Navigation

Нужен ли Женеве мемориал в память о жертвах Холокоста?

В январе 2020 года на площади Наций в Женеве прошла выставка фотографа Луиджи Тоскано, названная строчкой из Редьярда Киплинга Lest We Forget (Дабы забыть мы не смогли). Она представляет собой 200 портретов людей, переживших нацистский геноцид. SWI-Frédéric Burnand

В Женеве будет открыт памятник жертвам Холокоста. Зачем он нужен в стране, не участвовавшей во Второй мировой?

Этот контент был опубликован 16 февраля 2021 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовили: Евгений Мамонтов, Игорь Петров. 

В Женеве будет открыт памятник жертвам Холокоста. Инициатор этого проекта Йоханн Гурфинкель подчеркивает его важность для Швейцарии, страны, где нет еще ни одного общественного мемориала, увековечивающего память жертв нацистского геноцида. Концентрационный лагерь Освенцим-Биркенау был освобожден советскими войсками 27 января 1945 года. Этот день стал во всем мире Днем Памяти примерно шести миллионов евреев, погибших в результате систематической политики уничтожения, проводимой нацистским режимом.

Йоханн Гурфинкель (Johanne Gurfinkiel) © Keystone / Martial Trezzini

Что знали об этом в Швейцарии? Швейцарские дипломаты подробно сообщали об этой политике на адрес Федерального совета, швейцарского кабинета министров. «По меньшей мере в 1942 году информация о систематическом уничтожении евреев в Европе дошла до Берна, то есть до политического руководства страны», — говорит Саша Зала (Sascha Zala), руководитель Архива швейцарских дипломатических документов (Direktor Diplomatische Dokumente der Schweiz). Все эти до сих пор остававшиеся неопубликованными документы (телеграммы) попадали на стол тогдашнего министра юстиции и полиции Швейцарии Эдуарда фон Штайгера (Eduard von Steiger, 1881 — 1962). Теперь все эти документы доступны в сети интернет.

Из них следует, что, несмотря на все сообщения дипломатов, Федеральный совет в августе 1942 года принял решение о том, «...что, следовательно, в будущем непредоставление иностранным гражданским беженцам (права пересекать границу со Швейцарией) должно происходить в еще больших масштабах, даже если в результате этого данные лица могут пострадать от серьезных неблагоприятных последствий». «Реагируя на развитие международной ситуации, Швейцария тогда, соответственно, ужесточила свою политику в отношении беженцев», — говорит Саша Зала. 

Швейцария и банковские счета жертв Холокоста: подробности в нашем видео.

Эта политика, по его словам, изначально в большей степени развивалась в рамках экономических дискурса и целеполагания, эволюционируя все в большей степени в сторону дискурса, с современных позиций выглядящего ксенофобским, с ярко выраженными расистскими элементами.

И это как раз один из мотивов, лежащих в основе проекта, инициированного Йоханном Гурфинкелем (Johanne Gurfinkiel), генеральным секретарем Швейцарской межмуниципальной организации против антисемитизма и диффамации (Interkommunale Koordinationsstelle gegen Antisemitismus und Diffamierung / Coordination intercommunautaire contre l’Antisémitisme et la Diffamation, CicadВнешняя ссылка). К созданию такого мемориала также призываетВнешняя ссылка Всемирный еврейский конгресс.

SWI swissinfo.ch: Какую форму мог бы принять этот мемориал?

Йоханн Гурфинкель: Город Женева с энтузиазмом воспринял эту идею и выразил желание воплотить её в жизнь. Так что сейчас уже можно начинать обсуждение проекта, который находится на стадии планирования — ничего конкретного пока не сделано. Речь идет пока только о согласовании формы и цели мемориала, который должен стать местом памяти, а также о порядке и условиях организации творческого конкурса. Первоначальная же идея заключалась в том, чтобы разместить мемориал в квартале международных организаций в районе женевской Площади Наций.

Почему этот проект кажется вам необходимым?

Йоханн Гурфинкель: Антисемитизм постоянно возникает вновь и вновь. Евреи как «вечные козлы отпущения» — на этот раз их кое-кто открыто объявляет даже ответственными за нынешнюю пандемию как в Швейцарии, так и в других регионах. В то же время набирают силу небольшие группы правых экстремистов, стремящихся принизить масштабы геноцида, совершенного режимом Гитлера, целью которого было истребление евреев, где бы они ни находились.

Швейцария — одна из немногих стран, в которой нет мемориала, посвященного Холокосту. Единственные подобные места памяти созданы еврейскими общинами в синагогах. Но в Женеве нет ни одного общедоступного памятника, открытого для всех жителей города. И именно желание создать такой мемориал лежит в основе деятельности CICAD, носящей экуменический характер. 

Несколько месяцев назад Всемирный еврейский конгресс выразил удивление отсутствием подобного мемориала в таком интернациональном городе, как Женева, притом, что ООН ежегодно 27 января официально чтит память жертв Холокоста. На протяжении многих лет создание такого памятника в Женеве многим казалось очевидным. Но ни один проект так и не был реализован. Вот почему мы решили взять инициативу на себя.

Чем вы можете объяснить отсутствие такого мемориала в Швейцарии?

Йоханн Гурфинкель: Многие европейские страны сами признали свою причастность или к депортации евреев, или даже к самому геноциду. В Швейцарии, не затронутой Второй мировой войной, подобная проблема осознания и сохранения памяти не была столь актуальна, как в Германии, Франции и других странах. Однако геноцид затронул и Швейцарию — этот факт документально подтверждён рядом историков и журналистов.

Но полного признания той или иной степени причастности Швейцарии к Холокосту до сих пор нет. Может ли это помешать вашему проекту?

Йоханн Гурфинкель: Я получаю многочисленные отклики с выражением поддержки от представителей различных слоёв общества и политических кругов, как от правых, так и от левых. Но не исключено, что у некоторых этот проект вызовет болезненные чувства. В рамках дебатов, которые мы ведем во франкоязычной Швейцарии, доминирует мнение, что анализ этих событий подрывает имидж Швейцарии, поскольку Конфедерация сама не депортировала своих граждан-евреев. 

Но ведь были штампы в виде буквы «J» на паспортах граждан иностранных стран еврейской национальности, въезжавших в Швейцарию (начальная буква слова «еврей», Juif (фр.) или Jude (нем.), прим. рус. редакции), были лагеря интернированных военнослужащих— все эти факты по-прежнему почти неизвестны сегодня жителям страны.

На рубеже веков международной Комиссией историков под руководством Жана-Франсуа Бержье (Jean-François Bergier, 1931-2009) была проделана большая работа. Она в основом расследовала экономические отношения Швейцарии и Третьего рейха. И если посмотреть на многочисленные исторические исследования, проводимые в Швейцарии с тех пор, то эта тема больше не поднимается, как будто эта страница была перевернута раз и навсегда.

На международном уровне швейцарские власти каждый раз упоминают о Комиссии Бержье, в то же время подчеркивая в самой Швейцарии, для внутренней аудитории, что работа Комиссии основана на исследованиях независимых историков и что её результаты не являются официальным мнением Конфедерации. Тем не менее я вижу постоянный интерес к этому периоду истории в школах, где CICAD ведет свою просветительскую деятельность. И этот интерес исходит, как правило, от учащихся, не являющихся евреями.

Многие считают, что память о Холокосте касается только евреев, как будто само понятие «преступление против человечности» утратило свой смысл. Значит ли это, что все усилия сохранить память об этом универсальном преступлении оказались напрасны?

Йоханн Гурфинкель: Эли Визель (Elie Wiesel; 1928 —2016, американский и французский еврейский писатель, журналист, общественный деятель, профессор, лауреат Нобелевской премии мира 1986 года, — прим. ред. рус.), который выжил в концлагерях Освенцим и Бухенвальд, неоднократно говорил об этом.

Он был убежден, что после войны мир понял, что такое «геноцид», но впоследствии вынужден был сделать вывод, что это, увы, не так. Сегодня имеет место инфляция таких понятий, как «геноцид», их истинное значение почти полностью забылось. Их используют по любому поводу, к месту и не к месту. Забывая о таких «преступлениях против человечности», мы рискуем повторить их снова.

Но какую роль тогда способен сыграть просто какой-то мемориал? 

Йоханн Гурфинкель: Это действительно важный вопрос. Без поддержки со стороны сферы школьного образования, без участия выборных политиков и представителей гражданского общества у нас нет никаких гарантий, что мемориал сможет действительно побуждать людей помнить о прошлом и понимать суть того, что в этом прошлом происходило.

Наш проект мемориала будет обязан учитывать в своей концепции подобные моменты, включая возможности, предоставляемые новыми цифровыми технологиями.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.