richard Cole). Bill Harby

На экспансию английского языка Ричард Коул смотрит с других позиций. «Тут есть шанс добиться взаимовыгодного компромисса, но, с другой стороны, такая ситуация может привести к культурному и политическому обнищанию. Людям больше не нужно будет утруждать себя изучением чужого языка и, следовательно, не будет у них и необходимости пытаться понять менталитет и историю жизни друг друга».

Ричард Коул родился в Чикаго. Его мама родом из немецкой части Швейцарии, папа — американец. Сначала мама дома говорила на швейцарском немецком, но потом отец решил, что в доме должна звучать только английская речь. Но бабушка с маминой стороны все равно продолжала читать внуку сказки на швейцарском немецком. В старшей школе у него был выбор между французским и испанским языком, но красота французского сразила его наповал, поскольку, как он сам говорит, «есть в этом языке что-то не от мира сего».

В университете Северного Иллинойса он специализировался по французской литературе, затем приехал в Женеву, где закончил Школу письменного и устного перевода (L’École de Traduction d’Interpretation). В течение 30 лет Ричард Коул работал в качестве переводчика в Европейском вещательном союзе (EBU), переводя на английский язык сценарии, брошюры, буклеты, биографии исполнителей и другие материалы с французского, немецкого, итальянского и испанского языков. Кроме того, он и сейчас работает музыковедом в «Оркестре франкоязычной Швейцарии» («Orchestre de la Suisse Romande») и профессионально поет в опере.

Кстати, он настаивает, что переводчикам следует переводить всегда только с другого языка на свой родной, а не наоборот. С этим согласны не все, существуют и другие школы перевода, утверждающие обратное, но Ричард Коул убежден, что, «только переводя на родной язык, переводчик способен дать наиболее глубокую и точную интерпретацию переводимого текста. А усвоенные с молоком матери знания из области истории, популярной культуры, литературы и искусства позволят ему заставить переводной текст звучать и читаться как оригинальный».

«Толмач»

Диана Линдер (Diana Linder). Bill Harby

Диана Линдер родом из деревни недалеко от Штутгарта (Германия). Она согласна с тем, что лучше всего работать, переводя преимущественно на родной язык, хотя и добавляет, чтои для нее  «французский язык сейчас — как родной немецкий». Работает она главным образом как устный переводчик — «толмач» («Dolmetscher»). Английский язык она учила в школе в Германии, затем студенткой по обмену обучалась в Великобритании и в течение года в городе Денвер (штат Колорадо, США), где также изучала испанский и французский языки.

У нее есть степень бакалавра по французскому и немецкому языкам Университета Восточной Англии (Великобритания), сертификат в области письменного и устного перевода, а также сертификат Женевского университета в области конференц-перевода. В поисках заработка ей часто приходилось заниматься переводом киносубтитров. «Работать было весело, но платили мало», — говорит она. Сейчас Диана Линдер переводит в основном на международных конференциях медицинской, политической и экономической тематики.

О переводе в SWI Swissinfo

Журналисты портала SWI Swissinfo, материалы которого публикуются на 10 языках, сталкиваются с проблемами перевода каждый день. Мы могли бы написать отдельную книгу — о том, например, почему речь у нас идет не о переводе, а о создании новой и самостоятельной версии текста, как и почему мы переводим те или иные термины, понятия и названия и почему переводчик всегда еще немного филолог и историк.

Но если коротко, то мы исходим из необходимости работать для аудитории, мало осведомленной или почти не имеющей никакого понятия о швейцарских реалиях. Мы должны далее переводить тексты синтетического характера, то есть созданные на пересечении литературного/репортажного/очеркового и научно-специализированного стилей.

Кроме того, мы должны учитывать, что эти тексты всегда содержат массу понятий, во-первых, специфически швейцарских, а во-вторых, порой имеющих в Швейцарии, с ее четырьмя национальными языками, разные формы бытования в языке, как это, например, имеет место с партией, которая по-немецки называется Schweizerische Volkspartei, а по-французски Union démocratique du centre. Какой вариант выбрать для перевода на русский? Почему? Каковы объективные критерии?

В итоге, наша сверхзадача выглядит следующим образом:

— переводить тексты так, чтобы их переводная природа не была заметна, но чтобы при этом они сохраняли свое стилистическое и содержательное единство;

— чтобы эти тексты ложились на особый русскоязычный культурный фон;

— учитывать при перевоссоздании текста специфические особенности языковой аудитории, связанные с иной логикой мышления, другими привычками в подаче и особыми потребностями в рамках анализа фактического материала, которые, например, в немецких/швейцарских и русских текстах сильно различаются.

— чтобы по прочтении текста у читателя было меньше вопросов, чем перед началом чтения.

Удается ли это — судить читателям, которым мы в заключение предлагаем самим ощутить всю сложность нашей работы и высказать свое мнение насчет того, как все-таки следует перевести на русский язык название Schweizerische Volkspartei / Union démocratique du centre. Аргументированные комментарии и варианты перевода с объяснением объективных критериев и логики можно оставлять в соцсетях. 

End of insertion

Она убеждена, что каждый серьезный переводчик должен иметь сертификат или какой-то другой квалификационный документ. Она признает, что в Швейцарии есть несертифицированные устные и письменные переводчики, обладающие богатым опытом и высокой квалификацией, которые при этом требуют за свой труд гораздо более скромные гонорары. Однако наша собеседница говорит, что у неквалифицированных переводчиков есть свой предел и часто они просто не в состоянии предоставить действительно высококачественные услуги. «Такие коллеги опасны для нашей профессии, ведь они могут нанести ущерб нашей репутации, не говоря уже о ценовом демпинге».

Она согласна с Ричардом Коулом в том, что распространение английского языка в Швейцарии не такая уж и позитивная тенденция. Когда каждый пытается говорить по-английски без устных переводчиков, периодически возникает путаница и недоразумения. С ее личной профессиональной точки зрения, когда конференции проводятся без переводчиков только на английском языке, «это очень и очень плохо».

Сколько получают переводчики?

В ближайшее время кризиса на рынке переводов в Швейцарии можно не опасаться. Переводчикам по-прежнему легко удается находить здесь работу. Кроме того, «гонорары в Швейцарии выше, чем где бы то ни было», — говорит Патрик Ленер, бывший председатель «Швейцарской ассоциации присяжных переводчиков» («Schweizerischer Verein vereidigter ÜbersetzerВнешняя ссылка» / «Association suisse des traducteurs-jurésВнешняя ссылка»).

По его словам, стандартная стоимость услуг письменных переводчиков для европейских клиентов составляет в Швейцарии около 1,0 евро, или 1,15 швейцарского франка за одну строку текста, тогда как швейцарским клиентам та же строка обойдется в 3,5 шв. фр. Как говорит П. Ленер, «больше всего меня раздражают клиенты, которые говорят мне, что я слишком дорого стою и что их секретарь выполнит эту работу не хуже!»

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?