Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

История и литература Карл Шпителлер и «Наша швейцарская точка зрения» столетие спустя

Ровно 100 лет назад швейцарский писатель Карл Шпителлер получил Нобелевскую премию по литературе. В истории же он остался как автор программной речи «Наша швейцарская точка зрения», произнесённой в разгар Первой мировой войны. Как современные писатели Швейцарии осмысляют его наследие? С этой целью три швейцарских издательства, представляющие три основные языковые культуры Швейцарии (немецко-, франко-, и италоязычную), выпустили на этих трёх языках сборник статей «Новая швейцарская точка зрения», в котором восемь швейцарских писателей и писательниц высказались по таким актуальным вопросам, как нейтралитет, миграция, границы идентичности.

suisse plurilingue

В парламенте Швейцарии все документы выпускаются на трёх официальных языках страны: немецком, французском, итальянском. 

(Keystone / Alessandro Della Valle)

Швейцария — страна равновесия и компромисса. Смотреть на неё сейчас — и забавно, и тревожно! К такому выводу, по крайней мере, пришли восемь швейцарских авторов, представляющих немецкую, французскую и итальянскую части страны и приглашенных недавно к «Диалогу» с Карлом Шпителлером (Carl Spitteler, 1845-1924), единственным пока швейцарским Нобелевским лауреатом по литературе. Свою награду он получил ровно сто лет назад, в 1919 году. И вот столетие спустя швейцарские издательства RotpunktВнешняя ссылка, ZoéВнешняя ссылка и CasagrandeВнешняя ссылка, публикующие литературу, соответственно, на немецком, французском и итальянском языках, попросили ведущих писателей и писательниц страны еще раз прочитать эту речь и отреагировать на неё так, как если бы она была произнесена не в 1914 году, а сегодня, сейчас.

Каждый автор был волен сам расставлять акценты и выбирать те или иные пассажи знаменитой речи для анализа и рефлексии. Ниже, в инфобоксе, можно ознакомиться с ее основными положениями, ну а желающие могут прочитать речь в оригинале по ссылкеВнешняя ссылка. Если коротко, то фактически в кульминационный момент Первой мировой войны писатель призвал к сохранению нейтралитета Швейцарии, указал на необходимость поддерживать «братские отношения» с соседними народами и, разумеется, выступил за прекращение войны и в пользу мира. Что осталось от этих идей сегодня в Европе, которой угрожают потоки нерегулируемой миграции и которая вновь поставила вопрос границ — территорий, культур, идентичностей? В Европе, на восточной окраине которой снова полыхает война?

Одна из центральный проблем этого сборника — вопрос швейцарского нейтралитета, с которым швейцарцы чувствуют глубокую и неразрывную историческую связь, закреплённую даже не на подсознательном, а на генетическом уровне. Три упомянутых издательства выпустили три версии этого сборника на трёх официальных языках Швейцарии (немецком, французском, итальянском). На немецком книга вышла под названием «Neue Schweizer Standpunkte. Im Dialog mit Carl Spitteler», став интересным отражением современного швейцарского дискурса, происходящего в леволиберальном углу швейцарского политического спектра. **

Карл Шпителлер (Carl Spitteler) в 1904 году.

(Akg-images)

«Современный мир далёк от того, чтобы быть только белым, или только чёрным»

Идея такого сборника пришла в голову Каролин Куто (Caroline Coutau), руководительнице женевского издательства Editions Zoé. «Нас заинтересовал прежде всего вопрос, о чём и как размышляют современные швейцарские авторы, которые хотя и живут в разных регионах страны и говорят на разных языках, но при этом все вместе представляют одну Конфедерацию - государство, которое стало куда более многокультурным, чем сто лет назад», — указала она в разговоре с порталом SWI Swissinfo.

«Современный мир далёк от того, чтобы быть только белым или только чёрным. Он стал смесью самых разных цветов и оттенков, и как раз этот смешанный характер современного мира очень четко коррелирует с особенностями Швейцарии как государства, как цивилизационного проекта. Этот характер, кстати, оказал огромное влияние и на тональность данного издательского проекта, причём проявилось это в целом ряде аспектов, в том числе жанрового и стилистического характера, из-за чего читатель встретит здесь под одной обложкой самые разные нарративные типы: от рассказа в жанре фикшн до интимной почти исповеди и вплоть до социально-политических рефлексий», — говорит К. Куто.

Смех и слёзы — есть здесь место и для них. Таков, например, текст Катрин Ловей (Catherine Lovey), которая попыталась, говоря современным языком, взять оригинальный нарратив Шпителлера и немного «потроллить» его, «погладить против шерсти». В частности, она пишет: «Наша доброжелательная политика нейтралитета безо всяких проблем способна уживаться вместе с тем фактом, что у нас на территории как в мирное время, так и в дни кризисов и политической турбулентности толпой толкутся, наслаждаясь свежим горным воздухом, темные личности, состоящие на службе самого разного рода мерзавцев».

Видео Как война разделила Швейцарию

Первая Мировая война серьезно обострила противоречия между регионами Швейцарии, говорящими на немецком и французском языках, но, тем не менее, ...

В общем и целом в её тексте возникает Швейцария-приспособленец, Швейцария-оппортунист, страна, которая при этом подчеркнуто придерживается пресловутой «скромности», каковая в кривом карикатурном зеркале данного текста вдруг начинает выглядеть следующим образом: «Мы знаем давно, что наш голос не слышен. Самые умные среди нас, конечно же, напомнят нам еще раз, что он, наш голос, вовсе и не обязан исполнять роль несущей (опоры общества). Какая-нибудь другая нация, даже наимельчайшая, может быть, и оскорбилась бы не на шутку, скажи ей кто-то такое, но мы — нет, мы не такие, и все благодаря нашему ставшему уже легендарным духу добродушия».

Размытые контуры

Совсем в другом тоне выдержан, например, текст молодой писательницы Доротеи Эльмигер (Dorothee Elmiger). Для участия в этом сборнике она представила фантастическую историю, в которой Швейцария исчезает, будучи этакой небольшой светлой полянкой посреди «темного леса» (Европы?). Еще один «герой» текста — крадущийся в засаде дикий зверь, в данном случае лесной кабан, который пугает всех вокруг. Возникает вопрос: где он находится, этот зверь, в данный конкретный момент времени? В пределах поляны или уже за ее пределами, тем более что границы давно уже утратили свои четкие контуры, стали размытыми и приблизительными.

(Rotpunktverlag)

Дай ответ? Не даёт ответа! Мы знаем только, что Швейцария «очень любит культивировать в себе состояние страха, вызывая некое состояние, которое парализует, заставляет впасть в летаргию» и о котором швейцарский писатель и публицист Петер Утц (Peter Utz) уже в принципе всё сказал, что нужно, в своём нашумевшем эссе «Kultivierung der Katastrophe» («Культивирование катастрофы», 2017).

Географический патриотизм?

В текстах Паскаль Крамер (Pascale Kramer) и Даниэля де Руле (Daniel de Roulet) акцент делается на личных переживаниях и опыте. Паскаль Крамер уже 30 лет живет в Париже, и свой текст она поместила в контекст трагического теракта в отношении сатирического журнала Charlie Hebdo. Она так же, как и Карл Шпителлер в 1914 году, призывает нас всех «успокоиться», сколь бы кровавыми ни были события, которые нас потрясают; в частности, она призывает не «раскачивать ситуацию» в условиях межнациональной напряженности, только усиливаемой такими терактами.

«Моя идентичность сложилась под влиянием идей нейтралитета. Для меня мир может быть достижим только на путях диалога, выдержанного в тонах умеренности. Наша швейцарская прямая демократия способна как раз умиротворяюще воздействовать на экстремальные по своему характеру взгляды и действия». А вот во Франции такого инструмента нет, а потому «некоторые граждане приходят к выводу о том, что их голос может быть услышан, только если они прибегнут к насилию».

+ Подробнее о том, почему движение «жёлтых жилетов» не имеет ничего общего с прямой демократией.

Меньше эмоций — больше разума. Такова идея, которую в итоге проповедует Даниэль де Руле. В сборнике помещена история его собственной семьи. По материнской линии он родом из Цюриха, по отцовской — из Женевы. Он пишет о том, о чём как раз говорил Карл Шпителлер, то есть о том, что в период Первой мировой войны Швейцария едва не раскололась, ведь «французские» швейцарцы были склонны поддерживать Францию, а «немецкие» — Германию.

«Когда пала Берлинская стена, я сказал себе: уф, ну всё, теперь никаких границ больше! Но сегодня я вижу, к сожалению, что в Европе снова хотят начать возводить их. Стремление Европы, заодно и Швейцарии, взять и забаррикадироваться - неверное. В эпоху глобализации существует только географический патриотизм. Тем самым я хочу сказать, что единственные границы, которые можно уважать, не рискуя нанести вред, это естественные границы: озера, моря и горы, потому что настоящие проблемы (миграция, экология...) носят глобальный характер... Никто ведь не будет вас упрекать в том, что Пиренеи вы любите больше, чем Альпы», — резюмирует Даниэль де Руле.

** Французское издание: «Helvétique équilibre». Dialogues avec le Point de vue suisse du prix Nobel de littérature 1919, Éditions Zoé; италоязычное издание: Discorsi sulla sulla neutralità — A cento anni dal Premio Nobel a Carl Spitteler, Edizioni Casagrande.

Конец инфобокса

А каково Ваше мнение? Вы разделяете мнения швейцарских писателей или у вас иной взгляд на проблемы современности? Оставляйте Ваши комментарии внизу текста в окне комментариев (регистрации не требуется) или дискутируйте в социальных сетях Фейсбук и Твиттер.

Программная речь Карла Шпителлера «Наша швейцарская точка зрения»

Произнесена на собрании цюрихской группы «Нового гельветического общества» 14 декабря 1914 года. Газета NZZ опубликовала стенограмму этой речи, которую, надо сказать, писатель произнес весьма неохотно, уступив давлению друзей и единомышленников. Но теперь если кто-то и помнит Шпителлера, то только благодаря его речи «Наша швейцарская точка зрения».

Писатель знал, чем он рисковал, а именно своей репутацией в Германии, где его всегда принимали в качестве выдающегося представителя современной немецкоязычной швейцарской литературы. Призыв к Швейцарии проявить внешнеполитическую сдержанность, его симпатии по отношению к «Антанте», грозили обернуться потерей уважения со стороны читателей в Германии. Так оно и произошло. Определенной компенсацией стало вручение ему ровно сто лет назад в 1919 году Нобелевской премии в области литературы. Однако в Германии его прокляли и даже одно время вообще вычеркнули из истории литературы.

В рамках собственно швейцарской истории речь «Наша швейцарская точка зрения» сыграла, может быть, решающую роль в предотвращении распада страны на немецкую и французскую части. Карл Шпителлер выступил с решительной критикой внешнеполитического «миссионерства». Лейтмотив речи — скромность, самоограничение, отказ от активной внешней политики. «Не случайно все государства помещают на свои гербы хищников. Мудрость мировой истории заключается только в одном — любое государство стремится награбить столько, сколько оно только может, с фазами переваривания награбленного и приступами бессилия, называемыми «миром». В этих условиях выходом может быть только отказ от вмешательства в запутанные дела мировой дипломатии и политики.

Осуждая прогерманские настроения, царившие в тот период в немецкоязычной Швейцарии, Карл Шпителлер призывал прислушиваться и к другим народам. Редкость для немецкоязычного швейцарца, писатель утверждал, что, вопреки утверждениям немцев, «сербы являются не „бандой“, а таким же народом, как и все остальные». Осудил он и нападение Германии на нейтральную Бельгию. Однако главное, к чему призывал Карл Шпителлер швейцарцев, заключалось в скромности, отказе от стремления быть «примером для окружающих» и найти «особую швейцарскую миссию» на международной арене. «Прежде чем служить другим народам примером, мы должны добиться образцового решения наших собственных задач».

Речь Карла Шпителлера была уникальной попыткой убедить швейцарцев отказаться от активной внешней политики. Он не верил дипломатам и ученым, считал, что швейцарские граждане обладают не менее развитым разумом и не менее убедительными способностями принимать взвешенные решения, в том числе и в сфере внешней политики. «А воля народа выражается одним единственным, везде звучащим, словом: безопасность». Следуя за Томасом Гоббсом Карл Шпителлер считал, что единственная задача государства заключается в обеспечении собственной безопасности, а все, что выходит за пределы этой задачи, только отвлекает от достижения главной цели.

По сути, он требовал от Швейцарии брать на себя ответственность там, где она способна в полном объеме влиять и контролировать события, то есть у себя дома. Он призывал сограждан не тянуться за великими державами, а обратить внимание на собственные насущные проблемы, в частности, на вопрос укрепления единства между различными культурно-языковыми регионами Швейцарии. Обеспечить расцвет государства с опорой на внутренний потенциал — таково «послание», которое было заложено в исторической речи Карла Шпителлера.

Конец инфобокса

Литература:

J.R. Salis von., Der Intellektueller und die Politik. Carl Spitellers Rede «Unser schweizer Standpunkt». In: «NZZ» vom 10. 01. 1965 (= Beilage Literatur und Kunst).

Spiteller C., Unser schweizer Standpunkt. In: Werke Bd. 8., Zürich 1947. S. 577-594.

Асписова О.С., Карл Шпителлер. В кн.: История швейцарской литературы. В 3 томах. М. - , ИМЛИ РАН, 2002, 2005 гг. Том II. С. 328-354.


Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Ключевые слова

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Instagram

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!=

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта