Navigation

Преступность в Швейцарии, самой безопасной стране мира

Полиция в городе Биль (кантон Берн) после перестрелки 12 ноября 2020 года. Keystone / Adrian Reusser

Растет в Швейцарии преступность или падает? Насколько ощущения совпадают с реальными цифрами?

Этот контент был опубликован 13 января 2021 года - 07:13

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Хотя Швейцария и считается одной из самых безопасных в мире, у жителей этой страны нарастает смутное ощущение того, что преступность все-таки растет, медленно и верно. Так ли это на самом деле? Совпадает ли субъективное восприятие действительности с объективной статистикой?

Согласно «Глобальному индексу мира 2020» (Global Peace Index 2020Внешняя ссылка), Швейцария по уровню личной безопасности занимает в мире десятое место. А лидируют в рейтинге Исландия, Новая Зеландия и Португалия. Однако такое довольно комфортное положение, похоже, все равно швейцарцев не успокаивает.

Результаты опроса общественного мнения, проведенного в 2018 году Цюрихской Высшей школой прикладных наук (ZHAWВнешняя ссылка), показали, что 61% респондентов уверен в том, что за последнее десятилетие преступность в Швейцарии ощутимо возросла, а 68% респондентов считают, что иностранцы совершают в стране все больше и больше уголовных преступлений.

А как выглядит реальность? По данным того же опроса, за последние двенадцать месяцев жертвами разбойных нападений стали 2,1% респондентов данного опроса, 6% стали жертвами воровства и целых 0,4% — вооруженного ограбления. Казалось бы, ясно: стать жертвой преступления в Швейцарии, это надо еще очень постараться или тебе должно уж очень не повезти оказаться в неправильное время в неправильном месте. Тем не менее указанное исследование, проведенное цюрихскими экспертами, показывает, что на степень озабоченности преступностью как общей проблемой личный опыт если и влияет, то очень мало. 

В игру тут вступают и другие факторы: частый просмотр передач частных телеканалов чувство незащищенности усиливает, в то время как чтение региональных газет это ощущение уменьшает. И это понятно: для первых преступность — важный способ привлечь внимание, тогда как вторые, как правило, заполнены умильными репортажами из домов престарелых. Свою роль играет и политический фактор. «Чем более правых идей придерживаются респонденты, тем больше склонность считать, что в стране в проблематичных масштабах растет преступность», — говорит руководитель указанного опроса Дирк Байер (Dirk Baier).

В базе данных Евростата можно проанализировать, например, число убийств, совершаемых в данной стране на 100 000 жителей. В списке из 31 западноевропейской страны на последних местах расположились... Швейцария и Норвегия. По количеству ограблений Швейцария занимает в этом перечне 21-е место. 

Внешний контент

По данным швейцарских правоохранительных органов, число краж со взломом в последние годы в Швейцарии сократилось. Сокращение составляет, в частности, долю в 6,3% в 2019 году по сравнению с 2018 годом. Количество тяжких уголовных насильственных преступлений также в целом остается на стабильном уровнеВнешняя ссылка

Так, в 2019 году в стране было совершено 46 убийств (50 в 2018 году), имело место 161 покушение на убийство (149 в 2018 году), было зарегистрировано 637 разбойных нападений при отягчающих обстоятельствах (585 в 2018 году) и 679 изнасилований (626 в 2018 году). В целом показатели преступности в Швейцарии демонстрируют тенденцию к снижению, особенно если учитывать все основные виды преступлений.

Внешний контент

На приведенном ниже графике показано количество деликтов, распределенных по трём видам преступлений на фоне миграционного статуса преступников: учитывались граждане Швейцарии, проживающие в Швейцарии на ПМЖ иностранные граждане (в Швейцарии 25% постоянного населения не имеют швейцарского паспорта), а также лица, находящиеся в процессе рассмотрения их ходатайств о предоставлении им статуса беженца, включая лиц, имеющих временный вид на жительство или вообще вида на жительство не имеющих (нелегалы).

Внешний контент

Криминолог Марсело Эби (Marcelo Aebi), отвечающий за составление ежегодной криминальной статистики для Совета Европы, говорит, что нелегалы, то есть «лица без вида на жительство, не имеют доступа к белому рынку труда, поэтому велик риск того, что они будут работать в черном, неформальном, секторе экономики. Смысл тут не в том, чтобы как-то оправдать эту ситуацию, а в том, чтобы понять, какие у лиц без доступа к легальному рынку труда могут быть еще опции в плане выживания и зарабатывания денег.»

Марсело Эби отмечает далее, что классическим примером такой опции является наркотрафик. «Когда мы анализируем релевантные данные, то мы видим, что лица родом из Африки непропорционально часто занимаются незаконным оборотом наркотиков. И мы должны задать себе вопрос: почему в Швейцарии так происходит?»

В самом деле, статистика по преступлениям, связанным с наркотиками и совершенным живущими в стране нелегалами, показывает, что на первом месте здесь стоят жители Западной Африки (698 человек) и бывшей Югославии (538 человек). Подавляющее их большинство составляют мужчины, но это относится вообще ко всем статистическим данным, отражающим ситуацию с преступностью в Швейцарии.

Пределы статистики

Ниже представлены данные швейцарского Федерального Ведомства статистики (Bundesamt für Statistik BFSВнешняя ссылка), которые показывают долю осужденных по уголовным делам в разбивке по гражданству в пересчете на 1 000 жителей Швейцарии аналогичного гражданства (подданства):

Внешний контент

Так, по данным BFS за 2019 год, в Швейцарии за преступления, предусмотренные Уголовным кодексом, были осуждены 52 уроженца стран юго-западной части Африки, и они имеют самый высокий показатель в перерасчете на 1 000 граждан этих же стран, проживающих в Швейцарии (30%). За ними следуют 279 осужденных из стран Западной Африки (21,7%). В процентном отношении граждане Швейцарии имеют квоту в 2,6%, что является самым маленьким показателем, в абсолютном же исчислении швейцарцы находятся в лидерах (13 842 человека), что и понятно: швейцарские граждане в Швейцарии составляют в целом численное большинство.

Поэтому куда важнее здесь именно процентный состав, который, в частности, показывает степень эффективности официальных мер по интеграции иностранцев. Марсело Эби и BFS отмечают, однако, что имеющаяся статистика не позволяет делать какие-либо законченные и всеобъемлющие выводы о причинах преступности. Это связано с тем, что статистика не умеет учитывать факторы, способные заметно влиять на социальное поведение человека, такие, как, например, уровень образования, экономическое положение, социальное положение, степень семейной или общинной сплоченности и солидарности, продолжительность пребывания в стране и причины иммиграции.

Марсело Эби подчеркивает, насколько это важно — широко распространять существующие данные по преступности. «В демократическом обществе доступ к информации должен быть гарантирован. При этом следует учитывать, что, скажем, данные о том, что данная этническая группа непропорционально сильно представлена в тех или иных видах преступности, очень быстро превращаются в топливо для идеологических дискуссий. Но я ученый, я обязан регистрировать реальность. Данная проблема является актуальной для всей Западной Европы. Но Швейцария тут — особый случай, вероятно, из-за своего центрального географического положения и высокой покупательской способности граждан».

Поделиться этой историей