Navigation

«Швейцарский рынок ICO не похож на Дикий Запад»

В 19 веке на американском Диком Западе царил принцип «Anything goes» («И невозможное возможно...»). Многие эксперты полагают, что в сфере криптовалют действуют схожие принципы и настроения. akg-images

В 2017 году путём «Initial coin offering», инновационного инструмента привлечения инвестиций в виде продажи инвесторам фиксированного количества новых единиц криптовалют, швейцарские компании, по разным оценкам, привлекли инвестиций на сумму до 850 млн франков. Многие эксперты полагают, что сейчас в сфере криптовалют действуют принципы и настроения в духе «Anything goes», царившие в свое время на американском Диком Западе. 

Этот контент был опубликован 05 апреля 2018 года - 11:00
Мэтью Аллен ( Мэтью Аллен), swissinfo.ch

Йорг Гассер (Jörg GasserВнешняя ссылка), высокопоставленный швейцарский чиновник, утверждает, что в Конфедерации в этом смысле «все под контролем». В свое время он работал в Международном комитете Красного Креста, в швейцарском Министерстве юстиции и полиции, в Госсекретариате по делам миграции (SEM). 

В июле 2016 года Й. Гассер возглавил в Минфине Швейцарии Государственный секретариат по международным финансовым делам (Staatssekretariat für internationale Finanzfragen — SIFВнешняя ссылка). По его словам, швейцарский регулятор готовит сейчас новые нормы и правила, которые помогут защитить репутацию швейцарской финансовой индустрии.

В настоящее время руководит рабочей группой «Blockchain/ICOВнешняя ссылка», в рамках которой чиновники федеральных органов власти Швейцарии, эксперты швейцарского Федерального ведомства по надзору за деятельностью финансовых рынков (FINMA), а также представители частной экономики пытаются оценить, насколько криптовалюты и блокчейн являются для швейцарского государства и его финансовой индустрии вызовом и угрозой, а насколько — шансом. 

До конца 2018 года группа представит правительству Швейцарии (Федеральному совету) доклад со своими выводами и рекомендациями.

Йорг Гассер (Jörg Gasser). Keystone

swissinfo.ch: Господин Гассер, некоторые эксперты рассматривают швейцарский, да и в целом мировой рынок ICO в качестве своего рода «Дикого Запада», когда «кто смел, тот и съел». Насколько эта оценка адекватна?

Йорг Гассер (Jörg Gasser): На самом деле, это далеко не так. Во-первых, FINMA выработало недавно рекомендации на предмет того, как следует применять уже действующее законодательство, особенно федеральные законы, регулирующие деятельность в области противодействия отмыванию/легализации средств и финансированию терроризма. FINMA в целом жестко пресекает любые мошеннические проекты в формате ICO, нарушающие действующие законодательные акты и нормативные предписания.


Во-вторых, наша рабочая группа «Blockchain/ICO» анализирует в целом состояние законодательства с тем, чтобы понять, что, где и в какой степени следовало бы предпринять? Плюсом в данной ситуации является то обстоятельство, что наше законодательство в целом базируется на определенных фундаментальных принципах, а потому многие законы и положения вполне применимы и для регулирования ситуации в сфере криптовалют и блокчейна.

swissinfo.ch: Министр экономики Швейцарии Иоганн Шнайдер-Амманн (Johann Schneider-Ammann) провозгласил недавно в качестве одного из своих приоритетов стремление сделать Швейцарию ведущей мировой «криптовалютной нацией». Насколько такой амбициозный проект вообще реализуем и как тут всё будет выглядеть через 10 лет?

Й.Г.: «Криптовалютная нация», бесспорно, весьма броский заголовок, но сам по себе термин «криптовалюта» очень легко способен ввести в заблуждение. Поэтому я бы предпочел, если и говорить о чем-то таком, то, скорее, о «Блокчейн-нации» или «Финтех-нации»!

Относительно же того, как будет выглядеть ситуация в данной сфере в Швейцарии, — да и по всему миру, — через 10 лет, то здесь сказать что-то конкретное очень сложно. Все зависит от того, каким путем пойдет технологическое, экономическое и правовое развитие. Знаю одно — создав адекватные рамочные условия, мы сможем привлечь к нам в страну в долгосрочной перспективе инновационные компании, которые будут создавать тут рабочие места и платить налоги.

Наша цель — в целом обеспечить Швейцарии достаточную степень конкурентоспособности в сфере технологии блокчейн, не ставя под удар репутацию традиционного финансового сектора.

swissinfo.ch: Как мы знаем, инновации бывают прорывными, качественно меняющими нашу жизнь, и подрывными или дизруптивными (от английского слова «disruptive»), качественно меняющими соотношение ценностей на рынке и делающими некоторые технологии устаревшими и неконкурентоспособными. Блокчейн относится как раз ко второй категории инноваций. Каковы масштабы «жертв и разрушений», ожидающих рынок финансовых услуг Швейцарии?

Й.Г.: Новые технологии всегда прокладывают себе путь, финансовая отрасль тут не исключение. Существующие рыночные структуры, безусловно, испытают серьезный разрушающий удар со стороны этих технологий. Так было всегда и этому не в состоянии помешать ни репутация и опыт «старых» игроков на рынке, ни предписания регулятора. С другой стороны, безусловно, новые технологии являются серьезным вызовом в адрес традиционных лиц, действующих на рынке финансовых услуг.


Не вызывает никакого сомнения и тот факт, что эти самые «лица» будут обязаны освоить потенциал инновационных финансово-технологических разработок, если только они, разумеется, желают и дальше оставаться конкурентоспособными. Тем самым, я убежден, что в ближайшее время наряду с традиционными финансовыми институтами у нас возникнут и укрепятся инновационные финтех-компании.

swissinfo.ch: Швейцария, как известно, страна консервативная, решения в ней принимаются медленно. Годится ли она в принципе для того, чтобы занять лидирующие позиции в рамках «революции блокчейна»?

Й.Г.: Наша страна всегда была особо восприимчива к бизнес-инновациям. Она отличается стабильной политической системой, либеральными рамочными условиями ведения бизнеса, хорошо образованными кадрами, конкурентоспособной налоговой системой.

Наше законодательство, что очень важно, базируется на принципах, оно нейтрально с точки зрения характера особенностей тех или иных технических разработок. Все эти факторы и являются ответом на вопрос о том, почему Швейцария отличается климатом, особенно привлекательным для развития предпринимательства именно в финансово-технической области.

swissinfo.ch: Есть мнение, что, в условиях фактической отмены режима банковской тайны для нерезидентов, криптовалюты могут стать фактором компенсирующего характера, одновременно повышающим степень конкурентоспособности нашей финансовой индустрии. Что Вы скажете по этому поводу?

Й.Г.: Швейцарский финансовый сектор сам по себе был и остается весьма конкурентоспособным. Мы до сих пор являемся лидером в области трансграничного управления частными состояниями. С другой стороны, бесспорен и тот факт, что технология блокчейн, лежащая в основе основных видов криптовалют, ведет к структурным переменам дизруптивного характера. Тем не менее, цифровая революция вполне способна сделать нашу финансовую систему более эффективной.

Внешний контент


Будучи небольшой страной с экономикой, полностью открытой для внешнего влияния, Швейцария сможет продолжить свою историю успеха только постоянно повышая степень собственной инновативности. И тут как раз все наши козыри, — политическая безопасность, правовая предсказуемость, высокоразвитая сфера качественных услуг, — смогут стать важным подспорьем, которое поможет с честью выдержать предстоящие испытания.

Что такое «Initial coin offering» («ICO»)?

В буквальном переводе с английского: «Первичное предложение / размещение монет». Термин образован по аналогии с «IPO» («Initial Public Offering» — «первичное публичное предложение акций»), часто заменяется словом «краудсейл», встречается также форма «первичное предложения «токенов»*.

В настоящее время «ICO» выполняет функцию инструмента привлечения инвестиций в виде продажи инвесторам фиксированного количества новых единиц криптовалют. Но если в ходе привычного выхода на биржу («IPO») фирма предлагает своим инвесторам пакеты акций или право получать дивиденды, то в случае с «ICO» им предоставляется доступ к использованию технологии на основе принципов блокчейн, причем иногда на тот момент еще даже не существующей.

С другой стороны, покупатели токенов и криптовалют могут иметь права, которых нет у покупателей/владельцев акций, ведь токены могут быть как дивидендными и давать право на участие в будущей прибыли компании, так и исключительно утилитарными, т.е. дающими право обменять токены на услуги или товары компании.

Первым ICO в истории стало размещение токенов для проекта «Mastercoin» в 2013 году, собравшее 5 млн долларов. По данным аналитической группы «Smith + Crown» в 2017 году количество «ICO» по сравнению с 2016 годом почти удвоилось, при этом выросли и объёмы привлеченных средств.

В сфере «ICO» на сегодняшний день отсутствует государственное регулирование, характерное для других финансовых и инвестиционных видов деятельности, поэтому велик риск того, что такие инновационные финансовые инструменты могут быть использованы для отмывания/легализации преступных капиталов, обмана инвесторов и обхода требований регулятора.

*«Токен» – единица учета, используемая с целью формирования цифрового баланса. В цифровом мире выполняет функцию всеобщего эквивалента, то есть «денег».

End of insertion

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.