Владимир Путин не имел бы шансов в городе Ле Локль

У нынешнего российского президента (68 лет) шансов на политкарьеру в Ле Локле нет. А вот у 44-летнего Алексея Навального такие шансы были бы. Keystone

В швейцарском городе часовщиков Ле Локль лица мужского пола от 65 лет и старше не могут избираться в местные органы власти. Владимир Путин тем самым здесь шансов на избрание не имел бы, а вот Алексей Навальный вполне. 

Этот контент был опубликован 15 октября 2020 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Если бы Владимир Путин захотел избраться в правительство швейцарского города Ле Локль на франкофонном западе страны, он должен был бы для начала представить убедительную программу. А кроме того, ему пришлось бы стать моложе 65 лет. 

Так что у нынешнего российского президента (68 лет) шансов на политкарьеру в этом городе нет. А вот у 44-летнего Алексея Навального такие шансы были бы. Правда, ему пришлось бы заметно разнообразить свою политическую программу, с учетом того, что коррупции в Швейцарии вообще и в этом городе в частности нет. Ну или почти нет!

А между тем город Ле Локль пусть и небольшой, но все-таки довольно заметный как политической карте, так и на мировой карте производителей швейцарских часов. После недавнего слияния с соседним муниципальным образованием в настоящее численность его населения достигла 12 000 человек, что по местным меркам очень немало. 

При этом местное избирательное законодательство запрещает лицам пенсионного возраста избираться в локальные органы исполнительной власти. Точнее, мужчины старше 65 лет и женщины старше 64 лет лишены здесь права баллотироваться на выборах. Тот, кому «очень хочется поработать» в муниципальных органах исполнительной власти, должен принадлежать к более молодой возрастной группе.

Какие есть у такого ограничения преимущества и недостатки? 

Аргументы «за»:

— Противодействие процессу старения работников органов локальной исполнительной власти, власть не сосредотачивается только в руках «стариков»;

— Увеличение степени политической представленности всех возрастных групп;

— Свежий ветер в правительстве и вообще в органах, принимающих важные решения (новые идеи, современная культура дебатов и т.д.);

— Расширение жизненных возможностей (социальные лифты) молодых людей;

— Работники органов местной власти сохраняют хорошую физическую и психологическую форму.

Аргументы «против»:

— Исключение из политической жизни целой общественной группы;

— Ограничение основного гражданского и политического права, то есть права избирать и быть избранным;

— Утрата порой ценных политического опыта и знаний;

— Произвольное определение возрастного предела: почему 65 лет для мужчин, почему не 66? Не ясно;

— Дискриминация женщин.

End of insertion

Такого рода ситуация, о которой недавно подробно сообщалось в региональной швейцарской газете Le Temps, не является единственным подобным случаем в Швейцарии. В 2003 году муниципалитет городка Мадисвиль (Madiswil) в кантоне Берн исключил из списка лиц с правом баллотироваться на выборах граждан старше 70 лет. 

В результате вынуждено было вмешаться правительство кантона Берн, так что в итоге Мадисвиль такое возрастное ограничение был вынужден отменить как противоречащее основным положениям демократии. Причем тут не обошлось без определенной иронии: в то время порядок избрания правительства самого кантона Берн все еще предусматривал возрастной ценз на уровне 65 лет. Снято было это ограничение только в 2014 году.

Угроза геронтократии

Каким бы противоречивым ни был этот инструмент «омоложения» политической сферы, причины, приведшие к его появлению, имеют вполне объективный характер, пусть они и различаются в зависимости от страны и региона. В отношении Западной Европы главной причиной является прогрессирующий процесс старения общества и засилье стариков в органах, принимающих решения, важные для будущего.

В странах постсоветского, в частности, пространства, на первое место выходит старая традиция власть предержащих цепляться за власть до последнего, всеми силами стараясь предотвратить неизбежное, а именно объективный исторический процесс смены поколений. В Швейцарии ротация власти в целом обеспечена, вот даже президент в этой стране избирается всего на год. 

Но при этом в стране налицо кризис муниципальной демократии: там на базовом уровне сейчас ощущается острая нехватка молодежи. Но как мотивировать молодых людей идти в политику? Сегодня медианный возраст среднего избирателя в Швейцарии составляет 57 лет. Иными словами, половина избирателей в стране сейчас старше 57 лет, другая половина моложе. Уже в 2023 году этот показатель достигнет 58 лет, а в 2027 году — 59 лет. 

К этому добавляется еще и растущая асимметрия поколений. Молодежь недопредставлена как раз там, где речь идет о принятии решений, напрямую касающихся будущего, включая самую главную сейчас для Швейцарии проблему, связанную с реформированием системы пенсионного обеспечения. Представляется, что басня Толстого про старика, сажающего яблоню, тут не очень подходит. 

С другой стороны, насколько адекватно предложение снизить избирательный возраст в Швейцарии с 18 лет до 16? Понятно, почему на этом настаивают радикальные левые: «разогрев» молодежь уличным активизмом, они рассчитывают получить себе, в условиях кризиса традиционных партий, дополнительный отряд верных избирателей. Но насколько такая мера пойдет на пользу всей стране и всему обществу? Однозначного ответа на этот вопрос пока нет. 

Несмотря на дискриминацию — все по закону

Для начала: в городе Ле Локль все эти ограничения полностью находятся в пределах правового поля. В Швейцарии, напомним, кантоны (субъекты федерации) и муниципальные образования (общины) образуют два уровня власти, расположенные ниже федерального уровня, и они обладают значительной автономией. Это значит, что муниципалитеты и кантоны имеют право разрабатывать свои собственные законы и правила, в том числе регулирующие порядок проведения голосований и выборов. 

Но то, что легально в кантоне Невшатель, может быть незаконно в других регионах. Это и есть федерализм, и это нормально. Более того, даже несмотря на формальное наличие признаков такого проблематичного обстоятельства, как дискриминация, и даже несмотря на то, что основные гражданские права и свободы гарантированы в Швейцарии конституцией, авторитетные эксперты-юристы из Базеля Маркус Шефер и Рене Райнов (Markus Schefer / René Rhinow) еще в 2004 году в своем экспертном заключении оценили такие ограничения в качестве вполне легитимного инструмента в сфере правоприменения. 

При этом, правда, они провели четкую грань между исполнительной и законодательной ветвями власти. По их мнению, возрастные ограничения идеально подходят для совершенствования работы органов исполнительной власти, поскольку там особую роль играют порой даже чисто физические способности политика, который должен быть способен работать в режиме 24/7. А вот в сфере выборов в парламент ситуация становится совсем иной. Здесь решающее значение имеет адекватное представительство всех релевантных социальных групп, поэтому тут возрастные ограничения могут иметь контрпродуктивный характер.

Решение: ограничение по срокам нахождения в должности

Конечно, гражданское и экспертное сообщество, политики и депутаты всех партий и уровней вполне могут и дальше обсуждать этот вопрос. Но ведь решение тут уже есть, и называется оно «ограничение по срокам нахождения в должности». Именно такое решение выглядит современным и рациональным, тогда как ограничения по возрасту скорее подходят для домодерных сообществ, построенных на принципах личной власти (персоналистские режимы), а не на основании единого для всех рационального права. 

Именно ограниченные сроки нахождения у власти и способны без дискриминации и лишних дискуссий обеспечивать свежий ветер во власти и сменяемость лиц, замещающих политические должности. В других странах, по нашим данным, ограничений по возрасту не существует. В США сменяемость власти обеспечена правом занимать должность президента только два раза. 

Российский автократический властитель Путин закрепил за собой власть с помощью недавних так называемых «конституционных поправок об обнулении». Теперь жить в Кремле он будет до 2036 года, а тогда ему было бы уже 83 года. Самый свежий случай касается Беларуси, где диктатор Лукашенко после разыгранного им предвыборного фарса обеспечил себе президентство, несмотря на массовые протесты граждан.

Что касается членов правительства Швейцарии, состоящего из семи министров (федеральных советников), то для них не установлено никаких предельных сроков нахождения на министерских должностях. Как говорят сами министры, свобода самим назначать срок нашей отставки является нашей единственной свободой. А если министр не будет вести себя коллегиально, так, как того требует неписанная швейцарская политическая этика? 

Тогда, если министр начнет «тянуть одеяло на себя», «его» партия, от которой он формально избран в кабинет, имеет возможность сигнализировать ему, мол, а не пора ли подумать об отставке, и в теории она может отказаться переизбрать его на очередных выборах. На практике так ни разу еще не происходило, но если министр умудрится рассердить весь парламент, как это произошло в 2007 году с Кристофом Блохером, то тогда его действительно могут «снять»! 

О чем сам министр вряд ли будет жалеть, с учетом значительной пенсии (до полумиллиона в год), которая будет ему положена как бывшему члену правительства.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей